Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 4 апреля 2013

    Владимир ПОЗНЕР: “Судя по интеллекту, Кличко получал по голове реже других боксеров”

    Рубрика: Интервью, Новости.


    Предлагаем читателям любопытный материал из 20-страничной «Спорт-Недели» – эксклюзивное интервью выдающегося телеведущего и публициста, признанного «Человеком года-2012» в Украине за выдающийся вклад в международную журналистику и самоотверженное служение ее идеалам.

    Человек-эпоха. Вне возраста. Вне национальности. Вне паспортных данных.

    Лучше остальных о нем сказал руководитель проекта «Человек года» Аркадий Райцин, поспособствовавший приезду Познера в заснеженный киевский февромарт:

    «Блестящий тележурналист, великолепный публицист, писатель, эстет, интеллектуал, полиглот и гурман».

    А еще – спортсмен, добавил бы я от себя после нашей беседы тет-а-тет.

    В ТЕННИС ИГРАЛИ ЕЩЕ МУШКЕТЕРЫ ДЮМА

    - Владимир Владимирович, для человека, который относительно скоро разменяет девятый десяток, вы находитесь в превосходной форме. Как поживают три «кита» вашей физической подготовки – бег трусцой, фитнес и большой теннис?

    - Фитнесом я занимаюсь в среднем два раза в неделю. Бегать по снегу как-то неудобно. Особенно в Киеве, особенно – в конце марта. (Улыбается). Но больше всего я, конечно, люблю теннис и не представляю своей жизни без него.

    Это очень давняя любовь, потому что впервые я взял в руки ракетку в 9 или 10 лет и ничего – до сих пор не надоело. Выхожу на корт три раза в неделю и получаю большое удовольствие. По возможности играю одиночные матчи, а вот парные сражения мне не очень нравятся.

    - Назовите, пожалуйста, самого сильного из числа ваших спарринг-партнеров за длительную любительскую карьеру.

    - В Испании в течение недели каждый день мне доводилось играть с человеком, который тренировал в Америке Ивана Лендла (возможно, речь об известном в прошлом теннисисте Баде Шульце. – Прим. М.С.). Вот уж, кто был силен!

    - О результатах ваших поединков можно не спрашивать?

    - Ну, конечно, я проигрывал… Но это был замечательный опыт, поскольку он – высокопрофессиональный тренер, который умел быстро и умело показывать вещи, о которых я не имел ни малейшего представления. В конце занятия мы играли на счет. Я понимал, что шансов нет, но было дико интригующе. Всегда интересно играть с более сильным соперником, ведь тогда и ты сам начинаешь действовать гораздо лучше. А когда противостоишь слабому, частенько вытворяешь на корте какую-то ерунду…

    - Как своевременно напомнил Аркадий Райцин, по иронии судьбы, наш разговор проходит в день рождения тенниса. Именно 22 марта 1874 года состоялся первый официальный матч по этому виду спорта.

    - Странно, мне всегда казалось, что это произошло значительно раньше. Вот и в «Трех мушкетерах», если помните, есть сцена, в которой главные герои играют с гвардейцами кардинала в очень похожую на теннис игру. Более того, в книге Дюма партия заканчивается – ну, конечно! – дуэлью… Кстати, однажды я видел в музее одну из первых теннисных ракеток, и был поражен тем, какая у нее маленькая головка. Поверьте, для того, чтобы орудовать ею в старые времена, нужно было быть куда большим виртуозом, чем сейчас. (Улыбается).

    СПОРТСМЕН И ДУРАК – ДАЛЕКО НЕ ВСЕГДА СИНОНИМЫ

    - Вы десятилетиями работали на центральном телевидении, но вашим самым раскрученным спортивным проектом до сих пор считается «Король ринга»…

    - Это не мой проект. Это проект Первого канала, и, поверьте, я совершенно не собирался принимать в нем какое-либо участие: просто дал себя уговорить. Авторы идеи хотели, чтобы в программе на американский манер фигурировал некий человек в смокинге, который бы объявлял участников боя. Это было симпатично, но с профессиональной точки зрения напоминало своеобразный отдых. А, вообще, в спортивных программах я практически не работал. Однажды освещал для радио зимние Олимпийские игры в Турине-2006. Кажется, речь шла о фигурном катании. Ну и почти комментировал открытое первенство США по теннису.

    - Почему почти?

    - У нас была предварительная договоренность с Аней Дмитриевой, но она сорвалась в последнюю секунду.

    - Об интеллекте спортсменов, как правило, не очень высокого мнения. Доводилось ли вам встречать атлетов, чей объем личности шокировал?

