Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 7 декабря 2012

    Чиновники в эфире — душераздирающее зрелище

    Рубрика: Новости.


    Как действующий и бывший министры давали интервью

    Это был вопрос из анкеты Марселя Пруста, которая всякий раз венчает программу «Познер»: «Вы согласны с изречением: «Патриотизм — последнее прибежище подлеца»?» «Это неправильная цитата», — мгновенно отозвался гость программы. «Поправьте», — великодушно разрешил ведущий. И тогда тот, наморщив лоб и словно на ходу подбирая правильные слова для русского перевода, изрек: «Даже для негодяя… патриотизм может стать… искупительным убежищем».

    Министр культуры Владимир Мединский стал тем героем последнего выпуска программы «Познер». Чиновники его ранга вообще-то редко соглашаются на такие вот — с глазу на глаз — интервью. Помнится, Познер даже пожаловался на это недавно назначенному премьер-министру Медведеву, когда тот, к изумлению самого ведущего, вдруг изволил пообщаться с народом в формате популярной программы. И премьер, помнится, пообещал своих подчиненных к Познеру подогнать. Да только вот слабо они подгоняются, что, пожалуй, и к лучшему: и для программы, и для зрителей, и в первую очередь — для них самих. Программу они, как правило, просаживают, зрителя вгоняют в сон, а себе чаще всего просто вредят. Если и были у кого-то иллюзии, что туда, на самый верх властной вертикали, абы кто не попадает, а значит, именно там сконцентрированы лучшие умы человечества, то они, как правило, развеиваются на первых же минутах эфира. А посему, догадываясь, видимо, о таком эффекте, чиновники и не жалуют авторские программы типа «Познер», предпочитая им игру в поддавки, то есть интервью с заранее согласованными вопросами.

    Впрочем, это не о Мединском. Он еще до назначения в кабинет в министров очень любил бывать на ТВ — и в качестве участника всяческих ток-шоу, и в роли ведущего телецикла по собственным произведениям «Мифы о России» на канале «ТВ Центр». В полемике казался убедительным, взвешенным, хотя ничего оригинального не говорил и перца в ток-шоу не добавлял. Но по крайней мере, и ереси особой, как иные его коллеги по депутатскому корпусу, не нес. К тому же человек он молодой, доктор наук (аж двух!), приятной наружности — чего ж вам боле? Свет решил, что он умен и очень мил.

    Перед Владимиром Познером бывший завсегдатай ток-шоу предстал уже государственным мужем, ответственным за отрасль под названием «культура». Так и произносил раз за разом — «отрасль». Но с особой миссией — быть «цементирующим фактором в многонациональной стране». Именно поэтому государство в лице Минкульта должно финансово поддерживать в первую очередь социально значимые фильмы, «отвечающие стратегическим интересам государства», подсказывая художникам, о чем им снимать кино. Ответственность за «цементирующий фактор» наложила на министра культуры свой отпечаток: он изо всех сил пытался выглядеть значительным, отчего был сдержан, скуп на эмоции и немногословен. Назвал себя «чуть-чуть писателем», но признался, когда речь зашла о его исторических изысканиях: «Я пишу не только о том, что было на самом деле, а и о том, что я думаю об этом». Призвал историков создать единую каноническую линейку фактов и героев, не засоряя незрелые умы всякими антипатриотическими толкованиями: Александр Невский — национальный герой. И баста. А о том, что, по некоторым версиям, он был еще и «татарским прихвостнем», школьникам говорить не следует, дабы не сбивать их с толку. Пьянство, плохие дороги и воровство — мифы не потому, что ничего подобного в природе русских людей нет, а потому, что русским присущи национально-исторический мазохизм и чувство исторической неполноценности, с которыми прежде всего и следует бороться. Один только раз посерел министр лицом и нервно схватился за стакан, когда Познер процитировал его же слова про то, что нужна реформа всей системы власти, иначе неминуема катастрофа. Но справился с волнением и доложил, что был неправ, погорячился, реформы идут, «отрасль мы реформируем, любые резкие действия могут нанести отрасли вред»… Можно, конечно, помахать шашкой, как оппозиция, но что дальше? А какой конструктив? А кто будет работать?

