Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • Архив июля 2011

    Передача “Ночной полёт” интервью 2004 года

    Опубликовал 27 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Статья от 31.03 2004 года

    А.МАКСИМОВ: Для нас огромная честь, что Владимир Владимирович Познер в ночь накануне своего дня рождения пришел в нашу студию, дав нам тем самым возможность его поздравить. У нас бывают такие эфиры, когда люди приходят в ночь перед своим днем рождения. Первый вопрос один и тот же я задаю всем. Если бы была волшебная возможность получить любой подарок, мы сейчас не говорим о вашем здоровье и здоровье ваших близких, вы бы что попросили у волшебника?

    В.ПОЗНЕР: О возможности взять интервью у Леонардо да Винчи.

    А.МАКСИМОВ: Почему Леонардо да Винчи?

    В.ПОЗНЕР: Я не понимаю его, и в то же время он мне кажется не землянином, откуда-то он был… Я очень им интересовался. Он мне кажется уникальнейшей в истории человечества индивидуальностью.

    А.МАКСИМОВ: Вы, конечно, поразительный человек. Я всегда предполагаю какие-то варианты ответов. А почему не Пушкин?

    В.ПОЗНЕР: Если можно и у Пушкина, то я с большим удовольствием. Но раз я могу только одного, при этом, что и Пушкин, и Гоголь, которого обожаю, да и Шекспир, который не слабоват был, но Леонардо да Винчи для меня стоит совершенно особняком. Он единственный в своем роде. Я не говорю о живописи, но вообще все, что он придумал, — это таинственнейшая личность. Я бы очень хотел с ним побеседовать.

    Звонок: Что повлияло на ваш выбор остаться жить в России, когда у вас была возможность жить и в другой стране.

    В.ПОЗНЕР: Меня привезли все-таки. Мой папа, который здесь родился в Питере и уехал мальчиком, после революции в 1922-м году, всегда стремился назад. У него были свои романтические представления об этой революции. Он верил в то, что СССР — самая справедливая страна, страна будущего. И он привез меня почти 19-летнего вместе с братом и с мамой в Советский Союз. Еще Сталин был жив, правда, он вскоре умер, к счастью для нас. Боюсь, что иначе бы все для нас плохо кончилось. Потом уже уехать отсюда нельзя было, была закрытая страна. А я вообще стал в очень скором времени не выездным по целому ряду причин, в частности, потому что я не согласился работать с КГБ. Поэтому у меня и выбора-то не было. Когда уже выбор появился, а это произошло при Горбачеве, вы знаете, я столько лет здесь жил, это тоже моя страна. Я говорю «тоже», потому что все-таки моя биография так сложилась, что у меня есть не один город . Где бы я ни был, я скучаю по тому или другому городу. Сейчас я могу ездить. Я чувствую, что в России то, что я делаю на телевидении, все-таки нужно кому-то. Есть зрители, есть люди, которые это смотрят и которые выражают мне какую-то благодарность и доброе отношение.

    А.МАКСИМОВ: Что бы вы посоветовали тем людям, которые находятся перед выбором?

    В.ПОЗНЕР: Я бы сказал так. Нет ничего тяжелее , чем оторваться от своих корней и пытаться встраиваться в чужую среду. Имейте в виду: вы всегда будете иммигрантами. Дети ваши — нет. Но вы всегда будете там чужими, что бы вам ни говорили. Вы никогда не выучите язык так, чтобы вас сразу не отличали, но главное, даже если вы невероятно способные и станете говорить на том или ином языке, как местные люди, вы никогда себя не почувствуете местным. Просто это надо иметь в виду, когда вы делаете такой выбор.

    А.МАКСИМОВ: Я моложе вас, но меня этот вопрос волнует. Как стареть достойно? Я видел очень много людей, которые к вашим годам становятся очень старыми. Вы же абсолютно молодой человек.

    В.ПОЗНЕР: Я думаю, что нет такого рецепта, но думаю, что это внутреннее какое-то состояние. Может быть несколько вещей. Первое. Найти женщину, которую вы любите и которая вас любит, и не терять это. Второе или тоже первое. Найти работу, которая является вашей работой. Найти себя. Потому что я думаю, что очень многие несчастья именно оттого, что человек так и не знает, для чего он родился на свет. Найти себя и понимать, что вот то вот мое — эти две вещи, как мне кажется, дают человеку огромные силы и сохраняют в нем молодость, что все еще интересно, все хочется. А такие вещи, как следить за собой — это уже банальные вещи. Они важные, но и не главные. В здоровом теле — здоровый дух, так сказать. И этот дух, его надо культивировать.

    Звонок: Когда вам очень трудно, как вы выходите из этого положения?

    В.ПОЗНЕР: Вообще, бывало трудно и не раз, и не два. Я думаю, это характер. Нет рецептов, но очень важно, чтобы вокруг тебя были люди, хотя бы один человек, которому можно пожаловаться , которому можно положить голову на плечо и который тебя поддержит. Но это внутреннее состояние. Я когда-то себе сказал, что я никогда не встану на колени, потому что я понимал, что если я встану на колени, то, наверное, я встану уже потом другим человеком. Значит, я сломался в какой-то момент. Я не знаю, как это получается, но постепенно в человеке какие-то вещи развиваются. Я никому не могу сказать, что если вы сделаете так-то, ты вы справитесь с любыми трудностями. Это вопрос внутреннего состояния.

    А.МАКСИМОВ: Сегодня наверняка будет много тостов, в том числе и за ваших родителей. Как вас воспитывали, вольно?

    В.ПОЗНЕР: Меня воспитывали строго.

    А.МАКСИМОВ: Наказывали?

    В.ПОЗНЕР: Редко. Мама моя была человеком очень сдержанным. Я знаю, что она меня очень любила. Но, как всякая французская буржуазная дама, она очень мало проявляла свои чувства. Она подставляла щеку, чтобы я ее поцеловал на ночь, но меня она не целовала. Но она заботилась обо мне невероятно — в том, как она меня кормила, чтобы я ложился вовремя спать. Я как-то даже рассказывал, что до 16 лет я должен был быть в постели не позже половины десятого. То есть она следила за мной, чтобы я был в порядке. Папа был довольно строгим человеком. В доме он был даже диктатором. И меня довольно строго воспитывали. Были очень жесткие правила, которые не нарушались, и просто так ничего не давали. Когда мы жили в Америке, где принято детям давать какие-то карманные деньги на неделю, мне давали только потому, что я дома выполнял определенную работу — накрывал на стол, убирал со стола.

    А.МАКСИМОВ: Как бы оплачивали труд?

    В.ПОЗНЕР: В общем, да. По субботам чистил ботинки всем. А когда я хотел больше, то мне папа сказал, что деньги на деревьях не растут, найди себе работу. Мне было 9 лет, я пошел и нашел себе работу — разносчик газет. Разносил газеты и получал больше.

