Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • 12 июля 2012

    Капли «Дождя» бегут по лицам

    Рубрика: Новости.


    По вечерам, уютно сложив свою голову в телеэкран и настроившись при этом на вечно живой и вездесущий Первый канал, можно, со вкусом запасшись чипсами или, если кто любитель, жареными семечками («семенами подсолнечника») наблюдать, как открывают для себя и для миллионов уважаемых телезрителей Италию новые магелланы нового клуба кинопутешественников – Владимир Познер и, конечно, Иван Ургант – а кто же еще? Без Урганта сегодня никуда, как еще вчера – без Максима Галкина…

    Да вы их помните – это они какие-то месяцы назад (а кажется – еще вчера) открывали для себя и для нас Америку. А между тем уже пару недель как нету Владимира Познера в эфире телеканала «Дождь». И его свято место здесь остается пустым.

    Кажется, что вот совсем на днях он вел там вместе с Леонидом Парфеновым передачу «Парфенов. Познер». Однако, как выяснилось, Познеру пришлось подчиниться требованиям другого работодателя, – все того же вездесущего, великого и могучего Первого канала. Об этом сам Познер и сообщил в эфире «Дождя».

    На телеканале «Дождь» сожалеют об уходе из проекта Владимира Познера, о чем рассказала журналистам генеральный директор телеканала Наталья Синдеева.

    Передача «Парфенов и Познер» стартовала на телеканале «Дождь» сравнительно недавно – в начале апреля. Соведущие в студии обсуждали главные события уходящей недели – друг с другом и приглашенными гостями, среди которых были и те, которых не пускают на федеральное телевидение.

    Все было интересно и необычно, и как рассказывал в интервью Леонид Парфенов, проект создать совместный эфир с Познером существовал лично у него уже лет с десять как. И наконец-то смог воплотиться – пусть и не в метровом диапазоне, пусть и не на Первом (вездесущем) канале, – однако ж смог-таки. Увы, не на долго.

    «Дождь» пошел как-то не так. И Познеру пришлось выбирать – свобода или миллионная аудитория. И сопоставимые с аудиторией гонорары. Он выбрал второе.

    Любопытно, что по поводу ухода из эфира «Дождя» говорят государственные мужи. Комментариев уж совсем государственных мужей было не слышно, однако вот вице-спикер Государственной Думы Российской Федерации, глава подкомитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Сергей Железняк заявил, что без сомнений, Познер – один из самых известных людей российского телевидения и поэтому стремление Первого канала безраздельно использовать его таланты в интересах свой аудитории и рейтингов вполне объяснимо. «Выбор Владимира Владимировича между Первым каналом и телеканалом «Дождь» тоже вполне очевиден: он – настоящий профессионал и понимает разницу их потенциалов», – добавил вице-спикер.

    Железняк также выразил уверенность в том, что творческий коллектив «Дождя» «найдет решение по сохранению передачи, которую Познер вел с Леонидом Парфеновым, и телеканал предложит зрителям в новом виде этот интересный разговорный формат по обсуждению актуальных в обществе проблем и поиску путей их решения».

    К чему я все это рассказываю?

    Пару месяцев назад в нижегородском экспертном сообществе, в том числе – и на сайте «Агентства политических новостей» активно дискутировалась тема свободы российской прессы и свободы слова в России вообще. В смысле, есть такая свобода или ее нет.

    Моя личная встреча с Владимиром Познером заставила меня глубоко уважать этого человека. Он смело сравнивал демократию у нас – и демократию в тех странах, в которых ему довелось жить, в частности – в Соединенных Штатах и во Франции.

    Он давал нелицеприятные оценки. Он смело судил о политической системе и, казалось, для оценки любого явления есть у него прочный, как земная ось, неизменный, выработанный десятилетиями бытия в профессии и вообще – в мире – четкий критерий. Который он не собирается никому навязывать, но которым ни за что не станет поступаться.

    Он говорил и о свободе слова. И о коллегах, выдерживающих или не выдерживающих искушения в этой связи. Он назвал Владимира Соловьева «кто больше заплатит», а о Леониде Парфенове сказал так: «Леня Парфенов, Леонид Геннадьевич, по моему убеждению – самый талантливый человек, который был на нашем телевидении. Телевизионно талантливый».

    А собственно про свободу слова сказал так: «Сейчас трудно быть журналистом. Но можно не быть пропагандистом – это я вас уверяю. Можно уйти из профессии. Это тоже может быть. Будем называть вещи своими именами. Если уже невмоготу, противно, в конце концов, – можно уйти.

    У меня нет никакого рецепта. Кроме одного. Вот мы утром встаем. Идем в ванную комнату, чистим зубы или бреемся, смотримся в зеркало и вот, как говорил один человек, который был мне как второй отец, – не дай тебе Бог, чтобы тебе когда-нибудь захотелось плюнуть».

    А закончилась наша беседа вот такими словами: «Нет, я, конечно, могу пойти напролом – но какой в этом толк?».

    Слова оказались симптоматичны. Оказалось, бывают в стране такие времена, когда под «Дождем» – холодно и неуютно. А вот в Италии – другое дело.

    Источник

    »crosslinked«




    Комментирование закрыто.