Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • Архив октября 2009

    Владимир Познер спортсмен

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Главное увлечение – большой теннис

    Как знают телезрители, импозантно-вальяжный политический обозреватель Владимир Познер вдруг в последнее время выступил в качестве ведущего-комментатора далекой от высоких кабинетных материй программы «Король ринга».
    Оказывается, у этого нового амплуа Познера серьезная подоплека в биографии популярного телеведущего, который и сегодня, в свои 74 года, дружен со спортом.
    Как выяснилось, боксом Познер в свое время тоже занимался – но недолго и непрофессионально. Был дружен и с легкой атлетикой – в молодости показывал неплохие результаты. Он и сейчас занимается бегом – чтобы поддерживать форму. Однако сегодня главное его увлечение – большой теннис. Познер бывает на корте не реже двух раз в неделю, а иногда, если дела позволяют – и каждый день.

    Теннисом он серьезно занимается с 10 лет.
    Что же касается бокса, то, по собственному признанию, телеведущий и сейчас вышел бы на ринг… с представителем своей возрастной группы. И, уверен Познер, он смог бы держать удар! Глядя на участников телебоев, говорит Познер, ему часто хотелось самому вступить в бой. Однако он понимал, что в этом случае слишком велик риск быстро оказаться на полу в самом неприглядном виде. Лучше уж теннисный мяч погонять, говорит телеведущий. Ведь для этого тоже нужно немало мастерства.

    источник: газета “Вечерняя Москва”

    Познер и ТЭФИ-2008

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Вчера из Фонда “Академия Российского телевидения” пришло сообщение о том, что пресс-конференция его президента Владимира Познера, назначенная на 18 июля, отменяется…

    А этой встречи с Владимиром Владимировичем представители СМИ ждали с нетерпением – слишком много различной информации и слухов вокруг премии ТЭФИ в этом году. Впрочем, появились они уже давно – каждый раз главная телевизионная премия страны проходила в скандальной обстановке. Нынешний год не стал исключением. “РГ” попыталась выделить четыре главных вопроса и представить положение дел на данный момент.

    Вопрос первый: Состоится ли в нынешнем году церемония вручения общероссийской национальной телепремии?

    Официально о том, что она не состоится, никто и нигде не говорил. Церемония награждения победителей телеконкурса пройдет в два этапа и состоится в ГЦКЗ “Россия” в Лужниках. 24 сентября – ТЭФИ-2008 – “Профессии” (эта часть не транслируется на телеканалах) и 26 сентября ТЭФИ-2008 – “Лица”. На сегодняшний момент на конкурс представлено 474 работы (в прошлом году участвовало 453). Из них выделяются столичные производители – от них 395 заявок.

    Вопрос второй: Правда ли, что ВГТРК не представило на ТЭФИ в этом году ни одной работы?

    Правда. Информация об этом появилась еще в конце июня, а именно 20-го числа, когда теле академия завершила прием заявок на соискание национальной телепремии. А еще в начале июня в СМИ появилась информация, что на национальный конкурс недобор – за 10 дней до окончания приема заявок академия получила всего 53 работы.

    После 20 июня выяснилось, что заявок достаточно, но холдинг ВГТРК (в него входит пять телеканалов – “Россия”, “Культура”, “Спорт”, “Вести 24″ и “Бибигон”) премию проигнорировал. А программы и проекты этих каналов, которые все-таки участвуют в конкурсе, выдвинуты непосредственно производителями. Так что канал имеет все шансы быть награжденным. И не раз. Тем не менее демарш ВГТРК поставил под вопрос существование самой премии. По крайней мере, об этом заговорили. Тут уместно напомнить, что ранее из состава учредителей телеакадемии вышли телеканалы НТВ, ТНТ и АТВ.

    Руководители ВГТРК на обращение “РГ” с просьбой прокомментировать случившееся ответили отказом. Но, судя по всему, их не могло не задевать, что число телеакадемиков, представленных в АРТ Первым каналом, значительно превышает количество членов академии от “России”. Все это не может не сказаться на голосовании, каким бы оно ни было – тайным или явным. Так, в прошлом году Первый канал в целом победил на ТЭФИ со значительным перевесом, и это довольно-таки огорчило другие каналы.

    Кстати, руководство Первого канала также отказалось комментировать сложившуюся ситуацию, мотивируя это тем, что никаких официальных документов со стороны ВГТРК, свидетельствующих о выходе компании из телеакадемии или нежелании сотрудничать, не существует.

    Вопрос третий: На каком канале будет проходить трансляция ТЭФИ-2008?

    Специализированное издание “Телескоп” пишет: “По негласным правилам, установленным учредителями в этом году, показывать ТЭФИ должен Первый канал (в прошлом году Константин Эрнст в связи с выборами попросил не обременять его показом церемонии)”.

    В пресс-службе Первого канала “РГ” сообщили, что никаких официальных документов, согласно которым Первый канал обязан транслировать церемонию ТЭФИ-2008, тоже нет. Так что на какой “кнопке” можно будет ее посмотреть, точно выяснится позднее.

    Вопрос четвертый: останется ли Владимир Владимирович на посту президента?

    Ответа пока никто не знает. Мобильный телефон президента АРТ не отвечает. В самой академии говорят, что он находится в отпуске. Однако, судя по тому, как спешно была отменена встреча с представителями СМИ, связь с ним есть. И возможно, на этой встрече он и хотел объявить о своей отставке…

    источник rg.ru

    Познер на проекте «Касается меня. Касается каждого»

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    В Национальном культурном центре «Казань» открылась выставка «Касается меня. Касается каждого» в рамках информационной кампании «СтопСПИД» и Российского медиа-партнерства в борьбе с ВИЧ/СПИДом, которая продлится до 6 июля. Генеральным спонсором проекта в Казани выступила компания Pfizer, при поддержке региональной общественной организации «Сообщество людей, живущих с ВИЧ» и фонда «Объективная реальность».
    В проекте приняли участие актрисы Рената Литвинова, Чулпан Хаматова, Дина Корзун и Анна Михалкова, актер Оскар Кучера, музыкальные исполнители Влад Топалов и Дельфин, телеведущие Анфиса Чехова и Таня Геворкян, депутаты Государственной Думы Михаил Гришанков, Валерий Зубов и Владимир Рыжков, журналисты Владимир Познер, Валерий Панюшкин и Маша Гессен, писатель Евгений Гришковец, дирижер Миша Рахлевский, композитор Леонид Десятников и другие.

    В открытии выставки приняли участие Романенко Олег Михайлович, Главный врач Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИДом РТ; Махмутов Чингис Усманович, Председатель Комитета Государственного Совета РТ по социальной политике; Светлана Изамбаева, Председатель «Благотворительного фонда Светланы Изамбаевой» и др.