    Звонок: Я читала в вашем интервью, что вы на лето собираетесь снять дачу в Португалии. Собираетесь ли вы там ходить на матчи чемпионата по футболу

    В.ПОЗНЕР: Я вообще больше всего на свете люблю ездить. Считаю, что нет ничего на свете интереснее, чем ездить по миру и смотреть, как люди живут, города… Страшно увлекательная вещь. В прошлом году мы с женой снимали дом в Италии. Мы всегда стараемся ездить. В этом году решили выбрать Португалию. Мы никогда там не были. Мы приезжаем как раз тогда, когда заканчивается Чемпионат Европы по футболу. Я люблю футбол. В меру. Я не сумасшедший болельщик. Ходить? Нет, не буду. Вообще не люблю толпу. А стадион все-таки толпа. Никого не хочу обижать. У меня такое ощущение. По телевизору, конечно, посмотрю. Но приезжаю, когда уже кончается это замечательное событие… И буду просто отдыхать, ездить по этой стране. К счастью, молодые люди этого уже не знают в России, но можно ездить по миру. Если ты заработал, то можно потратить эти деньги и посмотреть на мир. Нет ничего прекраснее, чем посмотреть на мир.

    А.МАКСИМОВ: Одна из ваших книг называется «Прощание с иллюзиями». С какой вашей личной иллюзией вам приходилось расставаться наиболее тяжело?

    В.ПОЗНЕР: Наиболее тяжело я расставался с верой в социализм. С верой в то, что Советский Союз это и есть та самая страна, которая покажет путь всем остальным.

    А.МАКСИМОВ: Это была ваша собственная вера?

    В.ПОЗНЕР: Да, это вера, которую мне внушил мой отец. Когда мы жили не здесь, конечно же. И я в это очень верил. Я все-таки вырос (как это теперь говорят?) в эпоху рыночной экономики, при капитализме. Я не большой поклонник этого строя. Но, к сожалению, ничего другого сегодня нет, что было бы лучше. Но тогда я был убежден, что социализм. После биологического факультета кое-какое время занимался поэтическими переводами, потом приехал, «попал» в пропаганду, в АПН, в 61-м году. И всю сознательную жизнь работал в пропаганде, защищал перед иностранцами (главным образом, перед американцами), доказывал преимущества социализма. При всех проблемах, которые были в Союзе. Но постепенно я все больше понимал, что идеи, идеалы — это одно, а реальная жизнь в Советском Союзе — совсем другое. На самом деле никакого социализма (как я это понимал) нет. А есть, напротив, страшные преступления. И с этим мириться и расставаться с этой верой и признаваться, что я в течение многих лет заблуждался, закрывал глаза на какие-то вещи, находил оправдания тем вещам, которым не было оправдания… Это было страшно тяжело.

    А.МАКСИМОВ: Это был такой постепенный процесс?

    В.ПОЗНЕР: Постепенный.

    Звонок: Вы много раз заявляли о том, что вы атеист. Мне просто хотелось бы узнать, почему вы пришли к такому выводу, убеждению? И как вообще вы к религии относитесь?

    В.ПОЗНЕР: Это не то что бы приходишь к убеждению, а если говорить очень просто: я в бога не верую. Это вопрос очень личностный. Но если я понимаю, как можно веровать в бога, то я не понимаю, как можно верить в церковь. Особенно христианская церковь мне напоминает больше всего ЦК КПСС. Там есть Генеральный секретарь, Политбюро… И почему-то именно эти люди считают, что именно им дано говорить от бога. Это мне кажется абсолютно неприемлемым. Я просто не верю в это. Я достаточно много ездил по миру, да и достаточно жить в одной стране, когда смотришь, как тяжело люди живут, как дети пухнут от голода и мухи ползают по их лицам, видишь количество страданий и слезы. Это что? Это так должно быть? Это и есть проявление божьей воли? Я не могу это принять. Просто не могу. Кроме того, я биолог все-таки. Занимался естественными науками. И когда через 500 лет католическая церковь соглашается, что, наверное, Галилей-то был прав: все-таки она вертится… Мне трудно с этим мириться, мягко говоря. Но опять, у каждого есть право на это. Я против того, чтобы это навязывали. Навязывали какую-либо веру. В том числе и школе.

    А.МАКСИМОВ: Хорошо, что у вас сегодня день рождения. Это освобождает меня от необходимости спорить…

    В.ПОЗНЕР: Не надо спорить…

    А.МАКСИМОВ: Мне понравилось ваше высказывание о том, что у каждой нации есть свой ум. Есть французский, русский, еврейский…

    В.ПОЗНЕР: Есть, да…

    А.МАКСИМОВ: Ну, все умы невозможно понять. А чем отличается русский ум от еврейского? Если это сформулировать.

    В.ПОЗНЕР: Это нельзя сформулировать. То есть кто-нибудь умней меня может. Я просто могу сказать: ага, это типичное проявление. Я могу это узнать, но Яне могу сформулировать. Это выявляется национальный характер. Для меня характер больше всего проявляется в языке. Сам язык есть проявление национального характера. И в народной музыке. Что касается ума, то это, быть может, менее выражено. Но я убежден, есть американский, французский… ум. Скорее, в анекдотах эти вещи проявляются. Но я не берусь сказать, русский ум — это то-то и то-то.

    Звонок: Что вы посоветуете пенсионерке, как вообще малоимущим путешествовать по миру?

    ПОЗНЕР: У меня нет ответа. Я расскажу довольно жестокий анекдот, может быть, применительно к вам. Нет, я передумал, не буду его рассказывать.

    А.МАКСИМОВ: А вы расскажите просто, не применительно к этой женщине.

    В.ПОЗНЕР: 18-й год. Москва. К ювелиру Рабиновичу приходят трое с маузерами на боку и говорят: «Товарищ Рабинович, вот мы строим социализм, для этого нужно много денег. У нас денег нет, а у вас, наверное, есть. Давайте по-хорошему: помогите нам». Он говорит: «Да я с дорогой душой, но только я должен поговорить со своей женой Розой». — Пожалуйста, а сколько вам надо времени? — Три дня. — Ну, какие проблемы… Приходят они в своих тужурках через три дня и спрашивают: “Ну как? Поговорили со своей женой Розой?” — Поговорил. — Что же она говорит? — Вы знаете, она говорит: «Нет денег — не надо строить».

    Я к тому, что если нет денег, нельзя ездить. Ну что делать? Такова жизнь. Никто за вас не заплатит. Так это устроено. Я, к счастью, могу себе позволить. Не все могут. Я это понимаю. Справедливо ли это? Наверное, не совсем. Общество не справедливо. Вообще, нет в мире понимания понятия справедливости. Это только нам бы хотелось, чтобы все было справедливо. С одной стороны, можно сказать, если человек заработал много денег честным трудом, то это да. С другой стороны, есть многие люди, которые не могут заработать, хотя стараются и стремятся…

    А.МАКСИМОВ: А почему тогда многие любят жизнь, если она так несправедлива?

    В.ПОЗНЕР: Но что значит «любят жизнь»?

    А.МАКСИМОВ: Вы любите жизнь?

    В.ПОЗНЕР: Любой живой организм (это я вам как биолог говорю) стремится к жизни. Даже одноклеточное. Попробуйте его уничтожить. Оно будет метаться.

