Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • Архив февраля 2012

    Познер может закрыть свою программу из-за редакторского вмешательства

    Опубликовал 10 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    МОСКВА, 8 фев – РИА Новости. Телеведущий Владимир Познер заявил, что пока идет на компромиссы в рамках вещательной политики Первого канала, но будет готов закрыть свою программу, если повторится ситуация “редакторского вмешательства”, когда из его последнего эфира с телеведущей Тиной Канделаки вырезали кусок с упоминанием фамилии блогера и оппозиционера Алексея Навального. На Первом канале это объясняют редакционной политикой.

    »crosslinked«

    Владимир Познер. “Прощание с иллюзиями”. (пресс-конференция В. Познера в РИА-Новости)

    Опубликовал 10 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    «Через 70 лет мою книгу читать не будут»

    8 февраля Владимир Познер встретился с журналистами на пресс-конференции в информационном агентстве РИА-Новости. Известный тележурналист представил коллегам свою книгу «Прощание с иллюзиями».

    О КНИГЕ: «Не книгу, а книжку», – исправляет сам себя Владимир Владимирович в самом начале пресс-конференции. «Книги писали Толстой и Достоевский, а мы пишем книжки», – поясняет он для собравшихся.

    Книжка «Прощание с иллюзиями» была опубликована в далеком 1990 году в США на английском языке. Тогда она называлась Parting With Illusions. Двенадцать недель она продержалась в списке бестселлеров газеты The New York Times. В 2008 году автор наконец решился перевести ее на русский язык, а два года спустя дополнил своими авторскими комментариями: «Очень многое изменилось. Не только в мире, но и в том, что я думаю, в моем отношении. Конечно, я мог ее «осовременить»: написать ее заново и сделать вид, что уже тогда я понимал, что будет через 18 лет. Но это не честно. Я хотел, чтобы российский читатель читал книгу, которую я написал тогда. Я думал года два и решил, что введу в текст комментарии по поводу того, что там написано и по поводу сегодняшнего дня. В результате вышла вот эта книга».

    Но суть книги осталась прежней – это прощание с иллюзиями, с верой, в которой его воспитывал отец-коммунист. Прощание было мучительным, как говорит сам автор. В книге много личного. Например, рассказ о том, как маленький Володя украл у родной тети 5 долларов (большие тогда деньги!). Когда воровство раскрылось, на него не стали кричать, отец спокойно объяснил, что его сын – «подлый вор». Этот урок мальчик усвоил на всю жизнь.
    Отношения с отцом занимают в книге особое место. По словам Владимира Познера, его отец «отказался от всего ради идеи», ради Советского Союза. А отказываться было от чего: в Нью-Йорке у семьи Познеров была шикарная квартира («на Новый год к нам приходило 100 человек гостей»), отец хорошо зарабатывал. Но идеи перевесили все материальные богатства, и 18-летний Володя Познер вместе с семьей оказался в Советском Союзе. Когда через несколько лет он придет к отцу и скажет, что хочет вернуться в Америку, в страну его детства, для того это станет ударом. А ведь отец и сын, по признанию Владимира Познера, были жертвами схожих иллюзий. Отец – по отношению к Советскому Союзу, после того, как он покинул Петроград в 14 лет; а сын – к Америке, из которой он уехал примерно в таком же возрасте. Вернувшись туда уже взрослым человек, живя там и работая, Владимир Владимирович распрощался с некоторыми детскими иллюзиями.

    В книге собраны не только личные переживания автора, большую ее часть занимает отражение взгляда телеведущего на многие процессы в Советском Союзе и в мире, свидетелем которых он стал, а также признание своих ошибок. В частности, Владимир Познер вспоминает свои иллюзии по поводу распада Советского Союза. Тогда тележурналисту казалось, что все должно измениться в одночасье. Только позднее он понял, что страна не может перескочить через ту или иную стадию развития. Государство, где у руля стоят советские люди, за пару лет не станет демократией.