    - В хорошем смысле слова? Безусловно. На своем лично опыте я убедился, что наиболее эрудированными являются теннисисты и фехтовальщики. Я не могу объяснить, почему так происходит, но, судя по моим наблюдениям, так оно и есть. А, вообще-то, я не являюсь сторонником идеи о том, что раз человек – спортсмен, то он – всенепременно дурак. В спорте, как и в других сферах жизни и профессиях, несомненно, попадаются не очень далекие индивидуумы. Но есть очень умные, тонкие и переживающие люди. Так что это не более чем стереотип.

    - Как тогда объяснить цитату лучшего в недавнем прошлом футболиста вашей страны, который после провала на Euro-2012 заявил о том, что выступление его команды – проблема не футболистов, а тех, кто за нее болел?

    - О высоком уме это как минимум не свидетельствует. По-моему, говорить такие вещи даже как-то стыдно… Как бы на это реагировал я? Ругать этого человека смысла не вижу. Скорее, выразил бы сожаление. Что же делать, раз у него такой уровень понимания ситуации?

    - Знаю, что вам доводилось общаться с иконой украинского спорта – Виталием Кличко.

    - Да, он был в моей программе. Что я могу сказать? От боксеров ведь не ждут глубоких мыслей, потому что они часто получают по башке… Но Кличко, видимо, получал намного реже остальных. Он – внятный, думающий и понимающий человек.

    БОЮСЬ ПРЕДСТАВИТЬ, КАК БЫСТРО БЕЖАЛ БЫ СЕГОДНЯ ОУЭНС

    - Знаю, что вы всегда были очень высокого мнения о Лэнсе Армстронге…

    - То, что человек семь раз выигрывал «Тур де Франс», произвело на меня сильнейшее впечатление, но куда в большей степени я был шокирован, когда узнал, что эти достижения стали следствием употребления допинга. А впрочем… Один известный в спортивном мире человек, чьего имени в связи с деликатностью ситуации, я упоминать не буду, сказал мне однажды: «Не будьте наивным. Побеждать без допинга нельзя ни в одном виде спорта». Я бы не хотел соглашаться с этим и все же надеюсь на то, что те же теннисисты обходятся без анаболиков. В конце концов, они-то на этом никогда не попадались. Но, разумеется, в таких видах как велосипедный спорт, легкая и тяжелая атлетика, допинг все же превалирует.

    - Можете назвать свой хит-парад героев спорта?

    - Да, у меня есть свой сонм абсолютных легенд. О командных видах говорить не будем: тот же Месси, конечно, гениален, но ведь тогда придется затрагивать и баскетболистов – прежде всего, Майкла Джордана, да и многих других. Начну издалека и первым делом назову выдающегося финского стайера Пааво Нурми, который побил все существующие на то время рекорды на всех дистанциях, начиная с пяти тысяч метров. Не меньшего восхищения заслуживает и Джесси Оуэнс – уникальный спортсмен, который бежал в простой обуви по гаревой дорожке и преодолевал сотку за 10,2, а двести метров – за 20,3. Вы можете представить себе, чтобы он сделал сегодня?!

    В теннисе моим огромным уважением пользуется Джон Макэнро, которого у нас почему-то уже давно и совершенно неверно величают Макинроем. Не могу не назвать невероятного Роже Федерера, а также гольфиста Тайгера Вудса, который делает то, что уже, наверное, не повторит никто и никогда. Кроме того, отмечу великую и неповторимую Ларису Латынину, которую я хорошо знаю, и пловца Марка Спитца… Ну что, десяточка у нас набирается?

    - Почти. Но, думаю, вы бы легко доукомплектовали ее героями последних Олимпиад, которые вы посетили, и которые произвели на вас неплохое впечатление…

    - «Неплохое» – не то слово. В 2008-м меня поразил Пекин. Нужно заметить, что такое тоталитарное государство как Китай по-любому, располагает особыми возможностями по сравнению с нациями, где преобладает демократия.

    - Что вы имеете в виду?

    - А вы можете себе представить, чтобы муниципалитет Лондона выселил 5 миллионов человек только потому, что в городе много народу?! Уверен, никому из нас это в голову не придет. А в Пекине такие вещи осуществляются совершенно спокойно. Там снесли много домов, а трущобы, без которых не обходится ни один мегаполис, просто обнесли хорошей такой стеной – метра три высотой, с весьма качественной штукатуркой и небольшими проходами, на которые не обратили бы внимание малолюбопытные люди. Что, конечно, не относится к журналистам. (Улыбается). В общем, организовано в Китае все было потрясающе. Примерно так же, как и в 1980 году – в Москве, когда город закрыли для приезжих, а в магазинах, наконец-то, исчезли очереди, зато появились дефицитные продукты.