    Фотовыставка – итог полугодовой работы фотографов Александра Гронского и Алексея Кузьмичева и журналистов – представляет фотопортреты политиков, журналистов, активистов, актеров, музыкантов, дизайнеров, сопровождающиеся их высказываниями о том, что тема ВИЧ/СПИДа так или иначе касается каждого, независимо от социального статуса, рода деятельности и наличия вируса в крови.
    На 1 июня 2008 года ВИЧ-инфекция зарегистрирована на всех 45 административных территориях Республики Татарстан, за весь период регистрации выявлено 10057 случаев, из них 9631 зарегистрированы впервые, 426 – прибыли из других регионов с установленным диагнозом.

    Основным путем инфицирования в регионе продолжает оставаться инъекционный, вместе с тем доля полового пути передачи ежегодно растет, по итогам 2007 года она составила 47%. Большинство случаев продолжает регистрироваться в возрастной группе 20-29 лет, также за последние годы наметилась стойкая тенденция роста заболеваемости в возрастных группах 30-39 и 40-49 лет.

    В двадцать первом столетии ВИЧ-инфекция становится одной из основных причин смерти от инфекционных заболеваний по всему миру. От ВИЧ-инфекции стопроцентно не защищен никто. Через несколько лет после появления болезни людям пришлось осознать, что это удел не только тех людей, которым не важна их жизнь, ВИЧ — это то, что касается каждого, это всеобщая проблема и она затрагивает все слои населения, все религиозные конфессии.

    Мультимедийный проект «Касается меня. Касается каждого» – это важная и необходимая просветительская работа, направленная на все социальные и все возрастные группы населения, которые могут подвергаться риску заражения, а не только те, которые в данный момент находятся в более уязвимом положении или среди которых наиболее высока выявляемость новых случаев ВИЧ – инфекции. Цель фотопроекта – формирование толерантного отношения общества к ВИЧ-положительным людям.

    Источник: www.remedium.ru

    Время жить

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Телемарафон «Время Жить!» – первый на российском телевидении долгосрочный социально-ориентированный проект, связанный с проблемой ВИЧ/СПИДа. Впервые ток-шоу «Время Жить!» вышло в эфир 1 декабря 2004 года на Первом канале: программа получила широкий резонанс в обществе, в СМИ вышли публикации и рецензии. С тех пор к проекту подключились десятки городов страны: Санкт-Петербург, Ульяновск, Тверь, Красноярск, Казань, Нижний Новгород, Вологда, Томск, Барнаул, Новосибирск, Псков, Оренбург, Иркутск, Самара, Волгоград. География проекта «Время жить!» постоянно расширяется.

    Телемарафон «Время Жить!» инициирован Владимиром Познером и группой международных и российских некоммерческих организаций, занимающихся проблемой ВИЧ/СПИДа. Основную финансовую и организационную поддержку телемарафона осуществляет Фонд «Центр социального развития и информации» по заказу Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Минздравсоцразвития. Телемарафон проводится при содействии Межфракционной рабочей группы по вопросам профилактики и борьбы со СПИДом Государственной Думы СФ РФ.

    Уникальность телемарафона, отмечают организаторы, в том, что он актуализирует именно региональные проблемы, помогает выяснять болевые точки каждого города, края и области. Региональный охват проекта позволяет привлечь внимание властей и широкой общественности к проблеме ВИЧ/СПИДа и способствует активному принятию мер по снижению темпов распространения эпидемии на местах.

    - Первое ток-шоу в Бурятии мы провели в 2005 году и сейчас хотим проверить: изменилось ли что-то за эти годы? Да, республиканские власти стали больше оказывать внимания проблеме, выделяются дополнительные лекарства, но изменилось ли сознание жителей республики, стали ли они более толерантными по отношению к ВИЧ- инфицированным? Такими вопросами мы задаемся, во второй раз посетив Бурятию в рамках проекта, – отметил Познер.

    В Бурятии на конец мая 2008 года зарегистрировано 3206 случаев ВИЧ-инфекции. Благодаря профилактической работе в регионе по программе «Равный обучает равного» за последние годы уменьшается количество новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией среди молодых людей от 15 до 24 лет. Другая положительная тенденция – что по уровню заболеваемости (по ежегодно выявляемым новым случаям ВИЧ-инфекции) Бурятия переместилась с 3 места на 7 по Сибирскому федеральному округу.

    статья с сайта baikalinform.ru

    Владимир Познер считает что программа Времечко устарела

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Популярная телепрограмма “Времечко” прекращает свое существование. Она шла почти 15 лет по ТВЦ, и у многих ассоциируется с телевидением перестроечного времени. Ее не будет в эфире уже со следующей недели. Первой сообщила об этом газета “Московский комсомолец”, ссылаясь на руководство телеканала, она объяснила закрытие программы слишком низким рейтингом. Собственно, то же самое сказал «Эхо Москвы» и гендиректор телеканала ТВЦ Александр Пономарев. А вот Владимир Познер, президент Академии российского телевидения, в эфире «Эхо Москвы» высказал мнение, что программа “Времечко” устарела.

    “Я понимаю, что хотелось бы говорить, что она такая смелая, оппозиционная и прочее, но из того, что я видел, я не могу этого сказать; не могу сказать, что она сильно отличалась от всего остального и вызывала опасения”, – сказал В.Познер в эфире радиостанции “Эхо Москвы”. Он также отметил, что причиной закрытия не мог стать низкий рейтинг программы. “У ТВЦ и так не очень высокий рейтинг”, – пояснил В.Познер. Говоря о содержании программы, В.Познер обратил внимание на то, что программа, “рассказывающая о жизни рядовых людей, если она сделана хорошо, должна быть крайне популярна, а довод, что она одна из немногих, поэтому давайте ее оставим – это не довод для коммерческого телевидения”.

    Владимир Познер: “Все сохранят свое лицо”

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Завтра вечером в Малом зале Государственного Кремлевского дворца состоится вручение телевизионной премии “ТЭФИ-2008″. Церемонию не будет полностью транслировать ни один телеканал. Кроме того, количество журналистов, допущенных на это мероприятие, существенно ограничено.
    О том, чего не увидят телезрители и широкая пресса, а также о многочисленных слухах, которые в последнее время циркулируют вокруг премии, в том числе и связанных с его отставкой, накануне церемонии “РГ” рассказал президент Фонда “Академия российского телевидения” (АРТ), известный тележурналист Владимир Познер.

    Российская газета : Владимир Владимирович, почему в этом году “ТЭФИ” проходит как “тайная вечеря”? Ни один канал ее не транслирует: была очередь Первого, он отказался. Канал СТС, на котором церемония шла в последние два года, а в этом году от него очень много номинантов, – тоже.

