Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 3 февраля 2013

    Владимир Познер: “Мне мало платят, на мой взгляд”

    Рубрика: Новости.


    Телехранитель: Законы Познера

    Гости: Владимир Познер

    На самом деле, это не мой стиль, в этом есть некоторое мальчишество. И я повторяю, что за эту оговорку я прошу меня извинить, но только за эту оговорку…


    Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева, и как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы будем говорить о… Я даже не могу это назвать событием. О ситуации, которая сложилась вокруг Владимира Познера. Все последнее время, больше месяца, наверное, вы знаете, что то одна, то другая новость была связана с этим известным телевизионным ведущим. Владимир Владимирович должен быть у нас в студии, но он немного задержался у себя на эфире на Первом канале, сейчас едет к нам. Мы договорились, что начнем разговаривать с ним по телефону, а потом прервемся, пока он перейдет в студию, и продолжим уже здесь в студии. Пока вы можете задавать свои вопросы Владимиру Познеру по SMS-номеру +7 985 970-45-45. На сайт уже пришло рекордное количество вопросов, которые вы хотите ему задать. Ну, попробуем начать разговаривать. Владимир Владимирович, вы нас слышите?

    В.ПОЗНЕР: Да, слышу, конечно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Я надеюсь, вы уже не очень далеко от «Эхо Москвы»?

    В.ПОЗНЕР: Правильно надеетесь. Я недалеко, я думаю, что еще минут 5-6.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Еще минут 5. Прекрасно. Я с чего хотела начать наш с вами разговор? На языке, который вы знаете гораздо лучше меня, есть фраза «You make my day», когда какая-то новость или что-то настолько удивляет или поражает человека, которая становится событием дня. Вот, у меня ощущение, что вы сделали весь месяц нашей прессе и вообще нашей и демократической, и антидемократической общественности, потому что весь январь, который беден обычно на события, обсуждали Познера. Как вам в такой роли?

    В.ПОЗНЕР: Да вы знаете, как-то смешно, на самом деле. Я про себя подумал, что, ну, нет, видимо, серьезных проблем, не о чем говорить. И вдруг оказалась моя фигура. То у меня какие-то полосатые плавки и я общаюсь с Романом Абрамовичем…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Но зато были комплименты в адрес вашей фигуры, которую увидели на пляже.

    В.ПОЗНЕР: Да-да-да, я все это…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Внимательно заметили.

    В.ПОЗНЕР: Да-да-да. То есть очень много, ну, правда, так, если серьезно говорить, то это довольно смешно. Я не могу сказать, что мне это нравится, потому что это говорит об очень уж такой, желтоватости даже той части печати, которая считает себя совершенно серьезной. Ну что делать? Ну, раз так, то так.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ситуацию с тем, как Государственная Дума отреагировала на вашу реплику, и с тем, что пытались организовать… Ну, я не знаю, как это правильно сказать. Начать обсуждение закона Познера и требовали у Первого канала отчитаться о вашей зарплате. Эта ситуация – насколько серьезно вы ее восприняли?

    В.ПОЗНЕР: Не очень серьезно, если сказать по чести. Ну, конечно, иметь закон своего имени – ну, это довольно круто, как говорят, да? Но если говорить, опять же, серьезно, то мне казалось, что вряд ли из этого что-то получится, потому что бессмысленность этого закона довольно-таки очевидна. Ведь, например, есть федеральный канал, который называется «Russia Today», где, на самом деле, работают на экране одни иностранцы. Ну, не одни, но настоящие иностранцы в отличие от меня, то есть такие, у которых нет российского гражданства. Но и что же, закрывать этот канал? В общем, довольно смешно. И потом стремление расправиться со мной одним и принять закон для этого, целый закон, ну, мне казалось, что это настолько, ну, глупо, если честно, говорить, что вряд ли есть шанс, чтобы это прошло и через соответствующий Комитет Государственной Думы, и через саму Государственную Думу, и через Совет Федерации, и что это подпишет президент. Мне казалось, что это маловероятно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Насколько мы все знаем, вы выходите в прямой эфир на Дальний Восток днем, и бывали случаи, когда вы даже собирали пресс-конференции и объясняли, что из вашей программы та или иная часть, реплика или что-то были вырезаны к эфиру на Москву. Но оговорка осталась в эфире.

    В.ПОЗНЕР: Это не так. Я не собирал по этому поводу конференцию (я это имею в виду, говоря, что это не так). Просто была пресс-конференция в связи с выходом моей книжки «Прощание с иллюзиями». И на этой пресс-конференции один из журналистов задал мне вопрос, что, вот, в интернете появилось сообщение, что в вашей прощалке, которая вышла на Дальний Восток, и в той, которая потом появилась в Москве, есть разница. Как это объяснить? Вот тогда я и сказал, что да, из моей прощалки вырезали определенный кусок. Это вообще неслыханно, это я совершенно с этим не согласен. И если это повторится, то я просто уйду с Первого канала.

    Что касается моей оговорки, то, конечно же, руководство об этом знало, оно не могло не знать, потому что всегда в аппаратной есть соответствующий человек, который слушает эфир. Ну, вот оставили так, как было изначально.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Больше всего вопросов, которые пришли заранее на сайт «Эха Москвы», много, вернее, скажем так, вопросов так или иначе формулируют одну мысль – а вас заставили повторно извиняться?

    В.ПОЗНЕР: Нет, не заставили. Вообще меня заставить что-то сделать довольно трудно по целому ряду причин. Может быть, одна из них – это то, что я могу себе позволить просто уйти. Я не нахожусь в бедности и так далее.