    А.МАКСИМОВ: Но мы осознанно любим жизнь.

    В.ПОЗНЕР: Что значит “осознанно любим? Я жизнь очень люблю. Мне нравится. Всё. Мне нравятся моя работа, мои дети, внуки, дом, мне нравится читать, общаться с интересными людьми. Мне много чего нравится. Но вместе с тем, если говорить широко, на круг, то я скорее пессимист в отношении жизни. Я столько вижу бед, столько страданий. Вспоминаю потрясающие слова Радищева: «Я оглянул окрест себя, душа моя страданиями человеческими уязвлена стала». Действительно, страдания человеческие невероятны! При этом, то, что в России — это что еще… Поезжайте в Африку, Азии. Это ужас, как люди живут! И к сожалению, мне кажется, что мы не учимся. Человечество наступает на одни и те же грабли. И получает по башке. Раз за разом. Только грабли становятся все более опасными.

    А.МАКСИМОВ: Почему?

    В.ПОЗНЕР: Не знаю, почему. Вот посмотрите, что происходит с окружающей средой. Мы делаем вид, что как будто ничего не происходит. Мы себя травим. Но только в 11-м веке, например, в Англии травили себя тем, что испражнялись прямо на улице. И в конце концов, чума была. Черная чума страшная. Вы думаете, мы что-нибудь поняли? Мы все равно продолжаем делать все, чтобы наша жизнь была хуже. Война. Меньше войны не стало. Оружие. Оно стало страшнее, тяжелее. У меня нет ощущение, что человечество, обретая опыт, становится умнее. У меня нет никаких в этом убеждений.

    А.МАКСИМОВ: Мне остается поблагодарить вас за то, что вы пришли…

    В.ПОЗНЕР: Уже все?

    А.МАКСИМОВ: Мы проговорили с вами 25 минут, ни разу не сказав про телевидение. Мне просто казалось, что вы настолько разносторонний человек, что говорить об одном телевидении мне с вами было неинтересно. Спасибо, что вы помогли мне в этом. Всегда, когда ругают телевидение, говорят: «Зато есть Познер».

    »crosslinked«

    Если бороться со СПИДом, то нужно это делать на месте

    Опубликовал 27 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Первый раз он побывал здесь в 2005 году. Тогда Улан-Удэ был одним из первых после Нижнего Новгорода и Санкт-Петербурга мест проведения телемарафона «Время жить», стартовавшего на Первом канале 1 декабря 2004 года. С тех пор «социально ориентированное» ток-шоу выходило в прямом эфире вдали от Останкино — в региональных телестудиях в 30 городах России. До 16 июня 2008 года команда Владимира Познера и директора этого проекта, сотрудника фонда «Центр социального развития и информации» Юлии Величкиной не повторялась в выборе места проведения телемарафона. На 31-й раз Улан-Удэ стал первым городом, где акция прошла во второй раз.

    — У нас очень простой подход: если бороться со СПИДом, то нужно это делать на местах — приезжать в какой-либо город, регион и разговаривать с людьми, которые там живут, — сказал на пресс-конференции перед своим ток-шоу Владимир Познер. — ВИЧ — это чрезвычайно опасная болезнь, которая угрожает национальной безопасности страны. Бороться с этой угрозой приходится в условиях отсутствия просвещения, толерантного отношения к таким больным, распространения мифологии о СПИДе и страха людей проверяться на наличие вируса.

    ПОЗНЕР ЗА ГОСУДАРСТВО И ПРОТИВ ЦЕРКВИ

    Познер ставит в заслугу себе и своим коллегам то, что государство и официальная медицина в целом стали «лучше понимать реальную опасность этого заболевания».

    — Если три года назад на борьбу с ВИЧ-СПИДом государством было выделено 5 миллионов долларов, а это просто ничтожная сумма, то всего через полтора года на это выделили уже 200 миллионов долларов, — сказал мэтр. — То есть до государства дошло, и оно стало всерьез воспринимать эту проблему.

    Тем не менее обстановка вокруг ток-шоу о СПИДе отнюдь не отличается благодушной атмосферой рафинированной западной филантропии. За это время у телеакадемика и его коллег появились идейные соперники. Во-первых, из среды нонконформистов и представителей неофициальной науки, которые утверждают, что на самом деле СПИДа как факта медицинской науки не существует, а «страшилки» о нем — это эффективный способ рекламы презервативов. Во-вторых, это представители всех христианских конфессий (православные, католики и в меньшей степени протестанты), считающие, что бороться с сексуальной распущенностью и СПИДом, как одним из ее следствий, путем популяризации средств контрацепции все равно, что тушить костер ведром бензина.

    — Ветхий завет с его заповедями существует 5 тысяч лет, но за это время мы не стали меньше убивать, воровать и прелюбодействовать, — заявил Владимир Познер. — Значит, надо признать, что хотя это, конечно, замечательные «посылы» (заповеди. — Авт.), пока человечество не принимает их как способ жизни. Надо быть реалистами. Поэтому у меня большие проблемы с Русской православной церковью. Я считаю, что в данном случае, якобы, высокоморальные люди занимаются абсолютно аморальным делом!

    СКОЛЬКО СТОИТ ПОЗНЕР?

    На самом ток-шоу, которое вышло в прямом эфире «региональной врезкой» на канале РИК (Российский информационный канал «Вести-24»), Владимиру Познеру, как и три года назад, вновь пришлось дебатировать с представителями православной родительской общественности Улан-Удэ. Всего в студии БГТРК собралось около пятидесяти человек, среди которых были зампред правительства Бурятии, врач Баир Бальжиров, депутат Хурала Игорь Бобков, директор Центра профилактики СПИДа Екатерина Имеева и более двух десятков студентов.

    О меркантильной стороне своего участия в проекте Познер рассказывать не стал, обидевшись на вопрос «Информ Полиса» в адрес Юлии Величкиной о том, во что ее фонду обошлось привлечение к проекту «звезды» телевидения.

    — Это неприличный вопрос. Какая вам разница, сколько я зарабатываю?! — возмутился Владимир Познер. — В таких случаях я отвечаю: это не ваше собачье дело! Это же деньги не из бюджета, не из ваших налогов. Вот если бы это было из налогов, а я был бы чиновником, тут вы имели бы право спрашивать. Но это не тот случай!

    По словам директора СПИД-центра Екатерины Имеевой, на конец мая 2008 года в Бурятии зарегистрировано 3206 случаев ВИЧ-инфекции. В последнее время у нас, с одной стороны, уменьшилось количество случаев заражения среди молодых людей от 15-ти до 24-х лет, с другой стороны, участились такие случаи среди старших возрастных групп. Следующий пункт антиСПИДовского телемарафона Владимира Познера — Томск.

    статья с сайта infpol.ru

    Владимир Познер: Я не понимаю Азию!