    «Когда вы лжете?» — спросил Познер своего гостя, перейдя к традиционной анкете Марселя Пруста. «Это вопрос?» — насторожился тот. «Это вопрос, — усмехнулся ведущий. — Я многим его задавал». «Практически никогда!» — гордо сверкнув очами, честно ответил Мединский. Ну, а потом дошла очередь и до того самого изречения про патриотизм, который изобретательный герой программы трогательно назвал «искупительным прибежищем даже для негодяя». Авторское толкование тронуло до глубины души — то есть, забравшись в «прибежище» патриотизма, негодяй тем самым искупает все свои негодяйства? Мысль, конечно, интересная.

    Бывшая глава Минсельхоза Елена Скрынник прежде, в отличие от Владимира Мединского, в симпатиях к ТВ не замеченная, тоже на минувшей неделе дала эксклюзивное интервью программе «Неделя», заявившись на него с восьмилетними двойняшками. «Пусть, — говорит, — послушают, как мама будет объяснять, что происходит». «Вы что-нибудь понимаете в сельском хозяйстве, дети?» — с трудом сдерживая смех, поинтересовалась у них Марианна Максимовская. «Понимают, конечно», — ответила за них мама, а ведущая добавила: «По словам Елены Скрынник, такая у нее стратегия — ей нечего скрывать ни от детей, ни от страны». И правда — честнейшим человеком показала себя госпожа бывшая министерша: ни клиники, ни дорогущих часов, ни редких элитных сумок у нее нет. «Я небогатый человек, я немного обеспеченный человек. Есть очень небольшая недвижимость во Франции. Дети на раскладушках спят вместе с бабушкой, потому что спален на всех не хватает». Ну, и финал — душераздирающий. «Почему вы не уехали за границу?» — спросила ведущая. «А куда мне ехать, скажите, пожалуйста? — воскликнула Елена Скрынник с надрывом. — Я родилась в России, я не собираюсь никуда сбегать!» Скупая женская слеза навернулась на скорбные очи героини, обретшей надежное искупительное прибежище. «А потом мама одела детей, завязала им шарфики, и они уехали. Теперь Ира и Миша явно разбираются и в сельском хозяйстве, и в том, что такое лизинг, и что такое коррупция по-русски», — резюмировала жестокосердная Марианна Максимовская, которую, кажется, мало тронули и министершины детки, и ее же слезки.

    В далеком 1703 году Петр I повелел своим боярам: «Указую на ассамблеях и в присутствиях господам сенаторам говорить токмо словами, а не по писанному, дабы дурь каждого всем видна была». Современные «бояре» в «присутствиях», роль которых сегодня исполняют телепрограммы, ежели начинают говорить токмо словами, а не по писанному, тоже раскрываются сполна. На месте нынешних «государей-императоров» я бы, пожалуй, издала приказ, противоположный Петрову: «Указую господам чиновникам бежать от телеэфира как черт от ладана, дабы дурь каждого не всей стране видна была».

    Источник




    К записи "Чиновники в эфире — душераздирающее зрелище" 27 комментариев

    “Давно уже разжевано по кусочкам для самых-самых, что великий Толстой, переводя сложный английский текст, сумел-таки перевести его неправильно. В оригинале было «патриотизм может оправдать даже негодяя», а из-под пера классика вышло «патриотизм — это способ самооправдания негодяя».

    Но почему именно либералы сделали ошибку классика фактором общественной жизни?
    Сначала — понятно, валили КГБ, КПСС и СССР. Но свалили же — почему не поднимать собственный, российский патриотизм, как во всех странах СНГ?

    Почему все 90-е годы, пока либералы были у власти, любить свою Родину было стыдно? Почему за словосочетание «национальные интересы» в служебной бумаге еще в 1995 году (личный опыт) можно было огрести серьезные неприятности?

    Потому что, когда в начале 90-х, по известному выражению, «попали в Россию», далеко не все «целили в коммунизм». И те, кто промахнулся, вроде Зиновьева и в целом диссидентов, как правило, горько раскаивались и никакой карьеры в своем раскаянии не сделали.

    А карьеру сделали, в тогдашних терминах, «демократы» — те, кто попал куда целил.