    Меня удивило, на самом деле, прежде чем ответить на ваш вопрос, вот что. Я в этой своей прощалке сказал, как мне кажется, гораздо более важную вещь, чем эту оговорку. Я сказал, что я не согласен с президентом Путиным в отношении закона, который запрещает американцам усыновлять наших детей. Мне казалось, что это гораздо более важно, чем та оговорка, которая вызвала, ну, широчайшее обсуждение. Но на это не обратили вообще внимания, что довольно показательно.

    Теперь насчет того, что я вторично повторил, что я приношу свои извинения. У меня был разговор с Константином Львовичем, который сказал, что «послушайте, все-таки, вы довольно оскорбительно высказались. Это, вообще говоря, не ваш стиль. И было бы хорошо, чтобы вы еще раз это сказали, что только это. Остальное все, что вы сказали, никаких, конечно, извинений нет. Но, все-таки, это стоило бы сказать». Я с ним согласился, что, на самом деле, это не мой стиль, на самом деле, в этом есть некоторое мальчишество. И я четко в следующий раз сказал, что, да, за это я уже один раз извинился, но я повторяю, что за эту оговорку я прошу меня извинить, но только за эту оговорку. Никто не заставил, но разговор такой состоялся.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы так деликатно извинились второй раз, что мне очень понравилась реплика, которую наша коллега с нашего радио Людмила Стрельцова написала в Twitter’е: «А я подумала, – написала она, – что Познер извинился за унтер-офицерскую вдову, приписанную Салтыкову-Щедрину».

    В.ПОЗНЕР: (смеется) Ну, понятно, да. Значит, смотрите. Я подъехал.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Хорошо. Тогда мы сейчас прервемся. Поднимайтесь к нам в студию. Несколько минут, я прочту несколько реплик и посмотрю, о чем спрашивают наши с вами слушатели нас. Я напоминаю, мы говорим с Владимиром Познером. В силу того, что его работа основная на телевидении закончилась поздно, немного к нам опаздывает, и начали мы разговор в программе «Телехранитель» с ним по телефону. Пока он поднимется, вы можете по-прежнему присылать свои вопросы на SMS-номер +7 985 970-45-45. Я их прочту и буду задавать их вместе с теми вопросами, которые вы прислали заранее на сайт «Эха Москвы». А также вы во второй части программы сможете задать Владимиру Владимировичу вопросы и по телефону. «Браво, Познер!» – пишет Алексей, которому 75 лет. «Восхищаюсь Познером, в том числе его извинением. Это был шедевр. Спасибо, Владимир Владимирович. Алла из Тульской области».

    А вот Гелава Эдуард пишет: «Уважаемый Познер, почему не состоялось интервью с Иванишвили?» Так, сейчас поднимется Владимир Владимирович сюда и конкретные вопросы тогда мы зададим ему уже.

    Ну что ж, на этой неделе было несколько не самых приятных событий в мире телевидения и СМИ, ну, в частности, позавчера появилась информация о том, что не продлили контракт на канале «24 ДОК» с Верой Кричевской, но об этом уже в программе «Человек из телевизора» мои коллеги Ксения Ларина и Ирина Петровская разговаривали с Верой. Покидает газету «Коммерсантъ» телевизионный критик Арина Бородина. Ну, насколько я понимаю, она остается здесь в эфире на «Эхо Москвы» и на радио «Коммерсантъ ФМ» продолжает комментировать программы предстоящей недели. Да, по-прежнему ситуация, в общем-то, далеко не самая приятная с каналом «Совершенно секретно», все это вызывает какие-то, в общем, не самые приятные ощущения в начале 2013 года.

    Ну, посмотрим, как это будет выглядеть дальше. Сейчас Владимира Владимировича мы ждем. В принципе, вы можете позвонить нам пока в эфир, наш телефон 363-36-59, код Москвы 495. Если у вас не какой-то конкретный вопрос, а вы бы хотели высказать свое мнение о текущей ситуации в СМИ и, в частности, о всей этой ситуации вокруг Владимира Познера с попытками Государственной Думы создать так называемый закон Познера с требованием, с запросом руководителю Первого канала сообщить, получает ли… Вот Владимир Владимирович уже пришел. Как вы быстро поднялись. Дадим отдышаться Владимиру Владимировичу.

    В.ПОЗНЕР: Я дышу нормально.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Дышите нормально. Ну, закалка спортсмена.

    В.ПОЗНЕР: Я ж спортивный человек.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы же, да, играете в теннис.

    В.ПОЗНЕР: Да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович к нам пришел.

    В.ПОЗНЕР: Добрый вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. Я уже, пока вы поднимались, зачитала несколько восхищенных комментариев в ваш адрес наших слушателей. Вот, «Браво, Познер!» – написал человек 75 лет, Алексей. Алла из Тверской области восхищалась вашим шедевром, извинением – «Это был шедевр». Вы тщательно составляли текст вот этого извинения? Вы его продумали заранее, дословно?

    В.ПОЗНЕР: Наверное, да. Наверное, да. Вы знаете, вообще всё это непростая материя. Я, все-таки, работаю, не то, что работаю на канале, как сказал Константин Львович, а не в штате Первого канала, но работаю там. У меня есть команда, у меня есть люди, которые работают со мной уже 13 лет. У меня есть отношения с Константином Львовичем, к которому я отношусь очень хорошо, который всегда меня защищал неоднократно. И помимо эгоистических желаний быть крутым и показать себя эдаким, не знаю кем, я не могу не думать об ответственности. И поэтому я всегда стараюсь думать о том, что я говорю, а не просто, так сказать, выражаться. Так что в ответ на ваш простой вопрос я довольно сложно отвечаю, что да, я думал, как это сказать так, чтобы всё было ясно и в то же время, между прочим, чтобы дать некоторым товарищам из Государственной Думы возможность выйти из этого странного положения. Они этим воспользовались.