    Опубликовал 27 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Сорок градусов жары. Но Познер пришел на встречу в деловом костюме. Ну настоящий европеец! Причем совершенно не понимающий Азию…

    Автор программы “Времена”, президент Академии российского телевидения Владимир Познер откровенно ответил на все наши вопросы. И заранее извинился, если обидел кого…

    Извинения были не лишними. Оказалось – он не такой, как на экране. Там можно вырезать лишние эмоции и резкость суждений из кадра и оставить зрителю безупречного мэтра российской журналистики. Но Познер “вживую” намного интереснее, может, потому, что говорил то, что думал.

    Откуда он взялся? Родился во Франции, учился в Америке, но в разгар перестройки приехал работать в Россию. Познер стал знаменитым, когда ему было уже за шестьдесят. Жизнь до этого – поиск себя. Слишком долгий? Но это того стоило.

    Сегодня его программы занимают верхнюю строчку в рейтингах. Тысячи людей верят ему и тяжело вздыхают, когда он ставит многоточие в очередной “болючей” теме знаменитой фразой “такие времена”…

    И если спросить, кто открыл Америку, то многие на постсоветском пространстве назовут вовсе не Колумба, а Познера, который большую часть своей профессиональной жизни рушил железный занавес Советского Союза, наводя телемосты между двумя континентами.

    “ОДНОЭТАЖНОЕ СНГ? НИКОГДА!”

    – Вы открывали зрителю Европу, не планируете обратиться к другой части континента, навести телемосты в новом направлении?

    – Мне были небезразличны отношения между Россией и Америкой. Я пытался добиться понимания в те годы. Что касается Средней Азии, скажу откровенно, я ее плохо знаю, что я могу объяснить? В Америке я вырос, Россию знаю. А в качестве мостостроителя в Азию не гожусь.

    Конечно же, Азия меня интересует. Но я европеец. Когда я попал в Рим, то ощутил свои корни – мороз пошел по коже. Я много ездил и видел прекрасные места, но такого чувства больше не было. Азия – это не мое. Мне ее сложно понять. Она больше, чем Европа, она разнообразна и совсем другая, мне никогда этого не постичь. У меня нет времени. Я владею многими иностранными языками, но не знаю тех языков, на которых общаются азиаты. Даже музыку не воспринимаю, она меня просто не трогает…

    – О бывших постсоветских республиках Средней Азии вы тоже ничего не знаете?

    – Если говорить о Казахстане, то это не среднеазиатская республика, поэтому сюда я его не отношу. Самый мощный и многочисленный среди среднеазиатских стран, на мой взгляд, Узбекистан. Самая богатая – Туркмения, но при этом нищета жуткая… О Таджикистане я вообще ничего не знаю. Киргизия? Впечатление, что серьезные проблемы, нищета, безработица и неопределенность в завтрашнем дне. Все бывшие республики, скажу откровенно (хотите – обижайтесь!), испытывают большие сложности. В чем была главная ошибка? Необходим был последовательный переход из строя в строй. Но Ленин посчитал, что один строй можно перескочить. Ничего не получилось. Люди оказались не готовы. Возьмем республики Средней Азии, тут был феодализм. И вдруг объявили социализм. Потом все рухнуло и вернулось к прошлому. Поэтому, когда вы меня сегодня спрашиваете, какое положение в этих странах, – да никакое…

    “Формально я не включил Казахстан в Среднюю Азию, так как, насколько я знаю, он сам себя туда не включает. Я думаю, что Казахстан – это мощнейшая страна, с огромным потенциалом, в коекаких экономических вопросах здесь ведут себя умнее, чем в той же России, в вопросах рыночной экономики – тоже…”

    – Ваш проект “Одноэтажная Америка” прошел на ура. Не было ли у вас желания сделать “Одноэтажное СНГ”?

    – Я в значительной степени американец, вырос в НьюЙорке, люблю этот город. Когда впервые прочитал “Одноэтажную Америку” Ильфа и Петрова, полную уважения, симпатии и критики, поразился. Как же они, не зная языка, почувствовали Америку? Это настоящий журналистский нюх! Я ужасно люблю эту книгу. И решил, что было бы здорово повторить путешествие и сравнить его с тем, что описали Ильф и Петров. Это интересно американцам и полезно россиянам. Я считаю, что сегодня неправильное отношение к этой стране, эта американофобия сызмальства… Мы общались с сотнями американцев и сделали, на мой взгляд, хорошую работу. Ничего более интересного я в жизни не делал.

    Когда я сделаю “Одноэтажное СНГ”? Никогда! Вопервых, у меня замыленный глаз. Нужно, чтобы это сделал иностранец, а я себя таковым в России не считаю. Мы, живущие здесь, много не видим, ко многому привыкли. И второй вопрос: для кого делать “Одноэтажную Россию”? Важно делать это не для россиян, а, например, для американцев. А кто это в Америке будет спонсировать, финансировать? Такого интереса там нет.

    Но это вовсе не значит, что я больше не буду делать такие проекты. Вторая часть будет про Францию. Я там родился, моя мама – француженка. Но это будет не “Одноэтажная Франция”, а “Тур де Франс”, мы будем ехать, как велосипедисты.

    ПОЗНЕР, КОТОРЫЙ ГУЛЯЕТ САМ ПО СЕБЕ?

    – Что вы думаете о независимости журналиста, есть ли вообще такое понятие?

    – В 1995 году, когда предстояли выборы в России, Ельцин выдвигался в президенты, и его рейтинг был равен 5 процентам. А у Зюганова было 30 процентов, вроде бы все понятно. В Давосе собрались олигархи. Они тогда решили не допустить коммунизм к власти. Использовали телевидение как оружие влияния на сознание. Они начали “мочить” Зюганова. Гигантские деньги были вложены в это дело, и Ельцин выиграл. Это был момент истины. Та самая перестроечная журналистика с ее героями и правдолюбцами перестала существовать. Журналисты перестали быть журналистами. Тогда мы поняли, что такое телевидение. Теперь, когда мы рассуждаем о купленных журналистах, мы должны осознать, что однажды продались… И это происходит не только в России, а всюду. В той же Америке.

    – Но выто всетаки независимый журналист. Чувствуете ли вы государственный контроль, когда делаете “Времена”?

    – У меня счастливая ситуация, я за эти годы заработал себе на жизнь и могу сказать: до свидания, будьте здоровы! Я не буду стоять на паперти, деньги дают мне независимость. Я могу уехать в любую страну. Уеду и скажу: да в гробу я вас видел! Я в свое время работал на определенную партию, но потом понял, что я делаю, и ушел. Больше не собираюсь работать ни на какую власть или систему. Только на аудиторию. Но при этом я не оппозиционер, у меня нет такой задачи.

    – Расскажите о процессе работы, есть ли у вас запретные темы?

    – Беру злободневную тему. Например, коррупцию. Медведев поднял вопрос, почему же не сделать это темой недели? И я думаю, что именно хотел бы узнать Иван Иванович из “тьмутаракани”? Не надо долго говорить, он хочет точно знать, когда и как. И моя задача – сделать программу именно для Ивана Ивановича…

    Конечно, это неприятно власти. Но увольнять меня зачем? Я делаю всетаки нужное дело. Бывает, что узнаю о недовольном телефонном звонке из кремлевской администрации, якобы зачем Познер сказал… Но я не работаю на “Первом канале”, я продаю свою программу…

    Познер много говорил о своей независимости, но когда зазвонил телефон, он извинился и сказал, что не может пропустить телефонный звонок даже во время интервью – “связан договором”…

    – Существует ли список людей, которых не приглашают на программу “Времена”?

