Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • Архив февраля 2012

    Владимир Познер. Прощание с иллюзиями (Издательство «АСТ», 2012 г.)

    Опубликовал 8 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Это не просто мемуары человека с очень сложной, но поистине головокружительной судьбой: Познер родился в Париже, провел детство в Нью-Йорке и только в 18 лет впервые приехал в Москву. Отчаянно желая стать русским, он до сих пор пытается разобраться, кто же он, и где его настоящая Родина. Книга интересна тем, что Владимир Познер видел многие крупнейшие события ХХ века «с разных сторон баррикад» и умеет увлекательно и очень остро рассказать об этом. Но главное — он пытается трезво и непредвзято оценить Россию, Америку и Европу. Познер знает изнутри наше и западное телевидение, политическое закулисье и жизнь элит. Впервые в русской литературе XXI века автор решается честно порассуждать о вопросах национального самосознания, вероисповедания, политики и особенностях русского менталитета. Эта книга, безусловно, изменит наше отношение к мемуарам, так как до этого с такой откровенностью, иронией и глубиной никто не писал о своей жизни, стране и нашей эпохе.

    В Нью-Йорке же я получил свою первую работу — стал разносчиком газет и заодно впервые вкусил то, что принято называть капиталистической конкуренцией. Читателю следует учесть, что в Америке не принято давать детям карманные деньги за так: их нужно заработать. Мне отец платил пятьдесят центов в неделю за то, что я накрывал и убирал со стола и по субботам чистил ботинки всем членам семьи. Но я хотел большего, и для этого следовало найти работу, поскольку на любую просьбу увеличить размер моего еженедельного пособия отец отвечал:

    — Деньги не растут на деревьях, их надо зарабатывать.

    Сложные чувства

    Опубликовал 7 февраля 2012 в рубрике Новости, Разное. Комментарии: Comments Off

    Книга «Прощание с иллюзиями» Владимира Познера издана на русском языке
    Оказываясь в правильном месте в правильное время, всегда выигрываешь. А если это происходит много раз, становишься исторической личностью. Такова карма Владимира Познера, рассказавшего о времени и о себе в книге «Прощание с иллюзиями», изданной 20 лет назад на английском и лишь недавно на русском.
    Написание мемуаров – почти неотъемлемый элемент джентльменского набора, причитающегося человеку думающему, которому к тому же довелось стать свидетелем небезынтересных событий и дожить до почтенного возраста в здравом уме. Обозревать ландшафт эпохи со своей колокольни и произносить по итогам этой процедуры четкие фразы – хороший тон. Как и в случае любого литературного или публицистического жанра, читательский интерес к мемуарам определяется прежде всего тремя моментами: содержанием, стилем и магией авторского имени (или же другой, но похожей вещью, а именно социальной аурой и репутацией той личности, чьему перу принадлежит текст). Есть, само собой, еще такой феномен, как харизма; эта тонкая субстанция, собственно, является алхимическим экстрактом из стиля и репутации, но зависит еще и от авторского имиджа, напрямую создаваемого аудиовизуальными средствами.

    Первый канал вырезал из передачи Познера слова о том, что ему не позволят позвать в эфир Навального

    Опубликовал 7 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: 29 комментариев

    Руководство Первого канала вырезало из авторской передачи Владимира Познера «Познер», показанной в центральной части России, размышление ведущего о цензуре на телевидении, сообщает в своем блоге политик Алексей Навальный.

    К своей записи Навальный прилагает два видеофрагмента из передачи «Познер», один из эфира, шедшего в прямом эфире на Дальний Восток, а второй – из варианта, продемонстрированного на центральную часть страны.

    О переменах

    Опубликовал 6 февраля 2012 в рубрике Программа "Познер". Комментарии: Один комментарий

    Две минуты по поводу субботних митингов. Я участвовал в шествии и потом в митинге «За честные выборы». И думал я в это время вот о чем. Вот я приехал в Советский Союз в декабре 1952 года, мне шел девятнадцатый год, я был вполне взрослым человеком. Но, конечно, я очень мало знал о стране, я ничего не знал о массовых репрессиях, я ничего не знал о ГУЛАГе, и вообще та страна справедливости и настоящей свободы, о которой мне говорил мой отец и куда он привез меня с мамой и с младшим братом, сильно отличалась от той страны, в которую мы на самом деле и приехали.