    Е.АФАНАСЬЕВА: В общем, надо отдать и им должное. (смеется)

    В.ПОЗНЕР: Ну, они сказали «Ну, раз так, то…» и так далее.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, тогда я задам вопрос, насколько вы продумали тот комментарий, ту прощалку, в которой эта оговорка (я вас знаю много лет) уж явно была не случайна.

    В.ПОЗНЕР: Ну, я не могу с вами спорить, я не буду это комментировать.

    Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется)

    В.ПОЗНЕР: Ну, я вам сказал, что, вы знаете, мне, несмотря на приличный возраст, ну, свойственно некоторое такое…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Мальчишество.

    В.ПОЗНЕР: Есть такое, да. И в данном случае я себе позволил. Понимаете, ну, очень близкие мне люди, которые хохотали, правда, говорили «Ну, зачем? Ну, это, все-таки… Ну, ты не так должен разговаривать». И, в общем, в душе я с ними согласен. Ну, вот, что делать?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Но интернету вы подарили новый мем, который прижился и вряд ли так с вашим извинением оттуда уйдет.

    В.ПОЗНЕР: Ну, это уж как получилось.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, все-таки, кстати, унтер-офицерская вдова поразила не меньше. Как же так? Человек, который работал секретарем у Маршака и столько знает в русской литературе…

    В.ПОЗНЕР: Да, да. Ну вот, вот. И на старуху бывает проруха.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как же приписал Салтыкову-Щедрину?

    В.ПОЗНЕР: Ужас-ужас. Я прямо…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот сейчас даже пишут. Не слышали нашу предыдущую часть разговора и думали «Как это вдовы у Салтыкова-Щедрина, не у Гоголя?»

    В.ПОЗНЕР: Да, правильно. Правильно, я принимаю все упреки абсолютно. Mea culpa, mea culpa, mea culpa.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Будем считать, что это извинение было.

    В.ПОЗНЕР: Да-да-да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ваше извинение было на эту тему.

    В.ПОЗНЕР: Да, да, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, все-таки, продолжая эту тему, многие интересуются. Вот, человек с ником VGUN: «Многим ли вам пришлось поступиться в плане принципов, чтобы Дума отказалась рассматривать вопрос о двойном гражданстве журналистов? Или кроме повторного извинения на Первом канале никаких переговоров с заинтересованными лицами вы больше не вели?»

    В.ПОЗНЕР: Я вам говорю, ну, на 100%, что кроме того разговора с Константином Львовичем, о котором я вам сказал уже, у меня никаких разговоров не было.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Человек пишет вопрос: «А мне-то все понятно. В этом итог прошедшего года с небольшим, и это важно. И ваш, и наш труд не пропал даром. Вы согласны?»

    В.ПОЗНЕР: Ну, вероятно, да. (все смеются)

    Е.АФАНАСЬЕВА: А человек с подписью КотАзур11 пишет: «Кукиш в кармане – он и есть кукиш в кармане, на позицию не тянет. Стоило ли вообще так оговариваться?»

    В.ПОЗНЕР: Не стоило. Кукиш в кармане я давно не держу. Вообще кукиш не показываю. Я не думаю, что это самая изящная форма выражения своего мнения. Но мнение выражаю. И я думаю, что с этим вряд ли можно спорить. Повторяю, да, наверное, не следовало.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Почему-то странный вопрос: «Вы испугались Лугового?» – спрашивает Рупрехт.

    В.ПОЗНЕР: О, да. О, да. Прямо ужас.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А тут другой вопрос…

    В.ПОЗНЕР: А вдруг… Как это вещество там называлось? Вдруг он меня угостит чаем?

    Е.АФАНАСЬЕВА: А, да-да-да.

    В.ПОЗНЕР: Да. Я не знаю.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А Рита, наоборот, интересуется: «Вот интересно, а Луговой извинился перед В.В. за свои слова?»

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, мне уже задавали этот вопрос, причем в такой форме, что, мол, он довольно хамски выступил, не должен ли он извиниться. На что я ответил так, что одна из черт хама – это то, что он никогда не извиняется.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Будем надеяться, что за это уже нам не придется извиняться на «Эхо Москвы». Пока мы прервемся на выпуск новостей и продолжим разговор с Владимиром Познером в программе «Телехранитель».

    НОВОСТИ

    Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии – Елена Афанасьева, а в гостях сегодня Владимир Владимирович Познер, который просто был притчей во языцех этого месяца, чуть больше даже, полутора, наверное, месяцев. Не было практически какого-то СМИ электронного или блогерских дневников, кто бы не обсудил несколько событий, связанных с Владимиром Владимировичем. Сам вы начали почему-то с цвета ваших плавок, а не с извинений Госдуме. Это вас именно обсуждение вашей фотографии на пляже с Романом Аркадьевичем Абрамовичем потрясло больше всего?

    В.ПОЗНЕР: Меня совершенно это поразило. Просто вообще, почему это обсуждается? Я просто был в растерянности. Конечно, я получил много комплиментов, но тем не менее.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так приятно. Человеку получить комплименты. Вы не красна девица, возраст не скрываете. Но в вашем возрасте так выглядеть и получить оценку… Не все вас видели в плавках до этого.