    Владимир Познер подчеркивает, что эта книга – «некий итог, исповедь». Именно поэтому ему важно, чтобы как можно больше людей в России прочитали ее. Однако автор не строит наполеоновских планов: «Через 70 лет никто мою книгу читать не будет. Для этого автор должен быть гением. Я прекрасно понимаю, что я не гений. Мне кажется, книга имеет значение для определенного количества людей в определенное время. Может быть, это будет 5 лет. Если 10, то я буду поражен». На прощание Владимир Познер шутит: «Чтобы эту книгу читали 70 лет, люди должны быть идиотами».

    Пока же 70 лет не прошло, книгу читать стоит. Она уже в продаже, причем сразу в двух вариантах: более дорогом и бюджетом. Разница исключительно в оформлении.

    Разговор между журналистами, конечно же, не ограничился только выходом новой книги Владимира Познера.

    О БЕЛОРУССИИ И ЛУКАШЕНКО: «Я в первый раз попал в Белоруссию в конце 1990-х гг. Б.А. Березовский организовал поездку российских журналистов. И нас принимал президент Лукашенко. Когда я приехал, я выступал на телевидении, и ко мне подходили телевизионные люди и шептали мне на ухо какие-то вещи. Я спрашивал: «А что вы шепчетесь?», а они отвечали, что не могут здесь говорить. Я почувствовал, что вернулся в самый настоящий Советский Союз. Потом был ужин в резиденции президента. Нас там было много. Борис Абрамович Березовский просил каждого из нас встать и сказать что-нибудь. Я встал и сказал следующее: «Александр Григорьевич, вы знаете, меня мама учила, что если ты ломаешь чей-то хлеб, то ты должен ему сказать либо что-то хорошее, либо ничего не сказать. Я вам ничего не скажу». И сел. С этого начались наши отношения. Он меня хорошо знает. Он меня сильно не любит. Он несколько раз говорил о том, что я получал взятки за то, что о нем плохо говорю. То, что происходит в Белоруссии, лично у меня вызывает глубочайшее сожаление. Возможно, большинство населения его поддерживает, я тут не специалист. Но это ни о чем для меня не говорит, мое отношение отрицательное».

    О РАСПАДЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА: «Я думаю, что распад СССР был неизбежен. Никакая Америка не могла развалить его, это смешно даже. То, что ссылаются иногда на референдум, который был проведен, то он был нечестным. Об этом я говорил и Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Потому что референдум нужно было проводить в каждой республике отдельно, и не среди русских, которые живут в этих республиках, а только среди местного населения. Я вас уверяю, результат был бы совершенно другим. То, что 50% русских жили не в России, изменило весь ход дела».

    О КАНДИДАТАХ В ПРЕЗИДЕНТЫ РОССИИ И ИЛЛЮЗИЯХ: «Мне меньше всего кажется, что у них есть какие-то иллюзии по поводу России. Ни у Зюганова, ни у Жириновского, ни у Миронова, ни у Прохорова. Они абсолютно прагматичные люди, если выражаться политически корректно. Они хотят власти, у них нет иллюзий, что они могут ее получить. Кроме, может быть, Прохорова, который не сейчас, но все-таки рассчитывает на будущее. Остальные же понимают, что у них нет политического будущего. Что касается Владимира Владимировича Путина, то я не думаю, что он подвержен иллюзиям. Он тоже абсолютно прагматичный человек. Иллюзии есть у других. У многих людей есть иллюзии по поводу того, что будет, когда господин Путин станет президентом. Если кто-то думает, что не станет – это иллюзии. По логике вещей он не станет президентом, только если что-то с ним случится. Не дай бог, конечно. Есть иллюзии у людей, которые полагают, что это будет радикально другой Путин, что либерализация вдруг пойдет мощным путем. Есть такие иллюзии. У меня их нет».

    ПРО ОБЩЕСТВЕННОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ: «Я давно ратую за общественное телевидение, которое не зависит ни от власти, ни от рекламы. В 2005 году я напросился на прием к президенту Путину, и он меня принял. В течение часа мы разговаривали в Кремле. Одним из вопросов было создание в России общественного телевидения. Разговаривать с ним было приятно: он очень внимательно слушает, вполне контактен, у него есть чувство юмора. Другое дело, что мы с ним не сошлись. Он спросил, кто будет финансировать общественное телевидение, потому что наш народ не может, у него нет таких денег. Я ответил, что есть другие способы. Ведь в 49 странах есть общественное телевидение. В Канаде, например, оно финансируется целиком из государственного бюджета. Там есть закон, что процент финансирования не может уменьшаться. Вмешательство в вещательную политику также запрещено по закону. Путин со мной не согласился: «Кто оплачивает ужин, тот и танцует девушку». Я сказал, что не всегда. На что президент заключил: «Вы хороший человек, но очень наивный». Через некоторое время мы с М.С. Горбачевым написали В.В. Путину письмо о создании в стране общественного телевидения. Нам ответили, что идея хорошая, но время еще не пришло. Но относительно недавно президент Дмитрий Медведев очень определенно заговорил о создании общественного телевидения. Была создана группа, которую возглавляет Михаил Федотов, председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человек. Вот эта группа заседает. Меня туда пригласили. Но есть другая группа, которая заседает, как мне известно, с господином Громовым в Кремле. Насколько я знаю, она включает руководителей государственный каналов. Какая группа имеет больший вес, судите сами. Я мало верю в то, что будет независимое общественное телевидение. Потому что это принципиальное изменение политики. Оно не может произойти в одной области. Тогда надо ожидать совсем крупных изменений. Но мы будем стараться. Сейчас создаем подробный документ об общественном телевидении: миссии, цели, финансирование, попечительский совет и т.д. Федотов должен положить этот документ на стол президенту Медведеву. Я не хочу сказать, что это бессмысленно, но Дмитрий Медведев президент уже на выходе, приходит новый президент… Поэтому есть вопросы. Но мы будем пытаться».

    О РУССКИХ ЛЮДЯХ: «Я больше американец, чем русский. Мне сложно описать русского человека. На мой взгляд, русские очень похожи на ирландцев и совсем не похожи на американцев. Для русского человека характерны огромные перепады в настроении, от подъема и восторга до полной депрессии, тяга к выпивке, несомненный литературный талант, любовь к разговору. Все как у ирландцев. Очень схожа и их судьба. Ведь ирландцы были оккупированы на протяжении почти 800 лет англичанами. И русские были оккупированы то теми, то другими. Если говорить о конкретных людях, мне знакомых, то для меня это – Гагарин, Сахаров, Ельцин – абсолютно русские люди. Трудно объяснить почему, это чисто ощущенческое».

    О ЖУРНАЛИСТАХ: «Я считаю, что журналист не может быть чьим-то доверенным лицом. Сама профессия не допускает, чтобы журналист был членом Общественной Палаты, не говоря о том, чтобы быть депутатом Государственной Думы. По моему мнению, журналист не может быть членом чего-то. Он должен быть вне и смотреть на это».

    Познер готов закрыть свою программу, если ее вновь подвергнут цензуре

    Опубликовал 10 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Очередной скандал разгорелся на отечественном телевидении. Владимир Познер пообещал закрыть свою авторскую программу на Первом канале, если она будет и впредь подвергаться цензуре, как это случилось в понедельник. Напомним, 6 февраля из передачи “Познер” вырезали упоминание о блогере Навальном, что вызвало бурную интернет-дискуссию.

    Сам телеведущий высказался по поводу этой ситуации на пресс-конференции, посвященной выходу книги “Прощание с иллюзиями”, которая состоялась 8 февраля. “Моя программа идет в прямом эфире на Дальнем Востоке, остальные жители России смотрят ее уже в записи, и это дает возможность некоторым людям вмешаться. Обычно во время эфира в аппаратной сидит человек, которого можно назвать политкомиссаром. Он следит за происходящим и отмечает про себя то, что, как ему кажется, представляет опасность”, – объяснил Познер.