    Тем не менее я был воспитан таким образом, я верил в идею социализма, я потом уже защищал советский строй в качестве пропагандиста. И дважды я поверил, что страна может измениться к лучшему. Первый раз это было после выступления Хрущева на XX съезде, когда он разоблачил Сталина. И второй раз это было, когда началась перестройка, гласность. Но оба раза я обманулся, ничего по-настоящему не изменилось.

    И в течение всего этого времени были люди, которые хотели, чтобы страна изменилась, и были отчаянно смелые люди, которые не только этого хотели, но говорили и выходили на улицы, за что немедленно их арестовывали, сажали, отправляли в психиатрические лечебницы. И ни о каких митингах не могло быть и речи, кроме, разумеется, митингов в пользу власти. Эти митинги организовывались, и, конечно же, они могли быть, а ни о каких других митингах речи не могло быть.

    В субботу, когда я ходил на этот митинг, я думал о том, что все-таки страна меняется, по крайней мере хочется в это поверить. Окончательно не верю, потому что не хотел бы разувериться в третий раз. Но все-таки есть надежда. Удачи вам, и приятных сновидений.

    6 февраля 2012 года. Тина Канделаки в программе “Познер”

    Опубликовал 6 февраля 2012 в рубрике Программа "Познер". Комментарии: 192 комментария

    Т. Канделаки: Я не хочу делить свой народ по политическим взглядам

    “Я не хочу делить свой народ по политическим взглядам, – заявила в эфире программы “Познер” телеведущая, продюсер, член Общественной палаты РФ Тина Канделаки. – Делить людей по политическим взглядам, если это не националисты (для меня это принципиально) – это античеловеческая бредятина”.

    Тина Канделаки сообщила, что в минувшую субботу была на двух митингах – и на Болотной площади, и на Поклонной горе. По ее словам, оба митинга напомнили ей радугу – “не только с точки зрения флагов, но и с точки зрения людей”. “На Якиманке я попала в колонну националистов, она была немногочисленная, но это было страшно, – рассказала телеведущая. – Но было в этих колоннах и очень много прекрасных, чистых, светлых, умных лиц”.

    »crosslinked«

    Владимир Познер. Прощание с иллюзиями (Издательство «АСТ», 2012 г.)

    Опубликовал 6 февраля 2012 в рубрике Новости, Разное. Комментарии: 9 комментариев

    Это не просто мемуары человека с очень сложной, но поистине головокружительной судьбой: Познер родился в Париже, провел детство в Нью-Йорке и только в 18 лет впервые приехал в Москву. Отчаянно желая стать русским, он до сих пор пытается разобраться, кто же он, и где его настоящая Родина. Книга интересна тем, что Владимир Познер видел многие крупнейшие события ХХ века «с разных сторон баррикад» и умеет увлекательно и очень остро рассказать об этом. Но главное — он пытается трезво и непредвзято оценить Россию, Америку и Европу. Познер знает изнутри наше и западное телевидение, политическое закулисье и жизнь элит. Впервые в русской литературе XXI века автор решается честно порассуждать о вопросах национального самосознания, вероисповедания, политики и особенностях русского менталитета. Эта книга, безусловно, изменит наше отношение к мемуарам, так как до этого с такой откровенностью, иронией и глубиной никто не писал о своей жизни, стране и нашей эпохе.

    В Нью-Йорке же я получил свою первую работу — стал разносчиком газет и заодно впервые вкусил то, что принято называть капиталистической конкуренцией. Читателю следует учесть, что в Америке не принято давать детям карманные деньги за так: их нужно заработать. Мне отец платил пятьдесят центов в неделю за то, что я накрывал и убирал со стола и по субботам чистил ботинки всем членам семьи. Но я хотел большего, и для этого следовало найти работу, поскольку на любую просьбу увеличить размер моего еженедельного пособия отец отвечал:

    — Деньги не растут на деревьях, их надо зарабатывать.

    «Привлекать людей к чтению нужно не назидательно, надо создать интригу»

    Опубликовал 5 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Владимир Познер — о трудных воспоминаниях, переводах с французского и семейных письмах
    В издательстве АСТ выходит книга Владимира Познера «Прощание с иллюзиями». Впервые воспоминания известного журналиста и телеведущего Parting With Illusions была издана в 1990-м году в Америке. Перевод на русский был завершен в 2008-м. Теперь к нему добавились сегодняшние авторские комментарии. Об обновленной книге Владимир Познер рассказал обозревателю «Недели».