    – Да, есть люди, которые не приглашаются на программу. Я бы, конечно, всех пригласил. В свое время у меня был разговор с генеральным директором “Первого канала”, я говорил: давайте не будем делать программу или будем делать помоему. Решили делать. Но три человека, как мне сказали, не должны быть. Не четыре, не восемь, а только три. Этих людей, я, конечно, не могу вам назвать. Это был компромисс. Я, конечно, считаю, что это ошибка, лучше вывести их из тени. Но так думают, к сожалению, не все…

    – Вы отстаивали “Интерньюс”, который закрыли власти. Как вы думаете, чем закончится эта история?

    – Мы, конечно, протестовали, 2000 журналистов подписали обращение к президенту Путину. Но Путин сказал, что это выеденного яйца не стоит. И то, что сейчас происходит с “Интерньюсом”, лишний раз показывает, что господин Медведев – это не клон Путина. У него свои взгляды. Будет ли восстановлен “Интерньюс”? Скорее всего, да.

    ВСЕ, КРОМЕ ПОЛИТИКИ

    – Увидев вас на экране в шоу “Король ринга”, многие были, по меньшей мере, удивлены. Вы так подрабатываете или развлекаетесь? И нашли же вы время для этого в плотном рабочем графике…

    – Я не люблю жаловаться, что мне, дескать, некогда. Если нет времени, то не делай ничего! А бокс я люблю с детства. Сначала, когда меня пригласили, я подумал, что, может, не следует соглашаться, ведь я серьезный человек, занятый политикой. А потом решил, почему бы не получить такое удовольствие, просто расслабиться?

    – Еще одно ваше хобби – это ресторан. Это дань моде? Многие знаменитости нынче открывают подобные заведения…

    – Мой брат – доктор исторических наук, в советское время был очень востребован. Но после 90х он оказался в достаточно тяжелом положении. А мы с ним давно шутили, почему бы нам не открыть французский ресторан. Мама наша была француженка, она замечательно готовила и нас научила не только ценить хорошую еду, разбираться, что с чем едят и чем запивают, но и готовить. Мое коронное блюдо – баранья нога пофранцузски.

    Я согласился открыть ресторан, нашел место, а дальше все делает брат. Мы открыли ресторан три года назад и назвали его в честь мамы. На стенах висят наши семейные фотографии. И это не бизнес, хотя, конечно, мы не теряем на этом деньги, более того, даже зарабатываем. Это место многим полюбилось, и нам приятно, что сюда многие приходят. Я думаю, что это потому, что в нашем ресторане нет этих пальцатых людей, относительно дешево и очень вкусно. Это мое увлечение, и я не собираюсь открывать второй, третий ресторан…

    – Вы часто говорите о плотном рабочем графике, есть ли в нем место отдыху?

    – Есть такая американская пословица, которая буквально переводится так: “Работай, как следует, а потом отдыхай на всю катушку”. Я так и делаю. Люблю поездки в разные страны. У меня большой отпуск, мы уходим в последнюю субботу июня и возвращаемся только в середине сентября. Играю в теннис, занимаюсь спортом, читаю и даже хожу в консерваторию, люблю поесть и выпить. Я гурман, люблю разную еду, хотя, если вы заметили, я не толстый человек. Много работаю и считаю, что имею право на хороший отдых.

    – Жизнь после семидесяти только начинается?

    – Я люблю свою профессию. И это самое главное. Можно быть замечательным водителем трамвая и быть счастливым, а можно быть мультимиллионером и постоянно грустить. Все зависит от самонастроя. Мне 74 года, и я пока еще ничего! Иногда даже на девушек посматриваю…

    статья с сайта caravan.kz

    Владимир Познер: “Скоро стану прадедом.”

    Опубликовал 27 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    В свои 74 года Владимир Познер не перестает удивлять телезрителей: отправившись в путешествие по США на машине, снял фильм «Одноэтажная Америка», а сейчас взялся за второй сезон шоу «Король ринга». Накануне премьеры с телеведущим встретилась Ксения ПАДЕРИНА.

    Владимир Познер

    Когда и где родился: 1 апреля 1934 года в Париже
    Семья: жена — Екатерина Орлова, директор Школы телевизионного мастерства; дочь — Екатерина (47 лет), композитор и пианист, живет в Берлине; сын — Петр Орлов, заместитель директора новостной службы НТВ; внуки — Маша (24 года), Коля (13 лет), Гоша (9 лет)
    Образование: окончил биолого-почвенный факультет МГУ по специальности «физиология человека»
    Карьера: с 1959 года работал литературным секретарем поэта Самуила Маршака. В 1961 году пришел в агентство печати «Новости», затем в Комитет по телевидению и радиовещанию. Был ведущим телемостов СССР — США. В 1985-м вместе с Филом Донахью вел телемост Ленинград — Сиэтл («A Citizens’ Summit» — «Встреча в верхах рядовых граждан»). В 1986-м был ведущим телемоста Ленинград — Бостон («Женщины говорят с женщинами»). С 2000 года Познер ведет еженедельное общественно-политическое ток-шоу «Времена» на Первом канале. С 11 февраля 2008 года вместе с Иваном Ургантом ведет цикл передач «Одноэтажная Америка». Президент Академии российского телевидения. Автор трех книг: «Parting with Illusions» (1990), «Eyewitness: A Personal Account of the Un-raveling of the Soviet Union» (1991) и «Одноэтажная Америка» (2008). Вместе со своим братом Павлом открыл в Москве французский ресторан «Жеральдин»
    Вкусы: еда — французская кухня; напитки — множество; музыка — классика, джаз, американская народная музыка; кино — Федерико Феллини

    На ринг выходят настоящие мужчины!


    — Владимир Владимирович, с каким настроением вы беретесь за проект «Король ринга-2»?

    — С радостью! После первого проекта на меня обрушились критики. Говорили, что я занимаюсь не своим делом. Я же страшно люблю, когда меня критикуют.

    — Сами боксом занимаетесь?

    — Немного в детстве тренировался, но потом увлекся легкой атлетикой и теннисом.

    — Вы не считаете, что это шоу довольно жестокое?

    — Нет. Это спорт! Более того, для участников программы смягчены правила: например, раунд длится не три, а полторы минуты.

    Когда меня хотят поругать, называют американцем

    — Владимир Владимирович, вас время от времени называют иностранцем…

    — Так говорят те, кто хочет подчеркнуть, что я «не свой», американец. Почти враг. Но таких немного. Я много езжу по стране, встречаюсь со зрителями и знаю их отношение ко мне.

    — Вы любите Россию?

    — А что это означает? Территорию? Все 150 миллионов россиян? Я не понимаю этого. Очень люблю русский язык, русскую литературу, музыку, культуру и искусство. Но Россия, безусловно, не моя Родина. Я родился в Париже. И в наибольшей степени чувствую себя дома там, а, заметьте, не в Америке! Я очень люблю Нью-Йорк. Но есть места в Штатах, где бы не хотел жить ни за что на свете! Например, центральная часть Америки очень консервативна и слабо образованна. Мне там было бы скучно.