    Однако Олимпиаде в Лондоне я поставил бы еще более высокую оценку. Там чувствовалось, что это Игры для всех. А особую атмосферу в этом отношении создавали добровольцы – люди в униформе волонтеров, которых кормили, но не платили за их работу ни единой копейки. И при этом их искренние вежливость и желание помочь просто зашкаливали…

    НАШИ С ДИ МАДЖИО МЕЧТЫ СБЫЛИСЬ В ОДИН И ТОТ ЖЕ ДЕНЬ

    - Ваши любимые книга и фильм о спорте?

    - Книгу не назову. А вот среди картин о спорте вне конкуренции лента под названием «Олимпия», которую сняла к берлинским Играм-1936 немецкая документалистка Лени Рифеншталь. Учитывая технику того времени, к этой работе за последующие три четверти века никто и близко не подошел. Что же касается художественного кино, то в этом жанре мне понравился английский фильм «Огненные колесницы» об очень религиозном бегуне на средние дистанции, который отказывался выступать по воскресеньям. Изумительная лента!

    - Мало, кто знает, что вы стояли у истоков популяризации бейсбола в России. Откуда берутся истоки любви к игре, о которой большинство из нас знает лишь то, что она подарила второго мужа Мэрилин Монро?

    - Я обожаю бейсбол. Более того, считаю его достаточно сложным для понимания спортом. И, знаете, намекая на Джо Ди Маджио, вы угадали. Потому что именно он был кумиром моей юности. Однажды, будучи уже достаточно зрелым человеком, я приехал по делам в Сан-Франциско, и вдруг раздался звонок: меня приглашали на какой-то ужин, который должен был состояться в тот же вечер. В Америке так не делают: если ужин пройдет сегодня, а еще утром ты ничего об этом не знаешь, то тебя там не будет, потому что у тебя другие планы. Поэтому я вежливо отказался. И тогда голос в трубке произнес: «Придет Джо Ди Маджио…»Услышав это, я ошалел. Клянусь, даже, если бы у меня в кармане лежало приглашение в Белый дом, я бы послал все к черту, чтобы увидеть Джо!

    В общем, я пришел. Смотрю – вокруг одни снобы. Никакого Ди Маджио. И вот я уже начал думать, под каким бы соусом исчезнуть, но тут открывается дверь и заходит он! Статный, изящный с серебристыми волосами. И сразу же подходит ко мне: «Good evening, Mr. Pozner!» («Добрый вечер, господин Познер!»). А я начинаю что-то лепетать, как будто враз позабыл все языки в мире. А потом Джо достал бейсбольный мяч размером с апельсин и протянул его мне на память. Там было написано: «Владимиру Познеру – человеку, с которым я всегда мечтал познакомиться». Позже я признался ему, что в этот день сбылась не только его мечта.

    И ТОГДА ЧЕРЕПАХА БРОСИЛАСЬ НА МЕНЯ

    - Как вы относитесь к таким видам активного отдыха, как охота или рыбалка?

    - Отвечу историей. Меня часто спрашивают о том, правда ли, что я собираю предметы, связанные с черепахами…

    - И вы отвечаете: «Нет, они собираются сами…».

    - Верно. Но знаете, с чего все это началось? В восемь лет родители отправили меня в лагерь – к северу от Нью-Йорка, неподалеку от индейской резервации. Я обожал все, что связано с индейцами и даже попросил выстричь себе ирокез. Благо, волос на голове у меня тогда было больше, чем сейчас. (Смеется). Кстати, знаете ли вы, зачем индейцам ирокезы?

    - Честно говоря, нет.

    - Для удобства врагов. Чтобы тем было проще снимать с них скальпы… Так вот, я слегка отвлекся. В лагере меня познакомили с одним индейцем, мы подружились, и он пригласил меня пожить в своем «типпи» (жилище, которое мы называем вигвамом. – Прим. М.С.). Индеец учил меня всему, что знал сам, а потом сказал: «Мне нужна твоя помощь». Я ответил: «Конечно, рассчитывай на меня!» И он рассказал мне о том, что неподалеку, в водоеме, водятся хищные черепахи – размером с большое серебряное блюдо. Они пожирают уток, а своим шипастым хвостом вполне способны размозжить руку человеку.