    — В «Прощании с иллюзиями» как будто встречаются два автора, из прошлого и из настоящего. Насколько трудной оказалась эта «встреча»?

    — Книга далась мне очень трудно. Это мучительная была книга: разбираться в потере веры, в очень сложных отношениях с отцом, которого я очень любил. И, конечно, перечитывать это было непросто. И тогда, и сегодня она была для меня нелегкой.

    — Вы «тогда» и «сейчас» — это два разных человека?

    — Книга писалась в конце 1980-х. Мне уже было за 50. Хоть мне сегодня за 70, но конечно, нельзя сказать, что я стал другим человеком. Разумеется, человек меняется всегда. Если он не меняется, значит, он умер. Думаю, тогда я был большим оптимистом, чем сегодня. Было ощущение, что все получится. Сегодня такого ощущения нет.

    — Один из запоминающихся эпизодов — когда в 1991-м толпа скандирует: «Познер! Познер!». Как вы думаете, кто сейчас мог бы пользоваться таким доверием?

    — Разница между тем временем и сегодняшним как раз в том, что тогда журналисты пользовались необыкновенной популярностью. Казались рыцарями на белых конях, которые разоблачали зло. Сегодня нет профессии, которая пользовалась бы подобным уважением. Но есть люди, авторитет которых остается высоким. Разумеется, чтобы выходила толпа и скандировала их фамилии, нужны особые обстоятельства.

    — Это может быть писатель?

    — Мне кажется, что может. Если говорить о современности, то в какой-то момент это был Солженицын. Был бы жив Булгаков — он бы мог, ведь роман «Мастер и Маргарита» захватил всю страну. Но чтобы писатель был чем-то вроде маяка, фигурой, пользующейся общим уважением и признанием, как в свое время академик Лихачев или академик Сахаров, это случается редко. Когда в стране возникают какие-то движения, повышается градус отношения людей к окружающему, тогда это становится возможно.

    — Были ли мемуарные книги, на которые вы ориентировались?

    — Нет, не могу сказать, что какая-то другая литература повлияла на меня, я совершенно не собирался писать. Не могу сказать, чтобы меня увлекала чья-то мемуаристика. Когда я был совсем молодым, начал писать рассказы. И тогда испытал сильное влияние Максима Горького. Но мне было лет 17.

    — Кстати, что вы сейчас читаете из современной литературы?

    — Современную литературу очень мало читаю, скажу честно. Читаю классику, самую разную. Жду, пока мне скажут: знаешь, вот это обязательно надо прочитать. Я ведь столько не читал важного, пытаюсь это восполнить.

    Например, был такой американец Дэшил Хэммет, в 1920–1940-е годы он сочинял детективные романы и рассказы. На самом деле он бытописатель. Его герой, сыщик, жил в Лос-Анджелесе, через него Хэммет открывал, что такое Лос-Анджелес 1920–1930-х, как жили люди, какие были правила. Я его знал, но как-то не доходили руки. А тут прочитал две его книги. И в совершенном восторге. Есть еще Реймонд Чандлер — о Сан-Франциско. Швед Стиг Ларссон, в его книгах ощущение Швеции, а не просто детективная история. И мучительно перечитываю Пруста — «В поисках утраченного времени».

    — Не так давно появился новый перевод.

    — Я читаю по-французски, с вашего позволения. Кстати говоря, русская школа перевода была совершенно замечательная. Рита Райт, например, которой я привез «Над пропастью во ржи», чем невероятно горжусь. Кроме того, она Фолкнера переводила.

    — Как случилось, что вы передали книгу Сэлинджера именно Рите Райт?

    — Я пришел в журнал «Иностранная литература», там такой был Борис Розенцвейг, многоопытный ответственный секретарь. Он сказал, что я принес совершенно замечательную книгу. Но спросил, не позволю ли я «отдать ее настоящему мастеру». Он очень умно это сделал. И действительно, Рита Яковлевна замечательно ее перевела.

    — Вы ведь и сами переводили.

    — Я увлекался поэтическими переводами. Работал у Маршака, который сказал, что у меня есть некоторые способности, но нет никакого умения. Мол, если я у него поработаю, то он меня научит. Он одобрил некоторые мои переводы. Я их отнес в журнал «Новый мир», где меня встретили очень холодно. Но я-то отнес не только свои, но и его переводы. А они, не зная этого, сказали, что плохи все. Скандал был жутчайший.