    — За последний год в какой стране вы провели больше времени?

    — Все-таки в Рос-сии. Я веду программу в прямом эфире («Времена». — Прим. «ТН»), поэтому должен быть здесь постоянно.
    Только летом — в июле и августе — у программы отпуск, и я уезжаю за границу.

    Вижу, когда человек лжет

    — Существует мнение, что на российском телевидении все ведущие скоро будут говорить «по бумажке», а свободное слово и импровизация уходят в прошлое. Вы согласны с этим?
    — Уже хватит пальцев на одной руке, чтобы пересчитать дискуссионные программы: «К барьеру», «Времена»… То, что «развлекуха» вытеснила серьезное информационное телевидение, думаю, — результат определенной политики, метод контроля над средствами массовой информации. И все же я надеюсь, что это временное явление. Есть у меня чувство, что через какое-то время телевидение вернет себе более свободный, открытый стиль. Сегодняшнему телевидению рядовой зритель не доверяет, относится к нему безразлично и даже брезгливо. Я бы очень хотел увидеть, как власть вообще уйдет из средств массовой информации. Произойдет приватизация и появится много владельцев. Но без политической воли это сделать невозможно.

    — Как вы готовитесь к эфиру программы «Времена»?

    — По средам мы выбираем наиболее интересную тему. Решаем, кого позвать на эфир. К пятнице создаем некий скелет — сценарий возможного развития разговора.

    — Вы довольно жестко ведете программу. После эфира наживали себе врагов?

    — Бывало. Я стремлюсь работать максимально объективно, но если я вижу, что человек уходит от ответа или откровенно лжет, то начинаю брать его за горло. А на меня потом почему-то обижаются или злятся.

    — Всегда удается увидеть, что человек лжет?

    — Здесь нужно умение слушать и услышать. Во время эфира подмечать выражение лица человека, его жесты. Они скажут намного больше, чем слова!

    Друг очистил реку музыкой

    — Вы сами смотрите «Одноэтажную Америку»?

    — Смотрю. (С теплотой в голосе.) После поездки я очень полюбил Ваню Урганта. Кто-то думает, что он просто шутник. А он глубокий, начитанный, добрый, светлый человек.

    — Какие встречи вас особенно впечатлили в процессе создания программы?

    — По-настоящему потрясло то, что рассказывал, например, рыбак из Нового Орлеана. Его зовут Чарльз Робин Третий. Он в одночасье потерял все во время урагана «Катрина». Или было большое интервью со смертником в тюрьме. Оба они очень сдержанные люди, но излагали свои истории с потрясающим накалом! Это и производит впечатление: сильная страсть, которую держат в узде.

    — Какие люди в свое время оказали влияние на вас?

    — Близкий друг моего отца Иосиф Давыдович Гордон, например. Он 17 лет оттрубил в сталинских лагерях, а после освобождения два года с женой жил в нашем доме и по сути стал мне вторым отцом. Он сильно повлиял на меня по части отношения к жизни, понятий чести, честности. Говорил так: важно, чтобы утром, глядя в зеркало, тебе не захотелось в него плюнуть…

    Сильно повлиял и Самуил Яковлевич Маршак, у которого я работал литературным секретарем. Еще один важный человек в моей жизни — Пит Сигер, певец и народный композитор. Он учил нас музыке в американской школе. Много лет спустя, в 1968 году, я «перезнакомился» с Питом во время его гастролей в Советском Союзе. Сейчас мы близкие друзья. Меня восхищает, что он совсем ушел от вещизма. Для него абсолютно не имеет значения, какой марки у него одежда, машина или часы. Главное, чтобы часы показывали время, а машина ездила… У него совершенно другие заботы. Благодаря его музыке была очищена страшно грязная река Гудзон!

    — Как ему это удалось?

    — Пит накопил денег на строительство парусного судна, собрал команду. Поплыл по Гудзону и в каждом городе, встречающемся на пути, давал бесплатные концерты, агитируя за то, чтобы люди не выбрасывали в реку мусор. И, вы знаете, через пять-шесть лет из Гудзона уже можно было пить воду!

    Не могу почувствовать себя дедушкой

    — А женщины среди тех, кто как-то изменил вас, были?

    — Те, которых я любил. Только сильные чувства могут заставить человека измениться.

    — Сейчас такое возможно?

    — Вы знаете, мне довольно много лет — 74 года. В это время кардинально менять взгляды, отношения очень трудно. Вряд ли кому-то это удастся…

    — А детям?

    — О! Дети зачастую умнее взрослых. Помню, как года в три моя дочь Катя дала мне понять, что она умный человек. Она заставила меня подумать об этом — одним взглядом! Это резко изменило мое отношение к ней, к себе, очень обогатило мою жизнь. По мере того как Катя взрослела, мы становились все ближе и ближе. Я души в ней не чаю. Она — огромная составляющая моего счастья. Вот какая у меня дочь! В общем-то, все близкие дороги мне — и сын, и внуки, которых у меня уже несколько. Но есть вещи более мощные — и это как раз мое отношение к Кате.

    — Правнуков пока нет?

    — Нет, но я понимаю, что они вот-вот могут появиться. Внучке Маше уже 24, и она пять лет живет с молодым человеком. Мне это даже любопытно! Но прадедом я себя представить не могу! Как, впрочем, не могу в полной мере ощутить себя и дедушкой.

    — А почему? Может, потому что не нянчились с детьми?

    — Еще как нянчился! Просто для меня дедушка — это кто-то старенький. А я очень активный человек! Три раза в неделю играю в теннис, работаю. Иногда даже девушки на меня посматривают. (Смеется.) Какой же я дедушка, в конце концов?! Да еще прадед! Это даже смешно.

    — А что значит «еще как нянчился»?

    — Дочку я растил сам. Это были времена, когда в Союзе не было памперсов и нужно было покупать марлю, сшивать ее, делать пеленки, потом их стирать, кипятить, гладить горячим утюгом. И я со всем этим справлялся! Просто жена много работала, а я много был дома. Купал, кормил — все делал сам.

    — Вы часто видитесь с внуками?

    — Когда бываю в Европе, стараюсь уделить им время. Маша сейчас живет в Париже, учится в Сорбонне. Коля — со своей мамой в Германии, он заканчивает седьмой класс гимназии.

    Кубинские сигары стали хуже

    — Вы родились 1 апреля. Пошутить любите?

    — В первую очередь я «разыграл» свою маму, появившись на свет в день ее рождения. Это было воскресенье, когда сошлись все три Пасхи, что бывает крайне редко — православная, католическая и еврейская. Я не знаю, сыграло ли это роль в моей жизни… Думаю, да. Я очень доволен, что у меня день рождения именно 1 апреля. Всегда говорю: я родился в день дурака, так что списывайте все мои ошибки на это.

    — Друзья вас разыгрывают в этот день?