    Одна из таких черепах убила собаку моего индейца, и для того, чтобы справиться с ее злым духом, ему была нужна помощь чистого духа, который олицетворял я. План был таков: когда черепаха вылезет погреться на солнышке, спрятавшийся в кустах индеец выстрелит в нее стрелой на прочном канате, попросив меня крепко держать этот канат, потому что раненая черепаха тут же бросится в воду. Именно так все и произошло. Мой друг не промахнулся, а животное действительно рвануло по направлению к водоему. Я схватил канат и с огромным трудом принялся его удерживать. Тогда черепаха, каким бы смешным вам не показалось это слово, бросилась на меня! Индеец проворно выскочил из кустов, сунул черепахе палку, она схватила ее зубами, и он ловким движением отрубил ей голову. Вы не поверите, но и после смерти земноводное еще долго не выпускало палку из пасти. «Спасибо тебе, чистый дух, – сказал индеец. – Но знай, чтобы ты не делал, теперь тебя всегда буду окружать черепахи».

    Так оно и вышло.

    10 КИЕВСКИХ ЦИТАТ Владимира ПОЗНЕРА

    Самое главное слово для журналиста – «Почему?» Это именно то, чем должны заниматься люди нашей профессии. И именно с этого слова начинаются все детские вопросы. Те самые, на которые уставшие взрослые рано или поздно отвечают: «Потому!..»

    «Когда появилось кино, люди сказали: «Театру – конец!» Потом изобрели телевидение, и все решили – кино умирает. Теперь властвует интернет. Но люди все еще ходят в театр»

    «Моим партнером в проекте «Одноэтажная Америка» должен был стать Леонид Парфенов. Но он не смог. Я хотел заменить его Николаем Фоменко. Однако у него были обязательства в автогонках. Тогда мне предложили Ивана Урганта. «Кто это? – спросил я. – Сколько ему лет?» – «28» – ответили мне, и я подумал, что у нас ничего не выйдет. К счастью, его предупредили, что перед нашей встречей нужно прочитать «Одноэтажную Америку». А потом мы 60 дней жили бок о бок. Мы могли бы возненавидеть друг друга, но в итоге стали лучшими друзьями»

    «В Италии я встречался с представителем «каморры» и спросил его: «Вы когда-нибудь убивали?» – «Следующий вопрос!» – сухо сказал он. Я подумал, что он меня не понял и повторил: «Вы когда-нибудь убивали?» – «Следующий вопрос!» – снова ответил он и внимательно посмотрел мне в глаза. Больше я не переспрашивал»

    «Утром в киевской гостинице официантка спросила меня: «Вам меню – на английском или на украинском?» – «Мне бы на русском». Она сконфузилась: «На русском у нас нет». Скажу честно, этого я не понимаю»

    «Фильм о своей жизни я бы поручил снять либо Чаплину, либо Феллини. Если бы они согласились. (Улыбается). Ну а из ныне живущих с этим мог бы справиться Тарантино»

    «В мире есть только две великие кухни – французская и китайская. Причем, последняя устроена так, чтобы ты не понимал, что именно ты ешь. Я предпочитаю французскую, потому что я люблю понимать»

    «Нет такого понятия как «татарская, чеченская или еврейская кровь». Как бывший биолог, уверяю вас, кровь делится на группы, а не национальности. А иначе врачи бы не могли делать переливание»

    «Когда я был молодым, у меня был маленький хрустальный шар. Я глядел в него и всегда знал, что будет дальше. А потом я его потерял, и с тех пор больше ничего не знаю»

    «Мне часто задают вопрос Пруста: «Что бы вы сказали, представ перед Богом?» И я отвечаю, что спросил бы: «Как вам не стыдно?» Да-да, именно так. Ведь, если все происходит по его воле, то, как тогда объяснить такие вещи, как голод, цунами и прочие бедствия?.. Впрочем, если учесть, что я – закоренелый атеист, эта встреча, скорее всего, не состоится»

    Владимир ПОЗНЕР – О ДЕСЯТИ ВЫДАЮЩИХСЯ СПОРТСМЕНАХ

    - (о Фанни Бланкерс-Коэн) «Летучая домохозяйка» – так прозвали эту голландскую бегунью, поскольку в те времена, когда она била все возможные рекорды в легкой атлетике, у нее было двое детей и, с точки зрения общества, ей следовало заниматься не спортом, а их воспитанием.