    Сложные чувства

    Опубликовал 10 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Книга «Прощание с иллюзиями» Владимира Познера издана на русском языке
    Оказываясь в правильном месте в правильное время, всегда выигрываешь. А если это происходит много раз, становишься исторической личностью. Такова карма Владимира Познера, рассказавшего о времени и о себе в книге «Прощание с иллюзиями», изданной 20 лет назад на английском и лишь недавно на русском.
    Написание мемуаров – почти неотъемлемый элемент джентльменского набора, причитающегося человеку думающему, которому к тому же довелось стать свидетелем небезынтересных событий и дожить до почтенного возраста в здравом уме. Обозревать ландшафт эпохи со своей колокольни и произносить по итогам этой процедуры четкие фразы – хороший тон. Как и в случае любого литературного или публицистического жанра, читательский интерес к мемуарам определяется прежде всего тремя моментами: содержанием, стилем и магией авторского имени (или же другой, но похожей вещью, а именно социальной аурой и репутацией той личности, чьему перу принадлежит текст). Есть, само собой, еще такой феномен, как харизма; эта тонкая субстанция, собственно, является алхимическим экстрактом из стиля и репутации, но зависит еще и от авторского имиджа, напрямую создаваемого аудиовизуальными средствами.
    Позиции Владимира Познера по всем этим пунктам, несомненно, сильны; по одним пунктам они сильнее, чем по другим, что естественно и нормально. Стиль в «Прощании с иллюзиями» популярный, журналистский, но при этом вполне индивидуальный и узнаваемый, баланс между увлекательностью и обстоятельностью почти идеальный. С магией имени и социальной аурой тоже все в порядке. Ну и, само собой, харизма с большим упором на аудиовизуальную составляющую (имеющаяся, кстати, далеко не у каждого автора) присутствует, и еще какая.

    Однако самым важным и наиболее занимательным компонентом познеровских воспоминаний оказывается содержание (главенствующая роль которого – тоже большой плюс). Чтобы правильно и в полной мере оценить его, нужно учесть одну из главных особенностей книги, а именно ее своеобразную судьбу, повлиявшую на текст ее русского издания и сделавшую ее недавний выход в России событием если не беспрецедентным, то уж во всяком случае «штучным».

    Мироздание, по-видимому, все-таки действительно склонно к равновесию или, по крайней мере, к разного рода компенсаторным эффектам: журналист и интервьюер Познер первоначально являлся не столько автором книги, сколько редактором сборника интервью с самим собой, и лишь позже превратился в мемуариста.
    Во второй половине 1980-х один из американских друзей Познера, сын писателя-коммуниста Альберта Кана (который, в свою очередь, был приятелем отца Познера) предложил уже ставшему знаменитым советскому медийному деятелю написать книгу о себе. Когда Познер отказался, сославшись на нехватку времени, американец записал с ним серию больших интервью, расшифровал запись, разбил то, что получилось, на главы и прислал на редактуру своему герою-собеседнику. Но получившийся таким образом текст знающие люди сочли несколько неполным, после чего Познер выбросил основанный на интервью «полуфабрикат» и сделал наконец то, о чем его просили, то есть написал настоящую книгу воспоминаний. В 1990 году она была выпущена американским издательством The Atlantic Monthly Press и стала бестселлером, продержавшись на первом месте книжного рейтинга газеты The New York Times в течение двенадцати недель. Перевода не потребовалось – билингв Познер написал мемуары по-английски.

    Авторский перевод на русский был сделан лишь в конце 2000-х. Перечитав некоторые пассажи по прошествии двадцати лет после того, как они были написаны, мемуарист испытал сложные чувства и нашел мудрый выход из создавшегося положения: он решил ничего не править, но снабдить российское издание специальными комментариями, отразив в них свой нынешний взгляд на некоторые события и на самого себя.

    В итоге «Прощание с иллюзиями» в их нынешнем русскоязычном варианте оказалось как бы двухуровневыми мемуарами, мемуарами в квадрате. Мы читаем воспоминания, написанные в конце 1980-х и посвященные военному и послевоенному времени, периодам так называемой оттепели, так называемого застоя и так называемой перестройки. И тут же – не в конце книги, а внутри текста, в самых разных его местах – сегодняшние соображения Познера, порой перетекающие в новые воспоминания, которые относятся отчасти уже к 1990-м и 2000-м.