    Лучше всего это выразил умнейший и откровеннейший из либералов Кох, давным-давно сказавший о бесперспективности и безысходности России с такой чистой детской радостью, что она повергла в шок даже его коллег.

    Реагируя на теракт 11 сентября 2001 года, он же, отметив, что «для меня в Нью-Йорке все улочки родные», без каких-либо наводящих вопросов, по собственной воле признал: «Испытал полное бессилие и опустошение. Два года назад у нас в России взрывали дома, но тогда не было эффекта присутствия», — при том что, если я не ошибаюсь, в августе 1999 года он в России был, а в сентябре 2001 года в США не был. И дело здесь вряд ли только в телетрансляции: дело, скорее, в самоидентификации человека, в том, где именно у него находятся «родные улочки».

    Не менее откровенна была еще одна «прорабша перестройки», которая на круглом столе, посвященном 11 сентября 2001 года, вдруг стала яростно доказывать, что любые люди, готовые сознательно отдать свои жизни за что бы то ни было, и особенно за какую бы то ни было идею, — выродки рода человеческого и должны выявляться и уничтожаться физически в превентивном порядке, чтобы не мешали нормальным людям нормально жить.

    Дело было в Ленинграде (тогда и ныне Санкт-Петербург), недалеко от Пискаревского кладбища, где лежали эти самые, по ее терминологии, «выродки».

    Признаюсь: даже американцы в своих войнах после Второй мировой, даже террористы, даже фашисты ближе мне, чем эта либеральная дама, которую я слышал своими ушами. Потому что они сражались за свой народ — или хотя бы искренне думали так, а она вполне сознательно сражалась против своего народа.

    Не исключаю, что это вышло у нее нечаянно — просто потому, что в основе ее мироощущения лежали запросы потребления.

    Последнее слово — главное для понимания отношения либералов к России. Иначе понять политику либералов по отношению к нашей стране можно, лишь поверив, что они испытывают к ней животную ненависть и стремятся любой ценой ее разрушить. На самом деле все проще: они просто стремятся обеспечить себе качественное потребление, оставаясь равнодушными к цене этого потребления для всех остальных. «Ничего личного — только бизнес». Дело здесь совсем не в какой-то специфической ненависти — патриоты, считающие так, страдают обычной местечковой манией величия (обычно в комплекте с манией преследования).

    Россия нелюбима либералами не как враг, не как противостоящая сила, но лишь как неудобство, как гвоздь в ботинке: ее народ (тоже запрещенное после победы демократии слово, положено говорить «население»!) мешает им красиво потреблять, как плохому танцору мешают танцевать… ноги.

    Как гениально сформулировал один недавно впущенный в страну олигарх, «Я не столько патриот страны, в которой живу, сколько патриот своего капитала».

    Всем нам свойственно застывать в тяжком раздумье между севрюгой и Конституцией — при выборе же между Конституцией и куском хлеба 95% людей не задумаются ни на минуту, и всерьез осуждать их может только тот, кто не голодал сам.

    Но именно у либералов — и именно в силу их идеологии — потребительская ориентация выражена предельно полно. И, служа своему потреблению, они автоматически, незаметно для себя самих, начинают служить странам и регионам, где потреблять наиболее комфортно, — нашим объективным, стратегическим конкурентам. И, живя ради потребления, они начинают любить те места, где потреблять хорошо, комфортно, и не любить те, где потреблять плохо, неуютно.

    Не любить Россию.

    И это очень хорошо демонстрируют практические действия либералов, по-прежнему обслуживающих власть. Однако считая возглавляющего их царька и его банду неотъемлемой частью своей страны и своего народа, надо сознавать его не главной, а лишь наихудшей частью, подлежащей, по изящному выражению наших либералов, «реформированию».

    Странно обижаться на младенца, когда он срыгивает вам в лицо или какает мимо памперса (пусть даже на любимый галстук). Даже трудного подростка надо воспитывать, а не ненавидеть. Западные стандарты культуры и цивилизованности во многом не совместимы с российской общественной психологией, а во многом — пока — с объективными потребностями нашего общественного развития.