    В.ПОЗНЕР: Не-не-не, нет, нет. Я могу еще показать как-нибудь, если будут желающие.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Это смешно. Но при этом сразу возникает вопрос. Человек с ником Нарат пишет «Чем участвовал Абрамович в улаживании вашего конфликта с Госдумой?»

    В.ПОЗНЕР: Могу сказать. Ничем. Абрамович – я его очень мало знаю, я дважды с ним встречался по 15 минут. Ну, не знаю, в курсе вы или нет, но там, где уже я 7 лет отдыхаю во время новогодних праздников, там имеет, ну, не знаю, дом и довольно большой участок Абрамович. И он устраивает там Новый год, причем такой, очень пышный с павильонами и с приглашением музыкальных групп, и так далее. И в этом году нежданно-негаданно для меня он меня пригласил на этот Новый год. Я поблагодарил, отказался, потому что я всегда встречаю Новый год с Филом Донахью в Нью-Йорке. Да. Много лет. Много. И 2-го числа я прилетел туда на этот остров, Сен-Бартс называется и мне опять позвонили от него и сказали, что он приглашает меня пообедать. Ну, думаю, ну, почему же не пойти пообедать, в конце концов? Вот и пошел.

    Был на яхте, которая производит сильное впечатление, скажу вам.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Даже на вас, человека немало видевшего в жизни.

    В.ПОЗНЕР: Не-не, я таких яхт не видел, знаете ли. 170 метров длины, вертолет, спортивный плавательный бассейн. Это все производит впечатление. А потом домой с другими людьми обедать. Вот мы пообедали и вышли на пляж. А так как это французская территория, а во Франции закон такой есть, что пляж не может быть частным… Это общий пляж, мы просто вышли поплавать. Ну и какой-то папарацци где-то, который, на мой взгляд, охотился, конечно, не за мной, потому что это была «Daily Mail», это английская газета, охотились, конечно же, за Абрамовичем, и меня сняли. А дальше уже пошло то, что пошло. Так что вот это такая, ну, однодневная и довольно-таки случайная встреча.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вы приглашали его в эфир к себе в программу?

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, да. И он сказал «Нет».

    Е.АФАНАСЬЕВА: Почему? Как вам кажется?

    В.ПОЗНЕР: А потому что он вообще очень непубличный человек, Лена, он вообще ни к кому не ходит. Он интервью не дает.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вам кажется, он не уверен в себе в качестве публичного человека? Или ему нечего сказать, или он что-то скрывает?

    В.ПОЗНЕР: Он не хочет просто. Он, видимо, уже неоднократно страдал от этой публичности, от этого внимания к себе. Не любит.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что я помню очень давнюю-давнюю историю, когда одна из прошлых Госдум только начала работать, где был Березовский, еще тогда существующий в этом политическом контексте, и Абрамович, они первый раз туда пришли. А пресса там работала тогда открыто. И когда все журналисты устремились к Абрамовичу, он просто испуганно прятался в лифт. Было понятно, что он не привык отвечать так вот легко на вопросы прессы.

    В.ПОЗНЕР: Не привык. В общем, он на меня произвел впечатление человека умного, довольно острого, довольно жестко формулирующего свои мысли. И абсолютно не желающего публичности.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, естественно, куча вопросов. А зачем вам было это общение? Что же вы у него попросили? Финансирование каких-то проектов или что?

    В.ПОЗНЕР: Я попросил там вторую порцию баранины. (смеется)

    Е.АФАНАСЬЕВА: А вторую яхту не попросили?

    В.ПОЗНЕР: Да вообще ничего не попросил. Да ну что вы?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так.

    В.ПОЗНЕР: Слушайте, любой человек, а журналист тем более, не откажется от общения с таким человеком. Это интересно, вы понимаете? Странно даже спрашивать, зачем.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Очень любопытная реплика была у вашего молодого коллеги, которого, насколько я понимаю, считаете своим другом Ивана Урганта. Вернувшись после каникул, я просто процитирую, что он сказал: «В Диснейленде есть такой аттракцион. Берут мальчика 15 лет и на самолете переправляют в Россию. Там он учится, поступает на Биофак МГУ, потом работает на Иновещании, ведет телемосты, становится популярным журналистом, доживает до 78 лет и только тогда ему напоминают, что он – американский мальчик. Аттракцион называется «My Way».

    В.ПОЗНЕР: (смеется)

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так Иван Андреевич… А вы не слышали?

    В.ПОЗНЕР: Нет.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот, видите как?

    В.ПОЗНЕР: Ну, молодец!

    Е.АФАНАСЬЕВА: Я, значит, процитировала вам Ивана Урганта.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо большое. Действительно, мы с ним очень близкие друзья.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, тогда сразу ответим на те вопросы. Очень много «В какой следующей стране?» Я уже ответ знаю, но вы расскажите, где в следующей стране?

    В.ПОЗНЕР: В Германии, в Германии. Значит, мы сейчас завершаем съемки по Германии. Я поеду еще один раз и всё. И дальше идет монтаж, озвучка, закадровый текст и так далее. Этот фильм будет совершенно непохожим на остальные, потому что это не о красотах, не о кухне, не о памятниках, не о городах, а это попытка разобраться в том, что такое Германия и кто такие немцы. Это попытка, конечно, моя, потому что у меня очень сложные отношения в Германии всегда были. Так что это будет другой фильм.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас там есть большой кусок детства в Германии.

    В.ПОЗНЕР: Ну, юношества, можно сказать.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Юношества. У вас там живет…

    В.ПОЗНЕР: И там моя дочь.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Дочка живет.