    Владимир Познер : Трансляция торжественной церемонии вручения “ТЭФИ” – вещь довольно дорогостоящая. И не очень привлекающая, как нам показывает опыт, большое количество зрителей. Из года в год мы видели, что, в общем, рейтинги довольно низкие.
    Изначально была договоренность, что каждый канал по очереди берет на себя обязательство показывать вручение “ТЭФИ”. И не потому, что они на этом очень много заработают, а просто как знак уважения и солидарности. Так оно и было, пока два года тому назад не возникли вопросы, связанные с выборами, и федеральные каналы в лице руководителей сообщили, что они будут заняты, и просили найти себе замену. Она была найдена в лице СТС. Это продолжалось два года подряд. В конце концов на третий год, как раз 2008-й, канал СТС заявил, мол, хватит, сколько мы можем одни. К тому времени НТВ вообще вышел из состава учредителей, и к тому же в этом году ВГТРК заняла абсолютно пассивную позицию. То есть компания не выходит из состава Академии, но и не участвует в “ТЭФИ”. Таким образом, остался один Первый канал, который заявил, что при таких обстоятельствах транслировать “ТЭФИ” тоже не будет.
    Однако церемония будет идти через спутник. И региональные российские компании, которые захотят, смогут ее получить.

    РГ : И зарубежные, как я понимаю, тоже?

    Познер : Да. На самом деле все это отражает определенный непорядок, существующий в Академии российского телевидения, который вызван формально выходом из ее состава телеканалов НТВ и ТНТ, а также – неучастием ВГТРК. Претензии всех, на мой взгляд, отчасти вполне понятны. И, безусловно, Академия требует серьезных изменений в структуре, чем и будут заниматься сразу после проведения торжественной церемонии. Я полагаю, что будут изменены некоторые кардинальные вещи – устав…

    РГ : “Будут заниматься” кто? Сама Академия?

    Познер : Конечно. От каждой гильдии будет выделено по три человека. Всего 8 гильдий, значит, 24 человека, плюс, вероятно, участие некоторых других членов Академии, которые будут обрабатывать все те предложения, которые получены, с тем чтобы добиться серьезных изменений в структуре. В частности, планируется введение в учредители некоторых компаний – крупных производителей телефильмов и программ. То есть грядет расширение состава учредителей, резкое повышение их ежегодного взноса, с тем чтобы Академия больше не зависела ни от каких спонсоров.

    РГ : Кстати, о спонсорах. Правда ли, что в связи с тем, что прекращены телетрансляции, спонсоры отказываются от участия в “ТЭФИ”, потому что они рассчитывали на рекламу?

    Познер : Часть спонсоров, безусловно, отказывается… Затем в Академии грядет изменение системы голосования, которая, собственно, введена уже в этом году, когда победителей определяют только в самих профессиональных гильдиях, за исключением трех номинаций (“За личный вклад в развитие российского ТВ”, “Специальный приз правления АРТ” и “Специальный проект”), и ряд других вещей. Я полагаю, что после этого Академия окрепнет, и проблем уже с ВГТРК, да и с НТВ и ТНТ, у нас не будет. Думаю, что все сохранят свое лицо. Да, кстати, еще речь идет о том, чтобы все-таки количество членов Академии у трех федеральных каналов было одинаковым. А сейчас преимущество есть у Первого канала.
    Кроме того, конечно, будет решена проблема того, как избирается президент. Потому что до сих пор это было дело только небольшой группы людей – представителей каналов, которые являются создателями Академии. А теперь мы хотели бы, чтобы президента избирали все члены Академии на общем собрании. Я лично на этом настаиваю. И вице-президентов чтобы избирали таким же образом.

    РГ : Судя по тому, как вы это говорите, имеется некоторая усталость? Звучит, как: я устал быть президентом, пусть другие попробуют.

    Познер : Я президент уже почти 15 лет. И считаю, что это неправильно. И, конечно, надо было бы меня заменить. Я знаю, что некоторые очень бы хотели этого. И у меня никаких возражений нет. Более того, у меня есть такое желание. Оно уже давнее. Я неоднократно за последние годы об этом говорил и с Добродеевым, и с Эрнстом, но всегда мне отвечали: нет, лучше, чтобы вы остались.

    РГ : А если и после изменений скажут, чтобы вы остались?

    Познер : Если телевизионное сообщество в лице всех членов Академии так проголосует, мне будет трудно сказать: “Нет, все равно я не буду!” Я не хочу из себя строить приму-балерину. Но предпочел бы, чтобы избрали кого-то другого. Я уже “наелся”.

    РГ : Владимир Владимирович, видимо, в силу того, что вы говорите, так получилось, что Академия в этом году и журналистов отсекла от церемонии. Когда мы в редакции получили сообщение о том, что на ней будут присутствовать только журналисты – представители информационных партнеров “ТЭФИ” и съемочные группы каналов учредителей Академии, то крайне удивились. А как же быть остальным СМИ, которые были бы рады освещать эту церемонию или должны по роду деятельности?

    Познер : Я как-то не в курсе. Но нынче церемония будет представлять собой торжественный ужин. За круглыми столами – люди. Это не шоу. В этом году это все гораздо скромнее.

    РГ : Но на “ТЭФИ” всегда был хороший метод работы с журналистами – для представителей СМИ шла трансляция в отдельном помещении. Туда же к ним выходили победители.

    Познер : Здесь мы не можем этого сделать. Вопрос денег сейчас для нас непростой. Мы не могли снять помещение такого размера, которое позволило бы так организовать работу. Тем более когда нет трансляции. Мы выбрали зал, который не дает таких возможностей. Но мне, например, неловко было бы сидеть за столом, выпивать и закусывать, когда мои коллеги-журналисты за столами не сидят. Однако, думаю, что в следующий раз, через год, все изменится к лучшему: будет трансляция и, разумеется, будут приглашены все журналисты.

    РГ : Сейчас вы опровергли слухи, которые появились, что “ТЭФИ” “схлопнулась”, она не возродится и скорее всего появится какая-нибудь альтернативная телевизионная премия.

    Познер : “ТЭФИ” абсолютно не “схлопнулась”. Это совершенно не так. Достаточно сказать, что в этом году получено 473 работ – больше, чем в прошлом. Это лишь подтверждает, что для российского телевидения “ТЭФИ” остается самой привлекательной премией. Да, мы прошли через трудные моменты. Но в этих случаях работает правило: если выходишь из переделок живым, то становишься крепче.
    РГ : Вы сказали, что в будущем в “ТЭФИ” должны войти и производители. Это не означает, что число академиков станет еще больше?