    (о Пааво Нурми) Он был настолько сильнее всех прочих, что бежал, время от времени поглядывая на часы, стремясь не к выигрышу, который и так обеспечен, а к рекорду. Когда колокольчик возвещал о последнем круге, Нурми отстегивал часы и включал высшую скорость

    (о Ларисе Латыниной) Один английский спортивный журналист, вспоминая ее выступление на Олимпийских играх 1964 года в Токио, писал, что, когда она завершила свое выступление, весь стадион встал и не просто устроил ей овацию, но… заплакал.

    (о Пеле) Согласно легенде, когда на великого Ньютона упало яблоко, он посмотрел вверх и, хлопнув себя рукой по лбу, изрек: «Ага!» Это было прозрение, которое привело к открытию закона всемирного тяготения. Так вот впервые увидев Пеле, человек должен был хлопнуть себя по лбу, воскликнуть «Ага!» и открыть для себя футбол.

    (о Мохаммеде Али) Я видел многих великих тяжеловесов, бывших чемпионами мира, – Джо Луиса, Рокки Марчиано, Джо Фрейзера – и все они меркнут перед одним. Хочется сказать так: в балете была Анна Павлова, в боксе же был Мохаммед Али.

    (о Сергее Бубке) У него никто и никогда не выигрывал. Он мог трижды не брать заказанную высоту – что, кстати говоря, случилось с ним на Олимпийских играх в Барселоне, но его не перепрыгивали. Бубка соревновался, как и Нурми, сам с собой, конкурентов у него не было.

    (об Уйэне Гретцки) Любители российского хоккея скажут, что до Харламова он не дотягивал, но я остаюсь при своем: Уэйн не только величайший хоккеист всех времен и народов, но и вообще величайший спортсмен, который никогда не дрался и держался исключительно корректно как на льду, так и вне его. Недаром он получил прозвище The Great One, что по-русски следует перевести просто – «Великий».

    (о Штеффи Граф) Она всегда была образцом скромности и спортивного поведения – не спорила с судьями, не скандалила, не швыряла ракетку. И Крис Эверт, и Мартина Навратилова называют ее лучшей в истории теннисисткой. А они-то кое-что в этом понимают!

    (о Хайле Гебреселассие) Он был десятым ребенком в беднейшей эфиопской семье. Каждый день бегал в школу – 10 километров туда и 10 обратно. И по сей день он бегает, согнув левую руку, – это привычка школьных лет, когда он держал учебники, ведь ранцев и портфелей в его детстве не было и в помине.

    (о Тайгере Вудсе) За свою пока еще короткую профессиональную карьеру он заработал около 800 миллионов долларов, и нет никаких сомнений, что Тайгер станет первым в истории профессиональным спортсменом, заработавшим миллиард.

    Михаил СПИВАКОВСКИЙ, Спорт-Экспресс в Украине

    »crosslinked«




    К записи "Владимир ПОЗНЕР: “Судя по интеллекту, Кличко получал по голове реже других боксеров”" 5 комментариев

    Вдохновляющий человек.

    Журналистом в рубрике “спорт”, Познер, более или менее, пригодился бы.
    Надеюсь, что уж в двадцатку лучших, непременно, вписал бы Льва Яшина – единственного вратаря в истории спорта, получившего “Золотой мяч”. И не забыл так же Валерия Брумеля, Ирину Роднину.

    Ирина, признайтесь честно, вам, как истинной нашистке, платят за вашу ненависть? Или вы случайный прохожий, заходящий на этот сайт каждый день?

    Скажу словами Оноре де Бальзака. “Ненависть – укрепляющее средство, она придает смысл твоей жизни, она вдохновляет на месть, но сострадание к нам убивает нас, оно еще увеличивает нашу слабость.
    Это – вкрадчивое зло, это – презрение под видом нежности или же оскорбительная нежность. Рафаэль видел к себе у столетнего старика сострадание торжествующее, у ребенка – любопытствующее, у женщины – назойливое, у ее мужа – корыстное, но в какой бы форме ни обнаруживалось это чувство, оно всегда возвещало смерть.”

    Жаль, что Владимир не воспользовался шансом пригласить на программу Роджера Эберта. Теперь, когда он умер, а его наследие до сих пор с нами, трудно будет жить в мире без его журнализма, любви к миру и доброты.

    “Великий” Ползнер, укротите свою Маргаритку! Девочка заговариваться стала на почве безответной любви к вам. Трудно ей жить без вашего “журнализма”.
    Да, плохи ваши дела, если всякий сброд собираете для количества..

    Владимир Владимирович уже без этого жить не может. Извиняясь за Госдуру, он решил нагадить народу страны ,которая отметила его как “Человека года”.И странно, друзья -демократы с “Эха Москвы” этого даже не заметили.


    Оставить комментарий

    Это не спам.