    В.ПОЗНЕР: И мой внук. То есть это, понимаете, не просто так.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Сложный комплекс отношений.

    В.ПОЗНЕР: Да. Я очень боялся даже браться.

    Е.АФАНАСЬЕВА: В тот момент, когда Первому каналу пришлось, все-таки, отвечать на запрос Государственной Думы о вашем окладе, это было сделано деликатно и обтекаемо, но была фраза о том, что вы не самый высокооплачиваемый.

    В.ПОЗНЕР: К сожалению.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вам было обидно?

    В.ПОЗНЕР: Я думал, ну, кто ж такой больше меня?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Уж не Иван ли Андреевич?

    В.ПОЗНЕР: Конечно. Но это понятно. Слушайте, он ведет программу каждый день.

    Е.АФАНАСЬЕВА: И не одну.

    В.ПОЗНЕР: И не одну. Так что справедливо было бы ему больше платить. Я думаю, что Малахов больше меня получает, потому что, конечно…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Тоже ведет каждый день.

    В.ПОЗНЕР: Во-первых. И во-вторых, он привлекает, конечно, много рекламы, потому что он очень популярен.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы этого не знаете в абсолютных цифрах?

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, я никогда не интересовался, поверьте мне, чужими заработками. Конечно, мне мало платят, на мой взгляд, но это вопрос другой. (все смеются)

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, может, это успокоит Государственную Думу.

    В.ПОЗНЕР: Не, ну, вы знаете, в чем дело? Я считаю, что надо платить за каждый паспорт. Но поскольку у меня их 3, мне надо платить больше, чем тем, у кого один.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот. Я предлагаю, все-таки, устроить блиц. Очень много реплик и вопросов на сайте.

    В.ПОЗНЕР: Давайте. Буду отвечать коротко.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Если у нас с вами получится.

    В.ПОЗНЕР: Давайте.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Это Сетевизор, не закрывайте лицо», – просит Татьяна.

    В.ПОЗНЕР: А, извините ради бога. Я не знал. А где камера? А, вот.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот там есть маленькая вебкамера.

    В.ПОЗНЕР: Примите мои извинения, я этого не понимал.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Уважаемый Владимир Владимирович, вас любят во всех уголках планеты. Спасибо за ваше творчество», – Роман из Чикаго пишет.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо вам.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Читаю подряд, поэтому не упрекайте меня потом, что я читала только елей.

    В.ПОЗНЕР: Да-да, давайте.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Какое красное вино вы предпочитаете?»

    В.ПОЗНЕР: Бургундское. Если хотите конкретно, то не смогу назвать. Но бургундское.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Почему не состоялось интервью с Иванишвили? Ждать ли его? Спасибо», – Гелава спрашивает.

    В.ПОЗНЕР: Ждать. Но пока что Иванишвили не отвечает на наши запросы.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Сергей Костаев: «Видел Донахью на круглом столе в Центре Уилсона в Вашингтоне пару лет назад, а вы были по телемосту из Москвы».

    В.ПОЗНЕР: Да, было.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Получается, что В.В. сказал некорректно, а Луговой, типа, такой пацан, ему можно. Кошмар!» – пишет Аня. Не совсем знаю.

    В.ПОЗНЕР: Не комментирую.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Спасибо за сегодняшнего Капкова», – уже кто-то видел в эфире, видно, вашу сегодняшнюю программу по Орбите.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо. И вам.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Он – классный! Алексей». Сегодня будет, значит, скажем, Сергей Капков, руководитель Департамента культуры?

    В.ПОЗНЕР: Он называется Министр культуры Москвы, да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как впечатления у вас?

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, впечатление такое: он очень сдержанный, очень четко и, я бы сказал, аккуратно формулирует свои мысли, очень тихо говорит. И когда я его спросил «А какой у вас главный недостаток?» он сказал «Слишком большая эмоциональность». А ее вообще не было. (смеется)

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы как ведущий программы не знали, как его…

    В.ПОЗНЕР: Он сдерживался изо всех сил. Но вообще он произвел на меня очень хорошее впечатление.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, о человеке судят по делам. Я просто под впечатлением от вчерашнего открытия Гоголь-центра… Я как большой театрал, любитель театра, который был где только можно, за всю жизнь ни разу не была в Театре Гоголя, меня туда не тянуло никогда.

    В.ПОЗНЕР: Понятно. Ну, конечно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вчера я первый раз доехала…

    В.ПОЗНЕР: Ну и как?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Мне очень понравилось. Произвело огромное впечатление то, что сделала эта команда. И главное то, что, по моему ощущению, актеры старой труппы, которые участвовали в этом всем перфомансе, по-моему, они таких криков «Браво!» и такой аудитории с такой энергетикой за все годы не видели.

    В.ПОЗНЕР: Да, да. Вы знаете, он говорит одну четкую вещь. Он говорит так: «Надо меньше разговаривать и больше делать».

    Е.АФАНАСЬЕВА: Абсолютно.

    В.ПОЗНЕР: Он из делающих.

    Е.АФАНАСЬЕВА: То есть он… Парки. Парки – это уже большое достижение.

    В.ПОЗНЕР: Я говорю «А как вы это сделали?» Он говорит «Очень просто. Я не брал денег ни у кого, я ничего не просил и всех уволил». Вот и все.

    Е.АФАНАСЬЕВА: И потому что даже, вот, ребята совершенно открылись. И то, что явно не было денег на ремонт, они, где можно, в зале там что-то сделали и повели экскурсии под помещения, под сцену. Это загаженный советский театр, он пока еще такой. Но они это превратили в арт-объект.