    — Это невозможно! Я всегда помню об этом празднике.

    — А сами подшучивали?

    — Были всякие дурацкие вещи. Например, как-то звонил друзьям и говорил им: «Вас беспокоят с телефонной станции — у нас тут пожар, пожалуйста, опустите телефон в воду!» И они верили! Это было очень давно…

    — Как вы отмечали в этом году свой 74-й день рождения?

    — Мы всей семьей собирались в Париже. Приехала из Берлина моя дочь. Была внучка Маша, мои друзья

    — всего человек восемь.

    — Что можно подарить человеку, у которого все есть?

    — Близкие люди знают, что я люблю. Например, в этот раз подарили ужасно смешную пепельницу, сделанную как лист газеты «Известия» с советскими заголовками. Бывает, преподносят дорогие подарки, но я этого не одобряю, мне становится неудобно. Еще люблю хорошие сигары.

    — Кубинские?

    — Нет, они стали хуже за годы социализма. И крепковаты для меня. Предпочитаю доминиканские. Курю немного, по настроению — одну через день.

    Ужин готовлю сам

    — Свой ресторан в Москве вы назвали «Жеральдин», это в честь вашей мамы?

    — Да. Мы открыли его почти четыре года назад вместе с братом Павлом.

    — В меню есть мамины фирменные блюда?

    — Приготовленная по особому рецепту нога ягненка — «жиго», луковый суп и шоколадный мусс. У нас в ресторане сугубо французская кухня. И даже меню на французском и русском языках.

    — Покушать любите?

    — Еще как!

    — А готовить умеете?

    — Еще как! Знаю массу разных рецептов и блюд. Все что угодно могу сделать. От закусок до десертов.

    — Что, например, приготовили вчера на ужин?

    — Свиные отбивные и спагетти с моим фирменным соусом, зеленый салат с помидорами и мороженое на десерт.

    Одноэтажная Франция

    — Владимир Владимирович, вы можете назвать себя счастливым человеком?

    — В целом да. Хотя у каждого, конечно, есть болезненные точки и переживания…

    — А есть еще что-то, что не реализовано в профессии? О чем мечтаете?

    — Сейчас я работаю над книгой «Прощание с иллюзиями», которая выйдет осенью. 18 лет назад она была опубликована в Америке и стала там бестселлером. Сейчас я перевел ее на русский язык и делаю вставки другим шрифтом — многое изменилось во мне с тех пор… Еще есть мечта сделать серию программ «ВВП» — «весьма влиятельные персоны». Это будут интервью с людьми, чья жизнь, работа изменила судьбы миллионов. Среди них есть известные люди, но есть и те, кто остался в тени. Например, французский врач, который изобрел противозачаточные пилюли, он же изменил жизнь планеты! Я очень хочу начать эту серию. Но это очень дорогая штука — нужно оплачивать поездки по миру, архивные материалы.

    Еще меня очень просят сделать «Одноэтажную Францию». 2010 год будет годом Франции в России и России во Франции. Я с удовольствием возьмусь за работу. Но пока не придумал хода. Это должна быть не туристическая поездка, а путешествие со смыслом. И я постараюсь вложить в этот фильм всю свою любовь к родной стране.

    Владимир Познер встретился с журналистами из Кыргызстана

    Опубликовал 27 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Известный журналист Владимир Познер встретился 28 мая с журналистами из Кыргызстана в Американском университете Центральной Азии. Не фокусируясь на одном, ведущий российской программы “Времена” поговорил с местными коллегами обо всём: от студентов АУЦА до российских властей.

    О студентах
    ПОЗНЕР: “Меня пригласили, я приехал. Мне всегда было интересно встречаться со студентами, независимо от того будущие ли это журналисты или историки, физики. Меня вообще всегда интересуют студенты. Со студентами [АУЦА] было очень интересно, гораздо более интересно, чем с [пауза] не студентами. Они задавали очень интересные вопросы, не всегда во всем соглашались, что важно”.
    О российском телевидении
    ПОЗНЕР: “В 1995 году, когда предстояли президентские выборы в России, и Ельцин выдвигался на второй срок, его позитивный рейтинг был 5 – пять процентов населения поддерживало Ельцина. У Зюганова, лидера КПРФ, было около 30. И тогда в Давосе, во время всемирного экономического форума, собрались те люди, которые тогда управляли Россией – их стали называть олигархами. (Я всем говорю: перестаньте употре*** это слово, его больше нет. По крайней мере в России их больше нет. То есть, олигарх – это не только человек богатый, но имеющий политическую власть, а таких больше нет.) Тогда они решили, что они всё сделают, чтобы не допустить возвращения коммунистов. И тогда они использовали телевидение, которое принадлежало с одной стороны Борису Абрамовичу Березовскому, с другой стороны Владимиру Александровичу Гусинскому, с условием таким – они всё время будут поднимать рейтинг Ельцина, разными путями. А Зюганова вообще не пустят на экран, и будут его мочить. И это сработало! И это был момент истины: в этот момент та самая перестроечная журналистика, которой все гордились, перестала существовать. Журналист – герой, правдолюбец, правдоискатель – перестал им быть. Журналистика была коррумпирована в самом глубоком смысле этого слова – не деньгами! Журналист перестал быть журналистом: у него было задание сделать рейтинг Ельцина и мочить Зюганова. Всё, что в дальнейшем происходило с телевидением, в том числе осуществление государственного контроля – вот откуда это пошло. Мы жалуемся – а смысл? Мы же тогда продались! Нам хорошо платят. Надо было раньше думать”.

    О мировом телевидении
    ПОЗНЕР: “Да, на Би-би-си высокий уровень журналистики. В Америке есть National Public Radio – да, там колоссальный уровень понимания. А если вы посмотрите, скажем, на Fox News – это просто жуть. Это никакая не журналистика. Это агитация в пользу Буша и всего, что там делается, хотя и умелая”.
    О демократии
    ПОЗНЕР: “Северная Корея, Китай разумеется, некоторые страны Средней Азии – там вообще о журналистике говорить трудно. Там есть указания и всё. Наиболее демократические страны – это скандинавские, они вообще не сравниваются ни с чем. Там, пожалуй, журналистика та, о которой мы говорим. Другое дело, что она скучная. Когда мы туда приезжаем, мы смотрим их телевидение, умираем от скуки и засыпаем тихо”.