    Познер : Безусловно, члены учредительного совета являются членами Академии. Вообще я всегда был и остаюсь сторонником расширения. И Академия будет расширяться за счет увеличения числа представителей ВГТРК, НТВ. До тех пор, пока число академиков в пределах, скажем, 500 человек, корпоративного голосования будет избежать очень трудно. Хотя то, что решается все в гильдиях, это, несомненно, способствует некоторому ограничению корпоративного влияния. Но если в Академии было бы не 500, а 5 тысяч человек со всей страны, как, например, в американской академии, где вообще 15 тысяч, то тогда корпоративность вообще размывается. И можно говорить действительно об объективном выборе.

    РГ : Раз мы уже заговорили о выборе, у меня вопросы по финалистам-номинантам этого года. Во-первых, этично, что вы сами – президент телеакадемии, представлены в одной из номинаций с программой “Одноэтажная Америка”?

    Познер : Вы серьезно спрашиваете?

    РГ : Абсолютно. Просто не у меня одной возникает такой вопрос.

    Познер : В гильдии 60 человек. Производственная компания выдвигает свой фильм “Одноэтажная Америка” в пяти номинациях! И “Сценарист телевизионного документального фильма/сериала”, и “Оператор…”, и “Интервьюер”… И это фигурирует в разных гильдиях. Я – лишь в одной из них. Значит, и голосую лишь в одной – в той, где выдвинут как “Интервьюер”. 60 человек в этой гильдии! Каким образом я могу попасть в финал, когда тайное голосование, если на чей-то взгляд я этого недостоин?
    Я – член академии. Почему бы нет? Я же работаю на телевидении. И оттого, что я президент, не имею право участвовать в этом соревновании?
    Вообще не понимаю: а завтра я не президент, тогда можно? А что, у президента есть какое-то влияние на то, как люди голосуют? На другие гильдии, где он вообще не бывает, потому что ему не положено? Или даже в той гильдии, где он есть, президент может при тайном голосовании как-то влиять? Если он попытается, не кажется ли вам, что как раз проголосуют против? Поэтому возникает этот вопрос, который задается не раз и не два…

    РГ : Это то же самое, когда спрашивают, этично ли, когда Владимир Познер, который ведет программу “Времена” на Первом канале, должен выбирать в спорной ситуации в пользу той или иной программы…

    Познер : Не своей.

    РГ : Но программы канала, на котором вы работаете.

    Познер : А я не работаю на канале! И сколько бы раз ни говорил об этом, все равно, как будто ушей нет у людей. К счастью, мы приняли решение, что с этого года, если двое победителей наберут одинаковое количество очков, то “ТЭФИ” получат оба. А если трое, то премию получат трое.

    РГ : У меня вопросы и по другим номинациям. Первого канала очень много. И СТС – тоже.

    Познер : Не только. Есть и немало региональных номинантов.

    РГ : Есть. Но я имею в виду из центральных каналов.
    Познер : Ну раз нет ВГТРК и НТВ. Хотя они и выдвинуты производителями.

    РГ : Но во многих случаях, когда, допустим, два шоу, выбирать приходится между Первым каналом и между Первым каналом. Я даже специально взяла с собой на нашу встречу статью в “Огоньке” Юлии Лариной “Эрнсты и неизвестность”, где подведен итог: за время существования “ТЭФИ” в каком году сколько призов получала “Россия” и сколько Первый канал. Только в прошлом году из 40 статуэток 24 у Первого канала.

    Познер : (Смотрит статью и таблицу.) А никого не смущало, что в 2003-м и 2004 году Первый канал получил всего по 7 “ТЭФИ”, а “Россия” плюс “Культура” – а это одна компания, соответственно 17 и 18. Я считаю, что это либо предвзятость, либо отсутствие понимания вопроса. Почему-то в итогах “Огонька” нет НТВ?

    РГ : Видимо, потому, что они вышли из состава Академии.

    Познер : Это не важно. Но было бы очень показательно, что в 1995-м, 98-м, 99 годах и вплоть до своего разгона, НТВ получало очень много “ТЭФИ”. Хотя членов Академии было гораздо меньше. Но тем не менее голосовали за НТВ люди, работавшие на других каналах. Так что я считаю, что на 85 процентов все статуэтки вручены справедливо. А на 15 процентов, может быть, и нет. Но вы мне покажите, где еще хотя бы так? Почему Лев Николаевич Толстой, умерший в 1910 году, так и не получил Нобелевской премии по литературе, которая была установлена в 1901-м? Все те, кто получали до Толстого, они мельчайшего масштаба по сравнению с ним, и уже давно забыты их фамилии. Каждый год, когда проходят “Оскар” и “Эмми” в Америке, люди говорят, что многое неправильно и необъективно. И ничего. А у нас? Это все личная амбициозность, персональные обиды. А не неправильное голосование.

    РГ : Заступлюсь за коллегу в том плане, что у нее в заголовке статьи не зря есть слово “неизвестность”. Это как раз то, почему я к вам сегодня пришла. У меня последний вопрос, который касается программы “Времена”. Она закрыта, и обещают, что будет новое ток-шоу, где вы будете выступать как интервьюер. В начале этого года вы беседовали с журналистом “РГ” Валерием Выжутовичем и, как раз говоря про “Времена”, сказали, что журналистская свобода – как коридор со стенами. А также рассказывали, что во “Временах” были такие моменты, когда у генерального директора Первого канала Константина Эрнста были какие-то пожелания – о чем говорить, а кого не трогать. Потом у вас самого были какие-то пожелания. Тогда у вас уже звучала мысль о том, что программу закроют.

    Познер : Я решил отказаться от этой программы еще в конце прошлого года. Я от нее устал. Когда я сравнивал журналистскую свободу с коридором со стенами, то говорил о любых средствах массовой информации в любой стране. Только в одних странах коридор поуже, а в других – пошире. Но повсюду коридор и стены есть. И если попытаться пробить стену, то соответственно у тебя будут неприятности. Это тоже в любой стране. На сегодняшний день в нашей стране самый узкий коридор – на федеральных каналах. В печати он очень широкий. Можно найти все что угодно – крайне левые мнения, крайне правые, критику президента, премьера, выступления в их поддержку… На радио чуть поуже, но тоже много чего. Достаточно послушать “Эхо Москвы”, но не только. На региональном телевидении еще уже. Потому что там сильно давят губернаторы, мэры и прочие. Но все-таки там появляются и такие программы, которых нет на федеральных каналах. И, наконец, есть федеральные каналы, где очень узкий коридор, в том, что касается политики и информации. Это контролируется государством. Конечно, трудно работать в этих условиях.
    Программа, на мой взгляд, тоже подустала. Она в эфире 8 лет. Она выполнила свою основную задачу, а именно: помогать людям понять, что происходит в стране и кто ими руководит. И еще ее проблемой стало то, что, когда мы выбирали главные события недели, волей-неволей были вынуждены приглашать одних и тех же людей. Потому что хотели, чтобы это были первые лица, наиболее важные. И приглашенные – члены правительства, депутаты, политологи – повторялись.
    Что касается новой программы, больше всего я люблю жанр интервью. И ток-шоу тоже. Моя новая программа будет еженедельной. Но если взять один месяц – четыре недели, то первые три в программе будет чистое интервью один на один. А четвертая неделя – короткое интервью с гостем, потом – 100 человек в студии, которые его допрашивают через меня. В данном случае я буду медиатором. То есть чистое интервью плюс ток-шоу. Ведь у нас уже забыли, что такое ток-шоу. Считают, что это там, где разговаривают. Это неправильно. Ток-шоу как жанр (кстати, созданный Филом Донахью) – это когда именно аудитория принимает активнейшее участие в программе путем высказывания и задавания вопросов.