    В.ПОЗНЕР: Ну вот видите, как? В общем, Капков, браво!

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так что… Капков, который дал возможность Кириллу Серебренникову и его команде, и молодым ребятам, и количество волонтеров молодых… Я вчера пришла с сыном 15-летним, он узнавал там кучу своих друзей, которые волонтерами пошли работать на этот проект без денег.

    В.ПОЗНЕР: Да люди же хотят, хотят же такого.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Так что я, в общем, в данном случае присоединяюсь к вам, чтобы высказать Сергею Капкову и Кириллу Серебренникову спасибо за этот проект.

    «Какой вариант английского языка вы посоветуете учить с нуля, американский или британский?» – спрашивает Иван у вас.

    В.ПОЗНЕР: Зависит, где вы хотите потом его применять. Конечно, американский более распространен, но я не могу сказать, что я вам рекомендую именно американский вариант.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Лина пишет «У Познера есть редчайшее качество в наши дни – выдержка. Как же я вас люблю! Ваше творчество влияет на судьбы».

    В.ПОЗНЕР: Ну, спасибо.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Владимир», вот так вот, без отчества. Одиссей к вам вот так вот, панибратски: «А если вас вынудят покинуть Первый канал, то вы будете работать на другом канале?»

    В.ПОЗНЕР: Давайте дождемся этого момента, тогда…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Лучше не надо.

    В.ПОЗНЕР: (смеется)

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Познеру от души респект из Тулы». Я напомню наш номер, потому что пока вы поднимались, звонки уже были, но вы, к счастью, быстро поднялись к нам. +7 495 363-36-59, давайте попробуем звонки принимать. Добрый вечер. Алло?

    В.ПОЗНЕР: Ну вот.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное, нет. Но их много, вы не волнуйтесь.

    В.ПОЗНЕР: Да я не волнуюсь совершенно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. Если можно, выключайте сразу приемник и говорите с нами по телефону, потому что фон иначе идет.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Владимир Владимирович.

    В.ПОЗНЕР: Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович, извините, пожалуйста…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут? Представьтесь, пожалуйста. И откуда вы?

    СЛУШАТЕЛЬ: Меня тоже зовут Володя. Скажите, пожалуйста, ведь, Абрамович – это непростой человек. И как я понимаю, ему что-то нужно было от вас. Вот, вы разгадали, что он от вас хотел?

    В.ПОЗНЕР: (смеется) Я вас уверяю, что ему от меня ничего не нужно. Просто ему, наверное, было как-то приятно со мной пообщаться. Вы поймите, что при том, что он непростой человек, он – человек. И он общается с людьми не только потому, что ему что-то надо кроме общения.

    Е.АФАНАСЬЕВА: А еще и потому, что интересно.

    В.ПОЗНЕР: Ну да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

    В.ПОЗНЕР: Да?

    Е.АФАНАСЬЕВА: А, извините, я уже нажала отключить, попробуйте еще раз дозвониться, потому что думала, что не сработало. Добрый вечер. Вы нас слышите? Говорите, пожалуйста.

    СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович!

    В.ПОЗНЕР: Слушаю?

    СЛУШАТЕЛЬ: Я вас обожаю от всей души.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо вам большое.

    СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо вам огромное за книгу.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо.

    СЛУШАТЕЛЬ: Мне ребенок подарил книгу, я никак не могла купить и ходила как кот вокруг сметаны.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо большое.

    СЛУШАТЕЛЬ: Да. Мне внучка подарила. И я прочитала за неделю, проглотила. Я вас обожаю. Не слушайте никого, тупых Луговых.

    В.ПОЗНЕР: Хорошо. Спасибо.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за звонок. Еще звонок примем. 363-36-59, добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

    В.ПОЗНЕР: Здрасьте.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей, я из Москвы.

    В.ПОЗНЕР: Здрасьте, Андрей.

    СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович, (НЕРАЗБОРЧИВО)…

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Этот человек матерится.

    В.ПОЗНЕР: Но этот человек меня не любит. Ну, что делать? Напишите заявление.

    Е.АФАНАСЬЕВА: К Луговому. (смеется)

    В.ПОЗНЕР: Да.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок примем. Добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Ольга, я из Москвы. Владимир Владимирович, я хотела бы сказать, что вот только сегодня обсуждали за обедом с моим французским знакомым то впечатление, которое произвела вся эта ситуация. Она далеко вышла за рамки России.

    В.ПОЗНЕР: Это правда.

    СЛУШАТЕЛЬ: О ней говорят и во Франции, и восхищались вашей выдержкой, и обсуждали тоже вашу книгу, которая, на самом деле, с моей точки зрения, больше производит впечатление, больше достойна обсуждения об утерянных иллюзиях, прощании с иллюзиями.

    В.ПОЗНЕР: Да, спасибо большое. Спасибо.

    СЛУШАТЕЛЬ: А скажите, пожалуйста, как вы думаете, ее лучше сначала прочесть на французском или на русском?

    В.ПОЗНЕР: Ну, ведь, она была написана, вообще говоря, изначально на английском. Потом я ее сам перевел на русский, спустя много-много лет и добавил уже на русском соображения по поводу сегодняшнего дня. Так что лучше, конечно, на русском. А на французском ее нет, она не выходила никогда во Франции, и сейчас они рассматривают возможность ее публикации.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще попробуем отвечать на SMS-вопросы, их очень много.