    Но у либералов отторжение от страны достигает высочайшей степени. В результате значительная часть интеллигенции, а точнее, образованного слоя, который является единственным носителем культуры и развития как такового, оказывается потерянной для страны, так как обижается на нее кровно, предъявляя ей непосильные для нее, несоразмерно завышенные стандарты своего личного потребления. Потребления не только материального, но и интеллектуального — и еды, и дорог, и разговоров «на кухне», и демократии.

    И с этой точки зрения главным либералом страны является Путин, который, по чудному выражению Митрофанова, хочет править как Сталин, а жить как в Европе.

    В свете изложенного очень забавно звучат назойливые заявления многих пропагандистов от аналитики о том, что Медведев — «тоже либерал».

    Что ж, поживем — увидим.

    P.S. Предупреждая гневные филиппики героев моего исследования, разъясняю: особенности сознания путиноидов не описаны не потому, что я считаю его менее патологичным, чем либеральное, а исключительно в силу его большей примитивности и, соответственно, меньшей интересности. В ряде же случаев (движения «Наши», породившее понятие «нашизм», «Молодая гвардия» и пр.) внешних признаков сознания обнаружить пока не удалось, что лишает исследование его предмета.”

    ИСТОЧНИК:http://ej.ru/?a=note&id=8134

    “Давно уже разжевано по кусочкам для самых-самых, что великий Толстой, переводя сложный английский текст, сумел-таки перевести его неправильно. В оригинале было «патриотизм может оправдать даже негодяя», а из-под пера классика вышло «патриотизм — это способ самооправдания негодяя». И в чём же ошибка, классика? Толстой, смотрел дальше, он же гений. Всё, что сегодня только может, оправдать негодяя, завтра обязательно станет самооправданием оного.
    «Но почему именно либералы сделали ошибку классика фактором общественной жизни?» Ответ на этот вопрос уже не имеет смысла.
    «Почему все 90-е годы, пока либералы были у власти, любить свою Родину было стыдно?» Либералы не были у власти никогда и нигде. Это аксиома. Любить свою Родину, для либерала, в отличие от вас «патриотов» , есть право, а не обязанность.
    «Не менее откровенна была еще одна «прорабша перестройки», которая на круглом столе, посвященном 11 сентября 2001 года, вдруг стала яростно доказывать, что любые люди, готовые сознательно отдать свои жизни, за что бы то ни было, и особенно за какую бы то ни было идею, — выродки рода человеческого и должны выявляться и уничтожаться физически в превентивном порядке, чтобы не мешали нормальным людям нормально жить.» Здесь явно идёт речь о террористах, людях готовых за идею отдать не только свою жизнь, а и прихватить чужие, но автор в лучшем случае на столько не далёк, а в худшем на столько мерзок, что пишет далее: «Дело было в Ленинграде (тогда и ныне Санкт-Петербург), недалеко от Пискаревского кладбища, где лежали эти самые, по ее терминологии, «выродки». – Какая мерзость, ставить на один уровень террористов и погибших в блокаду ленинградцев.
    И далее автор пишет: «Признаюсь: даже американцы в своих войнах после Второй мировой, даже террористы, даже фашисты ближе мне, чем эта либеральная дама, которую я слышал своими ушами. Потому что они сражались за свой народ — или хотя бы искренне думали так, а она вполне сознательно сражалась против своего народа.» – Ну кто бы сомневался, что автору ближе фашизм и терроризм. Либерализм ведь против насилия, а без насилия нет власти, а без власти наш народ в разнос пойдёт. Они, эти анти-либерасты, в этом абсолютно уверенны. Как и в том, что именно они знают, куда вести наш народ. Единственное они забывают, в своём рвении к власти, что мы там, куда они нас зовут, уже были.

    Полностью согласна с Gergunnом.

    Гурген – голова. Только туго соображающая. Не всегда то место, где был уже человек, хуже того, где он находится сейчас или куда зовут его те, кто под свободой личности подразумевает вседозволенность. Вот Церковь Христа, она как раз зовёт человека назад, туда, где он и был когда-то, к СВЯТОСТИ. А все эти либерасты, наоборот, зовут ко греху.