    — Не думаете ли вернуться к переводам?

    — Мне нравится переводить, но у меня нет времени. К тому же эта работа благодарная, но она неизбежно устаревает. Оригинал остается оригиналом, но язык-то меняется. Как бы ты ни вкладывался, а вкладываться надо будь здоров, понимаешь, что это только для двух поколений, а потом будут заново все переводить.

    — Может ли на нашем телевидении появиться ведущий, который будет советовать книги и влиять на выбор зрителей, как это делала Опра Уинфри?

    — Не надо забывать, что это было ток-шоу. Это очень приземленная женщина, которая разговаривая с аудиторией о самых разных вещах, умело рекламировала какую-то одну книгу. А так как ее смотрела вся страна, то книга мгновенно становилась бестселлером.

    Но была и феноменальная французская передача «Апостроф» с критиком Бернаром Пиво. Конечно, для элитарной публики. Но Франция есть Франция. В России, если появится общественное телевидение, мог бы быть и русский «Апостроф». Сегодняшнее государственно-коммерческое телевидение заинтересовано только в максимальном количество зрителей, чтобы как можно дороже продавать рекламное время.

    Привлекать людей к чтению нужно не назидательно. Когда я учился в школе в Америке, мне было лет 12, там была потрясающая библиотека. Библиотекарь отзывал меня в сторону, и говорил: «Слушай, тут одна книга, она вообще для тех, кто постарше. Но ты у меня умный, никому не говори, что я тебе сказал». И всё, я бежал за этой книгой. Надо создать интригу, чтобы людям захотелось читать.

    — Как критики встретили вашу книгу, когда она была впервые опубликована в Америке? Чем американская критика отличается от нашей?

    — Литературный критик вообще в Америке не играет большой роли. А вот критик газеты «Нью-Йорк Таймс» может убить книгу или поднять ее. Точно так же, как кинокритик может убить кино, а театральный — спектакль. Так вот, когда вышла книга, меня отправили в рекламный тур по стране. Когда я добрался до Лос-Анджелеса, мне позвонила редактор и сообщила, что у нее плохие новости. Оказалось, на мою книгу написал разгромную рецензию критик «Нью-Йорк Таймс». Я поехал дальше в Сан-Франциско. И она мне опять звонит: «Твоя книга попала в список бестселлеров «Нью-Йорк Таймс». — А что делать с рецензентом? Да плевать на него!» Она употребила гораздо более грубое слово.

    — Какой фрагмент «Прощания с иллюзиями» вы посоветовали бы для газетной публикации?

    — Положа руку на сердце, я не хотел бы, чтобы публиковали фрагменты. Всё же это цельная вещь. Для меня это некоторый итог, исповедь. Сами читатели решат, что им интересно или неинтересно. Я, кстати, очень по этому поводу волнуюсь.

    Это довольно жесткая книга, я счел нужным говорить то, что думаю. Наверное, будут люди недовольные, что поделаешь. Что я сам читаю со слезами на глазах, так это письмо моего друга, который старше меня значительно, который ныне проживает в Риме и который любил мою маму. Это письмо он написал мне, когда она умерла. Но это личное.

    Владимир Познер. Прощание с иллюзиями. М.: АСТ, 2012

    Cтарая иллюзия лучше новых двух

    «Прощание с иллюзиями» в книге Владимира Познера происходит прямо на наших глазах. Когда воспоминания выходили в Америке в 1990-м, это были одни «иллюзии», теперь – другие. Автор признается, что не сразу нашел подход к давним признаниям, многие из которых уже устарели, что само по себе совершенно не удивительно:

    - Можно было, конечно, «осовременить» текст, так сказать, подправить его, и тогда мой читатель поразился бы тому, что я еще восемнадцать лет назад был необычайно прозорлив….

    Вариант с комментариями все же оказался более элегантным. Поначалу автор добавляет все новые детали воспомнинаний, уже обозначая их временные границы:

    - К сожалению, больше не у кого спрашивать: нет уже никого, кто мог бы пролить свет на эту историю, а пока они были живы, я не очень-то интересовался.

    Личные драмы получают оценку «с точки зрения вечности». Драматичная история многолетней ссоры с отцом, произошедшей из-за одного чужого письма, спустя годы кажется уже не столь важной:

    - Как ни тяжело писать эти слова, но может и хорошо, что мой отец умер, не дожив ни до перестройки, ни до развала Советского Союза. Боюсь, он не пережил бы этого.