    Одна из самых любопытных частей книги – рассказ о детстве и отрочестве. Владимир Познер, сын русского еврея-эмигранта и француженки, появился на свет в Париже, провел первые пять лет жизни в США и потом еще немного времени во Франции, а затем до 1948 года жил в Америке. Первым его языком был английский – именно на этом языке он говорил в период первоначального формирования личности; русский выучил в советской школе в Германии, куда семья переехала еще до того, как осесть в России. Глава «Моя Америка» захватывающе интересна: здесь очень много субъективных, но взвешенных и обоснованных свидетельств и об американской культуре 1940-х, и о дружественном отношении американцев к русским, характерном для военных лет, и о последующей резкой «перемене ветра», повлекшей за собой жесточайший коллективный приступ антикоммунизма и русофобии.

    Повествование о советской медийной карьере, написанное с умеренно-либеральных и не оголтело перестроечных позиций, тоже заслуживает внимательного чтения. Роль сегодняшних комментариев автора становится здесь более существенной, чем в начале книги, если не решающей. Работа в самых главных советских СМИ, гибкое противостояние авторитарному начальству и цензорским мерам, отъезд на работу в страну отрочества, США, где опять-таки практиковалась цензура, – все это изображено с глубоким чувством, не мешающим, однако, здравой рефлексии.
    Познер довольно внятно выражает убежденность в том, что в 1990-х дышалось легче, чем теперь. Но такой взгляд компенсируется спокойным и отчасти позитивным отношением к нынешнему времени, к его характерным явлениям и эмблематичным фигурам – в частности, к Путину, которого по некоторым историко-политическим параметрам даже оказывается возможным сопоставить с Джорджем Вашингтоном.

    Но самое трогательное – это, конечно, автокомментарии из 2000-х, в которых порой чувствуется некоторое стеснение автора по поводу чрезмерной «советскости» старого текста. Между тем стыдиться Познеру совершенно нечего, ибо, выступив своего рода медийным послом СССР в США, журналист сделал правильный выбор – хотя бы потому, что в результате он сыграл уникальную социокультурную роль, которую никто другой себе в актив записать, пожалуй, не может.

    Сравнивая путь Познера с карьерой некоторых его современников, безоговорочно принявших сторону североамериканской империи добра, проникаешься уважением к двуязычному Владимиру Владимировичу: он никого не предавал и не участвовал ни в каких крестовых походах против своей второй и главной родины. А стилистические диссонансы и некоторая топорность риторики двадцатилетней давности – вещь не смертельная.

    Источник

    Первый канал вырезал из передачи Познера слова о том, что ему не позволят позвать в эфир Навального

    Опубликовал 9 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Руководство Первого канала вырезало из авторской передачи Владимира Познера «Познер», показанной в центральной части России, размышление ведущего о цензуре на телевидении, сообщает в своем блоге политик Алексей Навальный.

    К своей записи Навальный прилагает два видеофрагмента из передачи «Познер», один из эфира, шедшего в прямом эфире на Дальний Восток, а второй – из варианта, продемонстрированного на центральную часть страны.

    6 февраля 2012 года. Тина Канделаки в программе “Познер”

    Опубликовал 9 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Т. Канделаки: Я не хочу делить свой народ по политическим взглядам

    “Я не хочу делить свой народ по политическим взглядам, – заявила в эфире программы “Познер” телеведущая, продюсер, член Общественной палаты РФ Тина Канделаки. – Делить людей по политическим взглядам, если это не националисты (для меня это принципиально) – это античеловеческая бредятина”.

    Тина Канделаки сообщила, что в минувшую субботу была на двух митингах – и на Болотной площади, и на Поклонной горе. По ее словам, оба митинга напомнили ей радугу – “не только с точки зрения флагов, но и с точки зрения людей”. “На Якиманке я попала в колонну националистов, она была немногочисленная, но это было страшно, – рассказала телеведущая. – Но было в этих колоннах и очень много прекрасных, чистых, светлых, умных лиц”.