    “Вот Церковь Христа, она как раз зовёт человека назад, туда, где он и был когда-то, к СВЯТОСТИ”. Ашот, а вы уверенны , что вас там ждут? .Святыми были Адам и Ева пока яблоко не попробовали, а как только у них появилась возможность размножаться без участия Творца, их сразу лишили и Рая и Святости. Вам никогда не приходила в вашу “свободно” соображающую голову мысль, что в Раю место только для двоих? И ко греху вас никто не зовёт, вы сами к нему придёте, если считаете Свободу вседозволенностью.

    Гурген, вы опять переворачиваете всё с ног на голову. Это не я считаю свободу вседозволенностью, это вы считаете вседозволенность свободой. Ну, а уж о вашем комментарии Библии я и вообще лучше умолчу. Чтобы оградить вас от насмешек. Потому, что то, что написали вы – просто смешно.

    Знаете, что и как я считаю, зовёте назад к СВЯТОСТИ, ограждаете от насмешек. Да у вас мания величия и в самой последней стадии.

    Гурген, а расскажите, когда и как это у Адама с Евой “появилась возможность размножаться без участия Творца”? А до этого “вашего события” они там почковались, что ли? А что это за детский бред: “рай для двоих”? 8)

    После того, как Бог создал Адама и Еву, Он сказал им, что будут они, муж и жена, как одна плоть. И благословил их: “Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…” Не то Вы, Гурген, за грех принимаете, совсем не то.

    Ветхий завет внимательно прочитайте, прежде чем умничать,Автондилы.

    Это вы,Cerggun,к иудеям обращаетесь?

    Гурген, да Вы хотя бы и невнимательно, но тоже прочтите разок Ветхий Завет. А то смешно же получается. Пытаетесь кого-то тут поучать, а сами даже понять не можете, что же это такое “первородный грех”, последствия которого были: смертность, тленность, страстность…

    Cerggun:”“Давно уже разжевано по кусочкам для самых-самых, что великий Толстой, переводя сложный английский текст, сумел-таки перевести его неправильно. В оригинале было «патриотизм может оправдать даже негодяя», а из-под пера классика вышло «патриотизм — это способ самооправдания негодяя». И в чём же ошибка, классика? Толстой, смотрел дальше, он же гений. Всё, что сегодня только может, оправдать негодяя, завтра обязательно станет самооправданием оного.”

    А это, простите, неуказанное в статье объяснение классика или ваше предположение?
    Толстой пишет о неком способе, который оправдывает негодяя. И временных рамок ни в первом, ни во втором случае нет. Если учесть что это не мысли Толстого, а всего лишь перевод, то классик именно в контексте текста и сформулировал мысль. То есть в оригинале “патриотизм” имеет именно роль инструмента для оправдания или самооправдания негодяя, как нечто не очень полезное для общества. Можно продолжить выражение оригинальное, патриотизм может оправдать даже негодяя, вот насколько плох и несовершенен он на самом деле, что даже подлецы пользуются им, чтобы смыть с себя вину. Отсюда следует почему:

    “именно либералы сделали ошибку классика фактором общественной жизни?”

    потому что для удобного потребления было бы неплохо чтобы понятия “патриотизм” не было бы вообще. В стране где не народ, а население, патриотизма на мой взгляд, быть не может.

    Не думаю что Толстой был либералом и называл патриотизм “способом самооправдания негодяя” Скорее критиковал источник текста, для чего и перевел выражение именно в такой особо “острой” форме, фактически не меняя смысла текста.

    « Всё, что сегодня только МОЖЕТ, оправдать негодяя, завтра обязательно СТАНЕТ, самооправданием оного. «А это, простите, неуказанное в статье объяснение классика или ваше предположение?-
    Это моё понимание данного конкретного высказывания классика. И временную зависимость, а не рамки, тоже предположил, я. Далее по вашему тексту видно, что и вы, точно так же понимаете классика. А вот выводы, несмотря на собственные доводы, делаете ошибочные, надеюсь, ошибочные.