    Но постепенно смысл новых комментариев начинает сводиться к тому, чтобы добавить в картину мира 1980-1990-х сегодняшние акценты и оценки. Причем часто выясняется, что «избавление от иллюзий» – это понимание того, что давние «заблуждения» вполне могли бы, тряхнув стариной, стать новыми правилами жизни:

    - Вот и капитализм — что американский, что русский… Нельзя считать нормой, когда в богатейшей стране еле-еле живут, при этом голодая и не имея крыши над головой, миллионы ее сограждан.

    Очень по-деловому он проходится красным карандашом по прошлым идеям: критикует усилившуюся роль РПЦ, ратует за толерантность, рассказывает о борьбе со СПИДом.

    Наконец, два последних заблуждения преподносятся совсем телеграфным стилем. Автор признается, что не ждал новых потрясений в личной жизни: Никаких переживаний, я женат, я стар, чур меня, чур!

    И как раз приветствовал решительные перемены в жизни политической:

    - Я очень надеялся, что Путин откажется от президентского соблазна. Такой поступок способствовал бы нормальной смене власти и хотя бы чуть-чуть приблизил бы Россию к современному цивилизованному демократическому обществу.

    Но все получилось ровно наоборот. Владимир Познер женился в третий раз, а Владимир Путин пошел на третий срок.

    Источник

    Планы В.Познера в связи с выходом книги «Прощание с иллюзиями»

    Опубликовал 5 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Владимир Познер – человек, который стал лицом целой эпохи. Эпохи Перемен. Сегодня в это трудно поверить, но были времена, когда его телешоу приковывало к экрану десятки миллионов людей, а потом, по завершению передачи, буквально половина мира гудела, обсуждая увиденное. После телемостов с Владимиром Познером и Филом Донахью зрители по обе стороны «железного занавеса» явно ощущали приближение глобальных мировых изменений. И они произошли. Мир стал другим. Стал ли он лучше или хуже – вопрос непростой. В книге «Прощание с иллюзиями» Владимир Познер сопоставляет свои былые взгляды (первая версия книги вышла в 1990 году) с точкой зрения, в которую внесло свои коррективы время. Насколько правильны были убеждения прошлого, может быть мир тридцатилетней давности просто оказался во власти красивых, но опасных иллюзий? Ответ ищите на страницах этой книги. Как известно, история соткана из судеб живых людей. Поэтому автор не мог не рассказать о перипетиях своей собственной судьбы, о людях, с которыми ему выпало встретиться на жизненном пути, о своих победах и разочарованиях…

    «Я решил оставить книжку такой, какой она была. Но при этом снабдить каждую главу своего рода комментариями к написанному, комментариями, отражающими мои сегодняшние взгляды».

    1 марта 2012 г. в Санкт-Петербурге творческий вечер Владимира Познера

    Опубликовал 4 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    «Прощание с Иллюзиями» – творческий вечер Владимира Познера 1 марта в Большом Зале Филармонии им. Д.Д. Шостаковича. Владимир Владимирович представит зрителям свою одноименную автобиографическую книгу .

    Книгу “Прощание с иллюзиями” (“Parting With Illusions”) Владимир Познер написал более двадцати лет назад на английском языке. В США она двенадцать недель держалась в списке бестселлеров газеты “Нью-Йорк Таймс”. Познер полагал, что сразу переведет свою книгу на русский, но, как он говорит, “уж слишком трудно она далась мне, чуть подожду”. Ждал он восемнадцать лет – перевод был завершен в 2008 году. Еще три года автор размышлял над тем, как в книге эти прошедшие годы отразить. И только в 2012, по мнению автора, пришло время издать русский вариант книги «Прощание с иллюзиями».

    Посол “поплыл” под “ударами” Познера

    Опубликовал 4 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Скандальная встреча “выходит боком” и Макфолу, и его гостям

    История с визитом российских “оранжистов” в посольства США вполне предсказуемо была поднята на авторской программе Владимира Познера, на которой мэтр российского ТВ продемонстрировал, что “старая гвардия не ржавеет”, и изрядно удивил аудиторию. Имеющий ультра либеральную репутацию телеведущий задавал приглашенному на передачу американскому послу столь неудобные для него вопросы, что Макфол, вероятно, видевший в своем виз-а-ви единомышленника, явно не ожидал от него такого “коварства” и буквально поплыл…