    О принципах
    ПОЗНЕР: “У меня есть некоторые принципы. Я когда-то был пропагандистом: я работал на определённую власть, на определённую партию, на определённую систему. Но когда я понял, что всё это враньё в основе своей, когда я понял, что я отдал свои лучшие годы не лучшему делу, я себе дал слово: больше никогда. Я не буду членом никакой партии, я не буду работать ни на какую партию, я не буду работать ни на какую власть, ни на какую систему. Я буду работать на мою аудиторию: я буду стараться доводить до этой аудитории правду, насколько я могу”.
    Об отношениях с российскими властями
    ПОЗНЕР: “В свое время у меня был разговор с генеральным директором Первого канала, когда ставился вопрос: может быть не надо продолжать программу [”Времена”]? Я говорю: “Давайте закроем, или не выйдем перед новым годом и всё будет тихо, мирно. Я ничего не скажу по этому поводу, найду себе какую-нибудь другую программу. Или же давайте её делать, но если делать, то делать так, как я считаю нужным. Но если её тогда закроют, посреди года, то я организую пресс-конференцию и буду вопить не своим голосом”. На что он сказал: “Нет, будем её делать, но есть некоторые условия”. – “Какие?” – “Я вот вас прошу: есть три человека, которых я прошу не приглашать на программу”. Я сказал: “Не четыре? Не восемь? А три?” “Если три, то я согласен”. Конечно это уступка. Конечно, это компромисс. Но нужно было решать: либо делать программу без трёх человек, либо её вообще не делать. Эти люди, с точки зрения власти, нежелательные. Я считаю, что это ошибка. Я считаю, что они, наоборот, должны быть видны. Что это даже больше на пользу власти, чем держать их в полузапрете. Потому что, как мы знаем, запретный плод всегда немножко привлекает. Моя точка зрения расходится с точкой зрения властей в этом вопросе”.

    О Средней Азии
    ПОЗНЕР: “Маркс говорил, что мы начинаем как первобытно-общинный строй, потом мы переходим к рабовладельческому строю, потом к феодальному, потом к капиталистическому строю. А потом следующий социалистический строй, а что за ним – чёрт его знает, но что-то там есть. А Ленин считал, что можно перескочить. Вот в России капитализм только-только начался, раз – и мы в социализме! Ничего подобного, ничего не получилось. Люди-то не готовы, не накушались, не наприобрели! И, в конце концов, это всё рухнуло. И вот, например, возьмём Среднюю Азию. Когда в России начался капитализм, что было в этих республиках? Да феодализм был, чистой воды. И вдруг взяли, и вас в социализм. Какой к чёрту социализм, о чем мы говорим? Все эти лозунги: “От каждого по возможностям, каждому по труду”. Всё это, во-первых, вранье, потому что не платили по труду. А, во-вторых, никто не работал по возможностям, кроме двух-трёх человек, условно говоря. И как только этот пресс сняли – это всё вернулось туда. Этот менталитет того времени – он вернулся, никуда не делся, он только лежал. Так сколько надо времени, чтобы это всё переварить? Я думаю, много времени”.

    Гость программы “Познер” 1 декабря Михаил Горбачев

    Опубликовал 27 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    “Я до последнего патрона сражался за сохранение Советского Союза”. Об этом первый президент СССР заявил в программе Первого канала “Познер”. Вместе с тем М.Горбачев признал, что Советский Союз можно было бы сохранить “в модернизированном виде”, если бы не ряд совершенных им ошибок.

    “Решение об отъезде на Форос до подписания Союзного договора – это моя ошибка, – отметил первый президент СССР. – Если бы договор был подписан, то Советский Союз был бы сохранен, ведь даже сейчас, по данным социологического опроса “Левада-центра” 60 процентов сожалеет о распаде СССР”. Вторым серьезным промахом, по мнению М.Горбачева, стало то, что он “не отправил Ельцина навсегда заготавливать банановые продукты после известных событий, когда Пленум требовал исключить его из ЦК за то, что он затеял”.

    Кроме того, добавил М.Горбачев, в середине 80-х годов власти “опоздали с реформой партии и с реформой Союза, то есть с предоставлением республикам статуса суверенных государств, как это было записано в Конституции”. Еще одна ошибка первого президента СССР, по его словам, состояла в том, что он не распорядился “найти 10 – 15 миллиардов долларов в 90-м году, когда не хватало товаров. и вся страна стояла в очередях”. “Их можно было найти с учетом того, что 106 миллиардов долларов составляли расходы на оборону, – пояснил М.Горбачев. – Этот вопрос обсуждался, но Николай Рыжков был настроен против этого, я ему доверял и поддержал его, хотя надо было пойти на эту меру”.

    Вместе с тем, М.Горбачев заявил, что “может и будет гордиться” тем, что провел страну “по пути к политическим свободам, к демократическим институтам, к первым за тысячу лет свободным выборам”. “Мы довели общество до того, что Россию нельзя вернуть обратно”, – заключил первый президент СССР.

    Третий выпуск программы “Познер” приготовил нам сюрприз,гостем в студии будет бывший президент СССР Михаил Сергеевич Горбачёв.Какие вопросы будут заданы гостю,что интересует народ?

    17 апреля. Гость программы Познер – Геннадий Зюганов.

    Опубликовал 26 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Лидер КПРФ Зюганов Геннадий Андреевич отвечает на вопросы Владимира Познера.

    Лидер КПРФ Геннадий Зюганов планирует баллотироваться на пост Президента России. Об этом он заявил в эфире программы “Познер”. “Я возглавляю партию, и меня выдвинули уже целый ряд организаций в качестве кандидата от левого народно-патриотического блока, – сообщил он. – Это решает съезд в соответствии нынешним законам, но если мне предложат, я буду баллотироваться”.

    Владимир Познер: государство должно целиком уйти из СМИ

    Опубликовал 26 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off


    Самый известный интервьюер страны Владимир Познер высказал свое отношению к инициированному президентом России Дмитрием Медведевым процессу создания Общественного телевидения. Журналист оддержал идею и заявил, что готов работать над проектом лично.

    Также Познер поделился мнением о том, что государство должно вообще уйти из СМИ, подчеркнув, что на сегодня, согласно его оценке, около 80% российской прессы и телевидения так или иначе принадлежат властям.

    Как пример Владимир Познер привел Канадскую вещательную корпорацию, самостоятельно выстраивающую вещательную политику, при этом получающую некоторое финансирование из бюджета страны. Другой пример, приведенный телеведущим, — налог на общественное телевидение, «как в случае с BBC», когда оплачивается каждый действующий телевизор в доме, а за неуплату взимается серьезный штраф.

    Телеведущий сообщил, что лично готов заняться общественным телевидением в России, и выразил уверенность в том, что необходимые средства найти несложно, если президент и правительство действительно склонны поддержать идею.

    Напомним, что о своей готовности рассмотреть данный вопрос Дмитрий Медведев заявил накануне, уточнив, что необходимо продумать варианты финансирования. Глава государства небеспричинно заметил, что в России сбор дополнительного налога может создать «определенные проблемы», однако сама по себе идея общественного телевидения — это «хорошая штука» и при его создании вполне может использоваться существующий европейский опыт.

    Тур де Франс (11 серия)

    Опубликовал 26 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Познер
    Кулинарно-винный круиз “Тур де Франс” начинается с Аркашонского залива, где расположены фермы по выращиванию устриц. Что такое устрицы, почему их так любили короли, и как отличить съедобную устрицу от несъедобной расскажет Владимир Познер.

    Тур де Франс (10 серия)

    Опубликовал 26 июля 2011 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Кулинарно-винный круиз “Тур де Франс” начинается с Аркашонского залива, где расположены фермы по выращиванию устриц. Что такое устрицы, почему их так любили короли, и как отличить съедобную устрицу от несъедобной расскажет Владимир Познер.