    “именно либералы сделали ошибку классика фактором общественной жизни?” Только, каким образом вдруг это становится «ошибкой» Толстого, не понял?
    «потому что для удобного потребления было бы неплохо, чтобы понятия “патриотизм” не было бы вообще».- Для чьего УДОБНОГО потребления? Либерализм единственное мировоззрение проповедующее удобство для всех, естественно в рамках не причинения неудобства другим, в идеале в рамках ОБЩЕПРИНЯТОГО закона. Патриотизм – действительно становится инструментом, как только о нём начинают говорить слишком громко.
    « В стране, где не народ, а население, патриотизма, на мой взгляд, быть не может.» Объясните, что в вашем понимании есть, народ и что есть население? В чём их различие? Уж не в том ли, что народ, нечто объединенное таким инструментом в руках власти, как патриотизм, а населению, как то маловато для объединения одного патриотизма. Тогда вам действительно не хватает УДОБНОГО инструмента.
    «Не думаю, что Толстой был либералом и называл патриотизм “способом самооправдания негодяя” Скорее критиковал источник текста, для чего и перевел выражение именно в такой особо “острой” форме, фактически не меняя смысла текста.»- именно либералом и был Толстой.
    Отвечу сразу и на второй ваш пост. И, правда, какие, мы либералы гадкие, предательство, считаем личным выбором. Интересно, а для вас это что? Слово любовь, для меня применительно, только к человеку. Действительно у меня есть «территория», личный земельный надел. Я его действительно «использую», а не «люблю», но так как я люблю людей, которые питаются с этой «территории», я не гажу на этой территории. А так как, я, уважаю «интересы» других людей, то не гажу на других территориях. Открою вам секрет, если вы научитесь не гадить на своей территории, она вам обязательно ответит взаимностью. И вы, не будете гадить и на чужой. А единственной причиной к переезду, считаю как раз появление у властей такого инструмента как «патриотизм», потому как уже один раз пришлось покинуть из за этой «не взаимности» свою «территорию».P.S. Из вашего второго поста, сам собой напрашивается вывод; « Любовь зла, полюбишь и «козла», а если всё – таки полюбил не «козла» то; « прежде всего нужно определиться, из каких мотивов складывается ваша “любовь”.

    Cerggun: “Это моё понимание данного конкретного высказывания классика. И временную зависимость, а не рамки, тоже предположил, я. “именно либералы сделали ошибку классика фактором общественной жизни?” Только, каким образом вдруг это становится «ошибкой» Толстого, не понял?”

    Ну да, давайте в сегодняшних неудачах винить Толстого=)) Перевел видите ли не так текст и здрасьте приехали, расплодились негодяи самооправдываясь с помощью патриотизма=))
    Вы так говорите как будто Толстой умышленно допустил эту ошибку с заделом на будущее(на сегодняшний день), так как понимал истинные мотивы западников, находясь в той эпохе. То что либералы сделали фактором общественной жизни ошибку Толстого именно сегодня, вы видимо и использовали в своей интерпретации “завтра обязательно” ну может быть и так, если еще учесть что “именно либералом и был Толстой” ничего удивительного. Я не читал ни оригинала, ни перевода классика, всего лишь высказал предположение по поводу одной цитаты, о чем речь в полном тексте даже не представляю.

    “Вы так говорите как будто Толстой умышленно допустил эту ошибку”–Я так говорю, потому что Толстой абсолютно прав, и если этот “фактор” общественной жизни, всё таки им стал , даже не важно кем он инициирован, это уже означает , что в обществе существует понимание того, что патриотизм, начинают использовать именно как инструмент. Проще говоря, как только начинаются разговоры о патриотизме в верхах, в низах уже понимают, что в “лучшем” случае речь идёт о неоплачиваемой работе не понятно на кого, а в худшем, придётся умирать, не понятно за кого.

    О,Боже ! До чего бы не прикоснулись либералы,все должны дерьмом перепачкать, и свободу,и демократию, и религию,теперь до патриотизма добрались. Эти либералы только гомиков и таких придурков как пуськи розовыми лепестками осыпают,считают их ” истинными ” патриотами и борцами за свободу . О нравы,нравы…

    Алёна, а это – война. Война против моей страны и моего народа. И это надо хорошо понимать.

    Cerggun:”Любить свою Родину, для либерала, в отличие от вас «патриотов» , есть право, а не обязанность.”