    РГ : Только вчера спорила на эту тему. Посмотрела списки номинантов на “ТЭФИ” и увидела, что в номинации “Ток-шоу” стоит программа РЕН ТВ “Вечер с Тиграном Кеосаяном”. А он в студии обычно один или с двумя гостями.

    Познер : Конечно, это неправильно. Но выдвинули по этой номинации. …Так что вот такая программа у меня будет. И очень надеюсь, что буду иметь возможность касаться не только политики, экономики, социальных вопросов, но и искусства, и даже спорта.

    РГ : А не станете пересекаться, например, с интервьюерами Берманом и Жандаревым?

    Познер : Нисколько! Возьмем, как пример, фильм “12″. Пригласить Никиту Сергеевича Михалкова и разговаривать с ним об этом фильме как о социальном явлении. О том, что он хотел этим сказать. Это совсем другое. Это не интервью о человеке, а интервью о событии через человека.

    Сусанна Альперина
    “Российская газета”

    »crosslinked«

    Интервью газете “Жизнь”

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Популярный телеведущий в свои 74 года готов на подвиги
    Участие Познера в любой передаче гарантирует ее успех. Мэтр российского телевидения ненадолго вышел из привычной для себя роли политического обозревателя, чтобы стать комментатором не такого серьезного проекта, как «Времена», но не менее жесткого и интересного шоу «Король ринга».

    - Владимир Владимирович, как Вас заманили на этот проект?

    - Еще в прошлом году Константин Эрнст мне рассказал о «Короле ринга – 1» и попросил принять участие в качестве комментатора. Я не сразу согласился. Подумал, что вроде бы это не мое дело. А потом решил – ну и что, если мне это интересно и доставляет удовольствие, почему я должен думать, что кто-то что-то напишет про меня? Я согласился и не жалею. В «Король ринга – 2» пошел уже не задумываясь. У меня появилась еще одна возможность вспомнить молодость и немножко оттянуться (смеется).

    - Болели за какого–то участника?

    - Да, но старался не очень это показывать. Все-таки я комментирую бои и должен сохранять беспристрастность. Но в душе я был за Колю Лукинского, который и стал победителем. Человеку ведь 47 лет, и он пришел, взяв на себя три поражения предыдущего участника. Мне тогда показалось, что это довольно отчаянный поступок, а потом увидел, что он очень красиво работает на ринге.

    - Насколько я знаю, спорт всегда присутствовал в Вашей жизни.

    - В молодости занимался больше легкой атлетикой, хотя и с боксом знаком не понаслышке. Не профессионал, но разбираюсь.

    - Признайтесь, хотелось самому выскочить на ринг?

    - Любого человека, который увлекается спортом, конечно, тянет побоксировать. Я ловил себя на мысли «вот бы и мне попробовать себя на ринге». Но я же понимаю, что с моим возрастом это совершенно нереально. Все участники для меня люди очень молодые, но желание оказаться в периметре канатов, разумеется, было.

    ПРОЕКТ: Вести шоу Познеру посчастливилось вместе с красавицей Седоковой

    - А если представится такая возможность, решитесь?

    - Не думаю, что в следующие шоу пригласят людей моего возраста, мне все-таки уже 74 года. Это было бы очень странно. Был, конечно, фильм «В бой идут одни старики», но не настолько же (смеется). Поэтому, увы. Я лучше в теннис сыграю.

    - Вы находитесь в очень хорошей спортивной форме, как ее поддерживаете?

    - Вот как раз теннисом. Я часто играю. Не менее двух раз в неделю выхожу на корт, а бывает и каждый день.

    - Почему именно теннис?

    - Это моя любимая игра. К тому же в теннис можно играть в любом возрасте. Это для меня очень важно. Играю я с десяти лет и не пропускаю трансляцию ни одного важного матча.

    - С какой целью вы стараетесь поддерживать себя в тонусе?

    - Думаю, практически каждый человек делает это для себя, в первую очередь. Мне нравится, что я могу бегать, что я выгляжу более или менее прилично, ведь я человек экранный и должен об этом думать. Это мне нужно и для профессии, и для собственного удовольствия. Ну, а если еще и девушки засмотрятся, то чего уж душой кривить – приятно.

    - И часто заглядываются?

    - Ну, бывает, посматривают, я как-то не подсчитывал (смущенно смеется).

    - А на сколько лет вы себя ощущаете?

    - Вы знаете, когда как. Трудно ответить. Часто я чувствую себя молодым, но иногда… накопленный опыт сказывается. Я столько в жизни видел, столько испытал, что начинаю понимать, сколько мне лет. В обществе существует стереотип, что человек в 74-75 лет уже старый. Я себя таким никогда не чувствовал. Но иногда вспоминаю, что некоторые вещи, которые я делаю и сейчас, я делал полвека назад. Тут я понимаю: мне-то уже прилично (смеется).

    - А от чего заводитесь?

    - Я вообще заводной человек, приходится даже себя сдерживать. А завожусь от глупости, от несправедливости, хамства…

    - Свой богатейший профессиональный опыт Вы с желанием передаете молодым коллегам?

    - Да, конечно. Мы с супругой создали Школу телевизионного мастерства для тех, кто уже определился в своей профессии. На семинарах и происходит эта самая передача опыта. Думаю, что это очень полезное и нужное дело.

    - У Вас до сих пор напряженный рабочий график, общением с родными удается насладиться?

    - Моя дочка Катя уже давно живет в Германии, там же находятся мои внучка и внук. Но мы довольно часто ездим друг к другу. Скоро у меня будет отпуск, собираюсь провести его с ними. Дочка очень близкий мне человек. Мне кажется, так вообще должно быть между отцами и детьми. Хотя знаю, что так бывает не у всех. Нам очень повезло. Но такая привязанность не рождается на пустом месте. Нужно работать над отношениями.

    - А планы на жизнь строите?

    - Знаете, англичане говорят так: «Хотите рассмешить Бога, расскажите ему о своих планах», поэтому я о них и не рассказываю.