    В.ПОЗНЕР: Давайте.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «В Самаре не рекламировали вашу встречу, хотела автограф взять (книгу прочла)», – пишет Ольга.

    В.ПОЗНЕР: Ну что я могу сказать?

    Е.АФАНАСЬЕВА: «В вашей книге читается, что вы тесно сотрудничали с КГБ. Это так?» – спрашивает Саша.

    В.ПОЗНЕР: Это абсолютно нет. Я объясняю, что КГБ пыталось заставить меня сотрудничать, из этого ничего не получилось и, в частности, поэтому я столько лет был невыездным.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Как вам эта истерия с Высоцким на Первом канале?» – спрашивает Геннадий. Наверное, имеется в виду День Высоцкого в прошлую субботу, посвященную 75-летию. Ну, вообще люди смотрели, рейтинги были очень высокие, выше, чем на всех других каналах.

    В.ПОЗНЕР: Это я не знаю, о чем речь.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Как вы поддерживаете такую великолепную форму?» – все-таки, Юля задает этот вопрос.

    В.ПОЗНЕР: Ну, я вам могу сказать.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Женщин волнует.

    В.ПОЗНЕР: Я вам скажу, тут есть 3 вещи. Конечно, гены играют роль. Конечно, воспитание. Моя мама очень следила за тем, чтобы я правильно ел, чтобы я вовремя ложился спать и так далее. Ну и, наконец, то, что я сам этим занимаюсь, занимаюсь спортом много, много лет и регулярно. Я думаю, что вот эти 3 вещи – они есть объяснение.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Евгений задает такой, смешной вопрос: «Как вы совмещаете признаки роскошной жизни с экранным образом, заставляющим верить, что вы с народом на одной волне?»

    В.ПОЗНЕР: А что значит «волна» в данном случае? Я не живу роскошной жизнью, конечно же. Но я живу так, как мне хочется. Я имею эту возможность. Вот, пожалуй, всё. А если вы считаете, что жить с народом на одной волне – это бедно, тяжело, как-то так, голодно, что ли, то я с вами тут не согласен.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Попробуем еще несколько звонков. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь, я из Санкт-Петербурга.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Игорь, вы в эфире.

    СЛУШАТЕЛЬ: Уважаемый Владимир Владимирович.

    В.ПОЗНЕР: Да?

    СЛУШАТЕЛЬ: Мне очень приятно слушать вас, вашу передачу. Это очень здорово поддерживает. Но у меня к вам вот такой вопрос. А вот тот конформизм, который вам свойственен, вообще свойственен разумным людям, которые не сопротивляются хамству, не сопротивляются злу, которое явно проникло в наши все властные структуры, не приведет ли он, в общем-то, к итоговому разрушению той среды, в которой мы все обитаем, и той страны, в которой мы все живем? Вот такой вот у меня вопрос.

    В.ПОЗНЕР: Ну, вы знаете, тут надо договориться, что такое конформизм. Я, например, совершенно не терплю хамства. И если мне хамят, когда, ну, человек рядом, то я довольно резко даю ему понять, что я об этом думаю, и могу даже физически объясниться с ним. Конформизм – это когда встраивается в положение, чтобы сохраниться. Это в той или иной степени есть у разных людей, и в той или иной степени это допустимо. На мой взгляд, все зависит от степени. Хотя, в принципе, конформизм – не очень хорошая штука.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Человек Мартин Краузе спрашивает: «Прокомментируйте интервью с Мединским».

    В.ПОЗНЕР: А что мне комментировать? Вы его посмотрели и сами комментируйте. Зачем же я буду комментировать себя, когда было интервью?

    Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это Михаил. Вот, извините, вы, все-таки, сказали «мальчишество», а мне, все-таки, как-то напоминают эти законы вот как раз, там, что мальчишки украли копеечку, прикажите их зарезать. Ну, тогда это и есть юродство, если это на полном юродстве говорится и принимаются законы.

    В.ПОЗНЕР: Нет, я сказал, что то, что я так оговорился, что это с моей стороны мальчишество, что серьезный журналист, ну, который пользуется определенной репутацией, все-таки, не должен такие вещи говорить. Вот, что я имел в виду, когда я говорил «мальчишество».

    Е.АФАНАСЬЕВА: Кирилл пишет «Владимир Соловьев неоднократно обвинял ваши программы в скучности. Прокомментируйте, пожалуйста».

    В.ПОЗНЕР: А что мне комментировать Владимира Соловьева? Ну, у него такое мнение. Видимо, он мои программы не смотрит. Я это тяжело переживаю. Так и передайте ему.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Илья из Волгограда просит сказать название вашей книги. Видно, он не знал, не слышал.

    В.ПОЗНЕР: Ну, книга, о которой речь, называется «Прощание с иллюзиями».

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Всю неделю жду новую программу Познера. Спасибо. Счастья вам, Владимир Владимирович. И спасибо за книгу. Лена из Питера».

    В.ПОЗНЕР: Спасибо и вам.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Для меня важно, что вы не промолчали по поводу антидетского закона. Промолчи – попадешь в палачи. Вы – не палач», – пишет Анна из Москвы.

    В.ПОЗНЕР: Это факт. (все смеются)

    Е.АФАНАСЬЕВА: Арсений спрашивает «Почему вы считаете Охлобыстина опасным?» А вы считаете?

    В.ПОЗНЕР: Нет, опасным – я не знаю. Мне показалось, что… Вообще очень плохо говорить о человеке, когда его нет рядом и он не может возразить. Но мне он показался человеком, ну, хамелеоном, что ли, немножко. То он этого цвета, то он того цвета. А кто он, на самом деле, я не знаю. Это всегда немножко опасно. Но я повторяю, я не очень люблю говорить о людях, когда их нет.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Спасибо за чудесную передачу с Улицкой», – Михаил пишет.

