Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 22 октября 2012

    Владимир Познер: «Знаете, Владимир Владимирович, меня кем только не называли, но уж наивным меня точно не назовешь»

    Рубрика: Новости.


    Журналист Ксения Соколова и ее гость генерал-майор Службы внешней разведки в отставке Юрий Кобаладзе обсудили особенности мировоззрения представителей спецслужб, в частности, «кембриджской пятерки» и Владимира Путина.

    Ксения Соколова: А почему Путин на большинство людей столь устрашающе действует? Он специально это делает?

    Юрий Кобаладзе: Потому что у нас в крови это. Он ничего не делает, а мы уже боимся. У нас не принято спокойное, не панибратское отношение к власти. Так относятся англичане к своему премьер-министру, американцы к своему президенту. А у нас — трепет. Путину это уже не надо, этот трепет не нужен, ему нужен Ганди. Ведь после смерти Ганди поговорить не с кем. Он же на вершине славы, запросто с президентами и премьер-министрами.

    Он не хочет, чтобы перед ним егозили.

    Ксения Соколова: Понятно. Но с другой стороны, сам виноват. Сам вылепил этот устрашающий образ.

    Юрий Кобаладзе: У Шендеровича был прекрасный материал «Вопросы президенту». По регламенту — это действительно так — надо было уложиться в 33 слова. И Шендерович придумал что-то вроде: «Владимир Владимирович, как вам удается при такой нагрузке так хорошо выглядеть?» Я смысл передаю, а у Шендеровича было ровно 33 слова. Вот такой вопрос Путину точно не надо задавать.

    Ксения Соколова: Вы знаете, что Путин приглашал к себе Машу Гессен, в тот момент главного редактора журнала «Вокруг света»?

    Юрий Кобаладзе: Слышал.

    Ксения Соколова: Как по-вашему, со стороны Путина это была попытка вербовки или просто спонтанная пиар-акция?

    Юрий Кобаладзе: Не могу точно сказать, надо знать подробности. У Путина был период, когда он активно занимался вербовкой. Но с журналистами его вербовки закончились крахом. Путина совершенно подвела Трегубова, которая все описала. Доренко нанес ему просто удар под дых, когда написал в New Times, как его вербовали. И его еще, о чем мало известно, растер Познер.

    Ксения Соколова: Я про Познера не знала.

    Юрий Кобаладзе: Я эту историю знаю от самого Познера. Он нигде не писал, как его приглашали на беседу и как Путин с ним не справился. Познер еще та штучка, с ним трудно.

    Ксения Соколова: А в чем трудность?

    Юрий Кобаладзе: Путин пытался его как бы в свою веру перевести. А Познер мягко не поддавался. В общем, ничем у них не закончилось. Познер рассказывал, что Путин ему напоследок бросил: «Знаете что, Владимир Владимирович, вы наивный человек». На что Познер, видно, от души расхохотался и говорит: «Знаете, Владимир Владимирович, меня кем только не называли, но уж наивным меня точно не назовешь». И ушел, как бы выиграв эту игру. А Путин просто хотел доверительных отношений. Познер для него не враг — чужой. А с чужим другой уровень отношений, ему больше прощается.

    Ксения Соколова: «Чужой» — вообще хорошая позиция. Спрашивают с врагов и со своих, с чужого не спрашивают.

    Юрий Кобаладзе: Точно. Поэтому его так огорчило предательство Собчак. «Мы же семья, мы все родственники, как она могла?!» Даже эмоционально не он, а холуи перегнули палку. Вы гениально сказали: «Это всего-то тебе, Ксюша, обошлось в полтора миллиона евро».

    Ксения Соколова: Деньги вернули.

    Юрий Кобаладзе: Потому что семья. Тем не менее у него явно есть потребность в «чужих», он хочет, чтобы его слышали.

    Ксения Соколова: Для этого надо разговаривать. Путин не разговаривает.

    Юрий Кобаладзе: Но с ним тоже не хотят разговаривать. Ему кажется, что его только «поливают поносом». Он, кстати, терпит. Знаете, что Путин сказал о Лесневской, чей New Times мочит его со страшной силой? Когда ему доложили, он спросил: «Откуда у нее деньги?» Ему отвечают: «Деньги свои». — «Значит, имеет право».

    Ксения Соколова: А откуда у Путина, по-вашему, вообще взялась эта система понятий? Не сдавать своих, не вступать в переговоры с врагом, всегда отвечать на удар еще более сильным ударом и так далее. Он не был блатным, не сидел. Может, в разведке научили?

    Юрий Кобаладзе: В разведке он пробыл без году неделю. Ну, научили его немецкому языку, отправили в Лейпциг. Вы понимаете, что такое Лейпциг?! Это вроде Луганска.

    Ксения Соколова: Откуда же «понятия»?

    Юрий Кобаладзе: Путин — от природы очень умный человек. Он последовательно выработал в себе именно те качества, которые нравятся большинству населения страны.

    Ксения Соколова: А как понравиться Путину?

    Юрий Кобаладзе: Покажите ему, что вы — такой же сильный зверь. Хоть и из другого леса.

    Ксения Соколова: Главное, чтоб он не знал, что в моем лесу деревья корнями вверх растут.

    Источник




    Комментирование закрыто.