    Ольга Коренько (“Жизнь”)

    Два президента

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    О чем беседовали президент Молдовы и президент Академии российского телевидения, осталось тайной.
    Самой большой загадкой для нас, журналистской братии, была причина, по которой легендарный телевизионный человек Владимир Познер прибыл в Кишинев. Мотивы искали в политике, а они, как оказалось, лежат совсем в иной области. Президент Академии российского телевидения колесит по странам СНГ, чтобы привлечь внимание общественности и масс-медиа к проблеме продвижения на местных СМИ социальной рекламы, в частности, касающейся профилактики ВИЧ и СПИДа. С этой целью в течение однодневного визита Владимир Познер успел позаседать за “круглым столом”, встретиться с президентом нашей страны, дать пресс-конференцию и провести ток-шоу.

    У известного телеведущего не счесть поклонников и столь же рьяных недоброжелателей. Вот и на пресс-конференции в Кишиневе некоторые вопросы были сформулированы несколько, скажем так, бестактно. Знаменитого гостя это ничуть не смутило. Владимир Владимирович отвечал искренне, весьма серьезно, а порой и с отличным чувством юмора. Он, конечно, умеет “держать” аудиторию любого размера и состава. И журналистская не стала исключением.

    О России
    Сегодня в России жить очень интересно. Путин, будучи чрезвычайно популярным и имея возможность совершенно легитимно продолжить срок своего президентства, все-таки отказался от этого и не стал менять Конституцию. Взамен себя мог назначить любого – настолько велика была его популярность, но выбрал не куклу, не манекена, а человека со своим мнением. Что будет дальше? Посмотрим. Как журналист я стараюсь смотреть на вещи трезво.

    “Зоной страха” Россия была в девяностые: все эти стрелки-перестрелки, убийства прямо на улицах. В советские времена, правда, было еще страшней, когда тебя без всякой видимой причины могли упечь в тюрьму, в сумасшедший дом. А если увольняли с ТВ, некуда пойти: другого телевидения просто не было.
    Сейчас я не назвал бы Россию демократической страной. После тоталитаризма демократия не может появиться за такой короткий срок. Нужно еще очень много сделать, чтобы приблизиться к ней. Не знаю, надо ли “уповать” на Россию как на опору духовности. Мы говорим о своей высокой духовности, когда больше хвалиться нечем. В Америке нет города без съездов для колясок и инвалидов, нет автобуса, нет туалета, учитывающего людей с ограниченными возможностями. Но зато мы такие духовные!

    О среднем классе

    Средний класс – это люди со средним образованием, зарабатывающие в год некую сумму. Они работают, у них есть то, о чем мечтает обычный человек: дом, две машины на семью, возможность учиться для детей и так далее. В развитых государствах это большинство населения, которое, по большому счету, обеспечивает продвижение страны.

    О свободе

    У нас смешивают понятия “свобода” и “воля”, то же касается и свободы печати. Свобода – это ограничение ответственностью. Журналисты на пространстве бывшего СССР не знают, что такое ответственность.

    О российско-молдавских отношениях

    Любая, даже самая великая империя рано или поздно разваливается. И ей приходится искать общий язык с бывшими колониями. Великобритания как метрополия сумела сохранить диалог с Индией, Австралией, Канадой. Россия относится к другому типу. Сделано много ошибок, отношения испорчены даже с Казахстаном (о Белоруссии разговор особый), с Украиной, Грузией, Азербайджаном, Арменией, Средней Азией, не говоря уж о Балтии. Главной ошибкой было то, что в бывших союзных республиках стали поддерживать те силы, которые казались прорусскими. В результате ложного выбора к власти на местах пришли антирусские лидеры.

    Что касается теперешних отношений с Молдавией и позиции России в решении приднестровского вопроса, подозреваю, ставка будет сделана не на господина Смирнова. К сожалению, из-за краткости пребывания и плотной программы не успел ничего толком увидеть даже в Кишиневе. Не отказался бы пробыть здесь денька три, чтобы понять, как относятся к России простые люди.

    О тот, что запомнилось

    Мне предложили встретиться с президентом Владимиром Ворониным. Это было не запланировано и оказалось полнейшей неожиданностью. Я сказал: “Да!”. С крупными политическими деятелями, независимо от их окраски и взглядов, беседовать всегда интересно. Но, поскольку это была частная беседа, ее содержание я вам раскрыть не вправе.

    Каждый журналист за свою жизнь берет хотя бы несколько интервью, которые трудно забыть. Не могу не вспомнить гениального джазиста Рея Чарлза. Или беседу с опальным тогда Борисом Ельциным. Он был тогда в лучшей своей форме. Интервью “зарезали”, потом его выкрали и показали в Свердловске. Борис Николаевич позвонил и предложил свою защиту в случае неприятностей, чем очень меня тронул. Незабываема также встреча с Симоной де Бовуар, французской писательницей, женой Жана Поля Сартра, очаровательной женщиной. С десяток таких интервью, запомнившихся на всю жизнь, у меня наберется.

    О любимых книгах

    (Достаточно серьезно Владимир Познер отнесся к наивному вопросу о книге, которую он посоветовал бы прочитать. Он не только племянник известного писателя, но еще и работал в юности литературным секретарем у классика советской детской литературы Самуила Яковлевича Маршака). Я очень люблю читать. На необитаемый остров, как принято спрашивать, взял бы не одну, а хотя бы три книги. Замечу, речь идет не о писателях – Шекспир и Пушкин, при всех предпочтениях, написали объемные собрания сочинений. Выбор зависит от настроения и от возраста. Сейчас я выбрал бы компанию -”Маленького принца” Антуана де Сент-Экзюпери, “Мастера и Маргариту” Михаила Булгакова, “Трех мушкетеров” Александра Дюма.

    О своем участии в кампании против ВИЧ и СПИДа

    Что вас удивляет? Я очень общественный человек. По образованию – биолог, поэтому с самого начала питал интерес к проблеме “чумы ХХ века”. Своими глазами видел, как в больницах, почти как в тюрьме, изолировали больных, взрослых и детей вместе, как медсестры боялись к ним прикасаться. ВИЧ и СПИД, увы, не чья-то мистификация, это ужасная реальность с десятками тысяч умерших и сотнями тысяч больных. Не верьте тем, кто сомневается в таком проверенном средстве безопасности, как презерватив. Молекула СПИДа крупнее молекулы воды, а воду презерватив не пропускает (хотя и бывает, что рвется).

    Так случилось, что благодаря телевидению мое имя и мое лицо знакомо многим людям, к моим словам прислушиваются. Этим грех не воспользоваться, чтобы привлечь общественное внимание к серьезной проблеме, затрагивающей интересы всех стран, всего человечества. Я по убеждениям атеист и не верю, что после моей смерти еще что-нибудь будет. Но, на всякий случай, хочется сделать что-то хорошее.