    В.ПОЗНЕР: Спасибо вам.

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Как вы боретесь с возрастным пафосом? С помощью Урганта?» – спрашивает Алик из Петербурга.

    В.ПОЗНЕР: Не понял вопроса.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вероятно, человек считает, что с возрастом человеку свойственно приобретение какого-то пафоса.

    В.ПОЗНЕР: Ах, вот как?

    Е.АФАНАСЬЕВА: И спрашивает, помогает ли вам Иван Андреевич.

    В.ПОЗНЕР: Нет, просто я – человек не пафосный.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Еще звонок примем. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос такой. В свое время Владимир Владимирович прославился тем, что начинал телемост с Филом Донахью. Может, пришло время повторить эти телемосты? По-моему, железный занавес скоро опустится.

    В.ПОЗНЕР: Вы знаете, я, действительно, горжусь этими телемостами по целому ряду причин. Но, ведь, для того, чтобы построить мост, нужны 2 опоры. На сегодняшний день я не знаю а) захочет ли российский федеральный канал какой-либо провести такой телемост и б) захочет ли какой-либо американский телеканал быть второй опорой или с той стороны опорой. Это большой вопрос. Хотя, я с вами согласен, что было бы совсем неплохо повторить такой телемост. Я с вами согласен.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивает Дмитрий «Есть ли книга?» Он, правда, называет ее «Одноэтажная Италия», но имеется в виду, вероятно, книга после вашего путешествия по Италии и фильма.

    В.ПОЗНЕР: Да, это книга, которая называется «Их Италия», она выходит завтра.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир Владимирович, все-таки, видно, не случайно папарацци был рядом. Такое количество восхищенных женских реплик я давно не слышала, не читала.

    В.ПОЗНЕР: (смеется)

    Е.АФАНАСЬЕВА: «Спасибо вам. Вы прекрасны во всех смыслах», – пишет Марьяна из Москвы. Тут даже есть реплика, без подписи, правда, «Хочу такого мужа как Познер».

    В.ПОЗНЕР: (смеется)

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот видите? Стоит рядом с Абрамовичем постоять в плавках, и все прекрасно.

    В.ПОЗНЕР: Ну всё, я теперь просто… Я говорю, что я буду ходить в этих полосатых плавках постоянно.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот так. Наверное, сегодня последний сейчас мы звонок примем. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

    В.ПОЗНЕР: Так, что-то там не то происходит.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, это, все-таки, тот же человек решил послать. Давайте я его номер сообщу 906-810-06-20. Если кто-то хочет товарищу ответить, может позвонить.

    В.ПОЗНЕР: Да. (смеется) Бедный. Просто у него проблемы настоящие.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну я просто каждый раз удивляюсь, что людям больше в жизни нечем заниматься. Но это их беда, а не наша.

    В.ПОЗНЕР: Это точно, их проблемы.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Какое ваше ощущение?.. Вот, был этот месяц-полтора, вы уезжали, вернулись. Сегодня вторая передача, да?

    В.ПОЗНЕР: Вторая.

    Е.АФАНАСЬЕВА: И за это время, пока вы поднимались к нам в студию, я сказала, что, вот, Вере Кричевской не продлили контракт на канале «24 ДОК» и, все-таки, с каналом «Совсекретно»… В общем, какие-то проблемы есть в СМИ.

    В.ПОЗНЕР: Есть.

    Е.АФАНАСЬЕВА: У вас ощущение, какой сейчас воздух? Вы вернулись, какой почувствовали?

    В.ПОЗНЕР: Ну, еще это до того, как я уехал. Мне не кажется, что что-то изменилось. Это уже было и это продолжается. Мне не очень нравится эта ситуация. Я боюсь, что она будет развиваться еще какое-то время. Я не знаю, какое время. Но для людей, работающих в СМИ и желающих быть честными журналистами, время очень и очень непростое, это правда.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Есть вопрос, почему вы не спросили Башмета об отказе Никитина прийти на его день рождения?

    В.ПОЗНЕР: А потому что отказ Никитина был после. Я хочу вам объяснить, как получилось. Я должен был снимать в Германии, были интервью, и поэтому программа с ним, с Башметом была в записи, а не прямой эфир. Она была сделана до того, как сказал то, что сказал Никитин, поэтому я не мог его спросить.

    Е.АФАНАСЬЕВА: У вас сегодня Капков, дальше вы уже знаете каких-то гостей, можете кого-то проанонсировать?

    В.ПОЗНЕР: Я могу сказать, кого хотел бы. Я бы очень хотел министра образования. Я бы очень хотел министра, ну, Голодец, министра социального. Я бы очень хотел господина Колокольцева, который возглавляет МВД. Если говорить о политических фигурах. И со всеми с ними мы разговариваем.

    Вы понимаете, не все ко мне охотно ходят. Не знаю, почему, правда. Ну, вот, есть такой момент.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Ну, все-таки, продолжают обсуждать, как вы крепко высказались. «Молодец! Восхищаюсь!, – пишет Анна. – Теперь они не отмоются. Прилипло навсегда». Ну что ж, Владимир Владимирович, спасибо вам большое.

    В.ПОЗНЕР: И вам спасибо. Извините за опоздание.

    Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир Познер был у нас в гостях, в программе «Телехранитель». Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.

    В.ПОЗНЕР: До свидания.




    Комментирование закрыто.