    Так же как и предать свою Родину, есть выбор либерала основанный на “свободомыслии” и “любить” для либерала, есть ни что иное как “использовать”, поэтому когда вы говорите о правах и обязанностях, прежде всего нужно определиться, из каких мотивов складывается ваша “любовь”, из корыстных и завистливых побуждений или во благо мира и процветания своей Родины. Для вас вообще понятия Родины не существует. У вас есть территория, которую с максимальной выгодой нужно использовать(“полюбить”), и если она не отвечает вам взаимностью, то интереса к такой Родине вы не испытываете, и переезжаете туда, где намного выгоднее и эффективнее распоряжаться “правом” любить свою Родину. Мне кажется, это и есть предательство, основанное на либеральном “праве”.

    Верно. Всё так и есть.

    Sercio, к Вам несколько вопросов. 1. “Прорабша перестройки” – это Раиса Горбачёва?
    2.Движение “Наши”, “Молодая гвардия” и превращённое либерастами “Наши” в “Нашизм” для Вас одно и то же?
    И последний вопрос. Вы, действительно, считаете, что “главным либералом страны является Путин, который, по чудному выражению Митрофанова, хочет править как Сталин, а жить как в Европе”?

    Насчет прорабши, не знаю кого конкретно имел ввиду автор. “Нашими”, извините, не интересуюсь. Поэтому ни осуждать, ни хвалить не буду. А вот о Путине могу сказать, что он, как политик, фигура изначально компромиссная, неоднозначная и очень несвободная в свих “движениях”(особенно на внутриполитическом поле). О его истинных намерениях мы можем судить по делам, как это делает г-н Митрофанов. Вполне разумно, по-моему. Пока этот вариант – “править как Сталин, а жить как в Европе”, вполне уместен на данном историческом этапе. Без жестских мер в беспредельной(от слова – беспредел) России не обойтись. Да и жить по-европейским стандартам, тоже неплохая идея, согласитесь?

    Согласен с автором статьи. Среди наших чиновников интеллектуалов не видно. В советское время их просто не могло быть. Кого можно было в 1922г. собрали и вышвырнули из страны по распоряжению Ленина и Луначарского – тогдашнего заведующего культурой. Кого пропустили по небрежности, чуть позже при Сталине добили.
    Ситуация в 30-50-е гг. в стране была похожа на сбывшуюся мечту противников свободы: полное единомыслие, преподавалось только то, что надо, фильмы снимались только правильные, патриотические. Только бесплодными оказались усилия создать нового человека и новое общество. И не в 90-е гг. всё пошло не так, потому что “ТАК” – не было никогда. Воспитанные в патриотическом духе советские подростки из хулиганских побуждений ещё до пресловутой перестройки взорвали мемориал погибшим в ВОВ в Малуксе под Ленинградом. На глазах бывшего разведчика А.Быстролётова, прошедшего сталинские лагеря, в 60г. группа пьяной молодёжи глумилась над инвалидом – ветераном ВОВ. И никто тогда при этом не ругал нашей истории и не хвалил Запад и не было в стране вообще никаких либералов – космополитов.
    Сегодня у власти те же противники свободы, которые во имя охранения народа от всевозможных происков зла, снова выступают за спасительное единомыслие, обязательное патриотическое воспитание и ругают Запад. Только ничего хорошего из этих усилий “подморозить” Россию не выйдет. Не станут люди ни добрее, ни честнее. Да и не нужно этого нашему правительству, – одной покорности для него будет вполне достаточно.

    Статья подложная(от слов “подлость” и “ложь”), но смонтирована хитроумно. Информация расчитана на познеритов, а это в процентном отношении 0,05% от общего населения России..
    Патриотизм познеритам не понять никогда. Но, некоторые из них в состоянии найти разницу между родной мамой и мачехой. Думаю, что эти люди не безнадёжны..

    Статья глубокая. Автор не делает реверансов ни либералам, раздевая их до нага, ни квасным ура-патриотам, смотрящим на Путина, как на царя-батюшку. Очень реалистично и довольно жестко. Напомню, что написана она была в канун президенства Медведева.

    Имею ввиду Делягина в своем посте.

    Точное попадание в цель. Ничего не прибавить. М-О-Л-О-Д-Е-Ц, Ирина Петровская!