    статья с сайта nm.md

    Владимир Познер: «Цена свободы – 7 рублей!»

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    25 лет известный телеведущий Владимир Познер мечтал повторить путь писателей Ильфа и Петрова, командированных советским правительством в США для написания своих впечатлений об этой стране. Так появилась на свет «Одноэтажная Америка»
    Наконец эта мечта Познера осуществилась… Результатом 60-дневной поездки стала серия репортажей на ТВ и книга, написанная в соавторстве с американским писателем Брайаном Каном и телеведущим Иваном Ургантом.
    Владимир Познер и Брайан Кан – гости главного редактора «Аргументов и фактов» Николая Зятькова. «АиФ» интересовала свобода слова в России и Америке, моральная ответственность СМИ перед обществом…

    «Без СМИ нет демократии»

    - Владимир Владимирович, выступая на одном из «круглых столов», вы жёстко сказали: со свободой слова у нас не всё в порядке. «Оргвыводы» последовали после этого?

    Владимир Познер: Обошлось. На самом деле у нас двойной, я бы сказал, фильтр, что ли. Налицо всё большая коммерциализация СМИ и прежде всего телевидения. И то, что не нравится рекламодателю, в эфир выходит с трудом. Ну а кроме того – фильтр политический. Не такой, как в советское время, разумеется, но тем не менее он существует, и прежде всего тоже на телевидении.

    - Наверное, те, кто выступает в роли этих самых «фильтров», исходят из благих намерений: чем твёрже рука власти, тем быстрее мы проведём хорошие реформы.

    Владимир Познер: Они серьёзно заблуждаются. Когда-то один их моих кумиров, третий президент США Томас Джеферсон, сказал: если бы ему пришлось выбирать между властью без СМИ или СМИ без власти, он, не задумываясь, выбрал бы второе. Без средств массовой информации не может быть демократии, никакого продвижения вперёд. СМИ обнажают язвы общества. Сама власть не способна открыто обсуждать собственные проблемы. Демократия не заключается в том, чтобы слово давать только некоторым. Она заключается в том, чтобы слово давать всем. Ограничение количества партий, которое у нас произошло, по моему абсолютному убеждению, приносит вред, а не пользу. То, что не слышно «других» голосов в Госдуме, вредно. И начинает в какой-то степени напоминать советское время, когда было только «одно слово».

    $ правит в США

    - На ТВ серьёзные программы существуют, но показывают их в ночное время. Потому что, как говорят, народ их не смотрит. Ему, мол, нравится развлекуха … Нужны рядовому обывателю передачи с аналитической начинкой?

    Владимир Познер: Если вы предложите ребёнку играть в футбол вместо того, чтобы ходить в школу, он, естественно, охотнее будет гонять мяч!

    Есть целый ряд программ, которые играют на определённых человеческих инстинктах и работают безотказно. Спрашивается, существует ли ответственность СМИ, каких людей они формируют в конечном итоге? Подсчитано: в нашей стране в возрасте от 3 до 18 лет человек в среднем увидит 22 тысячи сцен убийств и насилий. Это влияет на его психику или нет?!

    - Считается, что власти удобнее иметь покорные СМИ, как барину – послушных слуг. Но в свободной Америке это, наверное, не так?

    Брайан Кан: Мой отец был просоветским писателем. Его убеждения никогда не могли появиться в СМИ, хотя он толково мог выступить против холодной войны, например. Есть крупный учёный-лингвист Ноам Хомски, резкий критик внешней политики США. Он убедительно говорит об американском империализме и о том, как, собственно, капитал управляет всем. Ещё пример: на общественном телевидении в США пять дней в неделю идёт «Новостной час». Считаю, это лучшая программа. Но… Если возникает вопрос о демократии в России, вы почти никогда не услышите точку зрения, которая отражала бы взгляд российского правительства. Там будут выступления русского критика (не часто, но они бывают), американцев русского происхождения. Но вы никогда не услышите «другую» точку зрения. В газете «Нью-Йорк таймс» – то же самое. Почему? Один из моих приятелей (работает в Конгрессе США) сказал: в вопросах внешней политики американские СМИ повторяют точку зрения правительства.

    - А если говорить о гласности в России… После распада СССР был ведь период, когда СМИ свободно задышали. Почему потом всё изменилось?

    Владимир Познер: Всё началось при Горбачёве. Были программы «Взгляд», «12-й этаж», «До и после полуночи», «Служба новостей». В печати – «Огонёк», «Аргументы и факты», «Московские новости». Может быть, одним из самых ярких проявлений начинающейся свободы слова были телемосты с Донахью. Я абсолютно убеждён: до 1996 года всё развивалось в этом смысле замечательно. Что произошло потом, вы знаете. Был использован административный ресурс, чтобы обеспечить победу на президентских выборах именно Ельцину, когда было понятно, что он не может выиграть с уровнем популярности в 5-6%, тогда как у Зюганова данный процент был значительно выше. Люди, владевшие телевидением – Гусинский, Березовский и не только, – решили: используем ТВ, чтобы «утопить» лидера КПРФ и поднять Ельцина.

    Я считаю, что именно в этот момент началось то падение гласности, свидетелями которого мы и являемся сегодня. Конечно, если бы победили коммунисты – вообще был бы всему конец, страна вернулась бы назад. Этот аргумент нельзя игнорировать. Но, с другой стороны, всё было абсолютно антидемократично.

    Урок был усвоен. Телевидение дальше так и использовалось Гусинским и Березовским для их политических интересов. Мочили друг друга, потом мочили Лужкова, потом того, затем сего.

    До 96-го года была действительно свобода – по-русски. Всё-таки в России свободу больше понимают как волю – что хочу, то и ворочу.

    - У нас большая читательская почта, и я ни разу не видел положительного отзыва о телевидении… Если простому человеку не нравятся наши СМИ, он может что-то изменить?

    Владимир Познер: У «низов» России нет рычагов влияния, и народ даже не очень понимает, что ему надо. На самом деле власть должна осознавать: демократические СМИ нужны и ей тоже. С одной стороны, да, будет труднее работать, но результаты станут эффективнее, потому что к руководству страны будет доверие. Для меня очевидно, что Президент России должен сказать:

    1. Власть уходит из средств массовой информации.
    2. Никто не обладает монополией на информацию.
    3. Никакой бизнес не создаёт своих СМИ.
    4. Организуется общественное ТВ – или называйте его государственным.

    Это телевидение, которое: а) не зависит от рекламы, поскольку не размещает её, и б) финансируется либо за счёт населения, либо за счёт государства. Это решительный шаг. Его требуется обмозговать. К сожалению, этих мозгов я не вижу, не вижу понимания у власти.

    - Думаете, россияне захотят платить в обязательном порядке за общественный ТВ-канал? Во сколько такая свобода обойдётся?