    6 февраля 2012 года. Тина Канделаки в программе “Познер”

    Опубликовал 9 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Т. Канделаки: Я не хочу делить свой народ по политическим взглядам

    “Я не хочу делить свой народ по политическим взглядам, – заявила в эфире программы “Познер” телеведущая, продюсер, член Общественной палаты РФ Тина Канделаки. – Делить людей по политическим взглядам, если это не националисты (для меня это принципиально) – это античеловеческая бредятина”.

    Тина Канделаки сообщила, что в минувшую субботу была на двух митингах – и на Болотной площади, и на Поклонной горе. По ее словам, оба митинга напомнили ей радугу – “не только с точки зрения флагов, но и с точки зрения людей”. “На Якиманке я попала в колонну националистов, она была немногочисленная, но это было страшно, – рассказала телеведущая. – Но было в этих колоннах и очень много прекрасных, чистых, светлых, умных лиц”.

    О переменах

    Опубликовал 9 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Две минуты по поводу субботних митингов. Я участвовал в шествии и потом в митинге «За честные выборы». И думал я в это время вот о чем. Вот я приехал в Советский Союз в декабре 1952 года, мне шел девятнадцатый год, я был вполне взрослым человеком. Но, конечно, я очень мало знал о стране, я ничего не знал о массовых репрессиях, я ничего не знал о ГУЛАГе, и вообще та страна справедливости и настоящей свободы, о которой мне говорил мой отец и куда он привез меня с мамой и с младшим братом, сильно отличалась от той страны, в которую мы на самом деле и приехали.

    Тем не менее я был воспитан таким образом, я верил в идею социализма, я потом уже защищал советский строй в качестве пропагандиста. И дважды я поверил, что страна может измениться к лучшему. Первый раз это было после выступления Хрущева на XX съезде, когда он разоблачил Сталина. И второй раз это было, когда началась перестройка, гласность. Но оба раза я обманулся, ничего по-настоящему не изменилось.

    И в течение всего этого времени были люди, которые хотели, чтобы страна изменилась, и были отчаянно смелые люди, которые не только этого хотели, но говорили и выходили на улицы, за что немедленно их арестовывали, сажали, отправляли в психиатрические лечебницы. И ни о каких митингах не могло быть и речи, кроме, разумеется, митингов в пользу власти. Эти митинги организовывались, и, конечно же, они могли быть, а ни о каких других митингах речи не могло быть.

    В субботу, когда я ходил на этот митинг, я думал о том, что все-таки страна меняется, по крайней мере хочется в это поверить. Окончательно не верю, потому что не хотел бы разувериться в третий раз. Но все-таки есть надежда. Удачи вам, и приятных сновидений.

    Тур де Франс (заключительные серии)

    Опубликовал 9 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    В финале путешествия “Тур де Франс” съемочная группа вернется туда, откуда стартовала – в Париж.

    Свой последний день в Париже ведущие начали с небольшого кафе, в котором каждое утро собираются на чашку кофе жители района. Такие посиделки характерны для Парижа. О чем ведущим охотно рассказали посетители кафе и Элизабет Барун, француженка, говорящая по-русски. Глядя на эту очаровательную женщину, Познер рассуждает о француженках, которые, по его мнению, являются особой породой женщин. В чем секрет французского шика? На протяжении всего путешествия Познер не раз задавал это вопрос французским женщинам. Сегодня на него отвечают актриса Софи Марсо, певица Жюльетт Греко, писатели Марек Альтер и Мирей Гильяно.

    Тур де Франс (заключительные серии)

    Опубликовал 9 февраля 2012 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    В финале путешествия “Тур де Франс” съемочная группа вернется туда, откуда стартовала – в Париж.

    Свой последний день в Париже ведущие начали с небольшого кафе, в котором каждое утро собираются на чашку кофе жители района. Такие посиделки характерны для Парижа. О чем ведущим охотно рассказали посетители кафе и Элизабет Барун, француженка, говорящая по-русски. Глядя на эту очаровательную женщину, Познер рассуждает о француженках, которые, по его мнению, являются особой породой женщин. В чем секрет французского шика? На протяжении всего путешествия Познер не раз задавал это вопрос французским женщинам. Сегодня на него отвечают актриса Софи Марсо, певица Жюльетт Греко, писатели Марек Альтер и Мирей Гильяно.