    Владимир Познер: Это примерно 7 рублей в месяц, меньше, чем стоит чашка чая.

    Невыездной. Что это?

    - Говорят, что России понадобится 200-300 лет, чтобы изменить мировоззрение людей и вытравить рабское сознание…

    Владимир Познер: У меня более оптимистический взгляд на этот счёт. Посмотрите, как страна развивается, с какой скоростью! Посмотрите, что произошло после развала Советского Союза. Это был тектонический сдвиг, провалилась гигантская система. По сути дела, без крови, а могла ведь быть такая гражданская война – как Райкин говорил, «мама дорогая». Уже это здорово. Посмотрите, как за короткое время внешне изменилась наша страна! Те, кому сегодня 15, иначе мыслят. Они не понимают: что такое «невыездной»? Что это за животное такое? Пройдёт 2-3 поколения, и мы станем внутренне другими!..

    статья взята из газеты АиФ

    В России есть очень хороший закон о свободе СМИ.Только он не соблюдается!

    Опубликовал 27 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Когда Владимир Познер появляется на экране, жизнь становится интереснее. Быть может потому, что с нами не просто авторитетный журналист — с нами весь мир, во всяком случае уж точно Россия и Запад. Познер ведет программу под названием «Времена» — но умеет стягивать в телестудию энергетику большого культурного и геополитического Пространства… Впрочем, сам он видит талант телеведущего в другом.

    В телестудии Владимир Познер больше задает вопросы — такова его роль. Однако он сам может очень многое сформулировать и об Америке, и о России, и о телевидении.

    Владимир Владимирович, вы долго жили в США и хорошо знаете Америку. Мифологизируем ли мы Соединенные Штаты, глядя отсюда, из России?

    Америка уже давно притягивает нас, как магнит. Еще в «Волге-Волге» поется: «Америка России подарила пароход — огромные колеса, но ужасно тихий ход». Маяковский, Ильф и Петров, многие другие писали об Америке. Советское государство ставило целью перегнать Америку. Мы проиграли Америке холодную войну — ведь социалистический строй исчез, а общественный уклад США продолжает существовать. Ругая Америку, мы носим американские джинсы, жуем американскую жевательную резинку, пьем кока-колу. У нас критикуют американцев за то, что они тупые, но у нас обожают американское кино. У нас принято считать, что американцы не духовные. Тем не менее, в Америке нет города, где с каждого тротуара не было бы спуска для детской и инвалидной коляски. А у нас нет города, где этот спуск обязательно всюду бы имелся. У нас говорят — вот, американцы все время улыбаются, а это не искренне. Ну и что? Зато приятно…

    Но главное, чего мы не понимаем — это основы американского мышления. Мы не понимаем всей значимости ценностей демократизма для американцев. Американец считает, что власть имеет перед ним обязательства, и он может требовать соблюдения этих обязательств.

    Какие перемены произошли и происходят в сегодняшних Соединенных Штатах по сравнению с тем временем, когда вы были ребенком?

    Перемены действительно существенные. Начнем с того, что первоначально большую часть населения США составляли выходцы из Европы. Прибывая в Америку, они попадали в своего рода плавильный котел. И в результате становились американской нацией. В настоящий период доминирует эмиграция в Америку не из Европы, а из Латинской Америки, из Китая. Приезжающие оттуда люди в общем котле «плавиться» не желают. Наоборот, они стремятся максимально сохранять свои национальные традиции, свои привычки, свой язык, они часто живут довольно замкнуто, анклавами. Поэтому современную Америку точнее сравнивать с большой салатницей, где разные ингредиенты перемешиваются, но не образуют гомогенной массы.

    Меняется и отношение к основным американским ценностям. Раньше «Конституция США», «Билль о правах», «Декларация независимости США» играли очень важную роль в мировосприятии американцев. Теперь эта роль несколько слабее. Раньше люди не сомневались в том, что Америка — свободная страна и что в этой стране всякий человек может полноценно осуществиться.

    Заметно ли «на глаз», без статистики, социальное расслоение в США?

    Когда я там рос, в США не было слишком много толстых людей. Их было примерно столько же, сколько в других странах. Никто особенно бегом не занимался. А сегодня можно прямо сказать, что в Америке есть два класса и они отличаются друг от друга даже внешне. Одни — подтянутые, спортивные, стремящиеся поддерживать себя в форме. Другие — полные, грузные, неповоротливые. И то, и другое есть результат определенного питания, образа жизни, отношения к себе. Первую группу в основном составляют преуспевающие люди с хорошим образованием. Вторая группа — чаще всего простые рабочие, люди низкооплачиваемого труда, люди с низким уровнем образования.

    Сейчас происходит американизация российского телевидения. К нам приходят американские форматы. Но похоже ли российское современное телевидение на американское?

    Наши крупные каналы похожи на американские крупные каналы обилием развлекательных программ — мыльных опер, всевозможных игр. И это не обязательно плохо. В развлекательных жанрах могут создаваться прекрасные работы, каким стал сериал «Ликвидация» Сергея Урсуляка на РТР или «Диверсант» на Первом канале. Наш вариант игры «Кто хочет стать миллионером?» уж никак не хуже американского.

    Однако в целом у нас гораздо больше насилия на экране, больше апелляций к низменным инстинктам. Это отличает российское ТВ не только от американского, но и от телевидения итальянского, французского, немецкого. Там работают жесткие правила размещения программ. Обязательна маркировка программы, что позволяет родителям заранее знать, есть ли в фильме или программе насилие, обнаженное тело, нелитературные выражения и прочее. В такой системе больше социальной ответственности.

    В чем суть общественного телевидения?

    Общественное ТВ, например ВВС, существует за счет средств налогоплательщиков. Вы платите ежемесячно налог — за телевизор, за «ящик». Если у вас два «ящика», платите двойной налог и довольно серьезный. Правительство не имеет отношения к назначениям на общественном телевидении, не может вмешиваться в его политику. В Канаде есть СВС, которое финансируется полностью из государственного бюджета. Но при этом закон запрещает уменьшать процент от бюджета, расходуемый на СВС. Запрещается и вмешательство властей в работу СВС. Общественное телевидение существует в 45 странах. У такого телевидения нет политических пристрастий, нет прямой зависимости от рейтинга. Общественное ТВ адресовано людям мыслящим, и оно не может быть столь уж массовым. Но оно играет очень большую роль. Ведь подлинным двигателем общества являются не массы, а сравнительно немногочисленные группы людей, обладающих высокой социальной активностью…

    В России общественного телевидения нет. Что нужно для его возникновения?

    Нужна политическая воля, нужно понимание власти, что такое телевидение необходимо. Бессмысленно пенять коммерческому телевидению на его стремление к коммерческому успеху, к высоким рейтингам. Просто оно не должно быть единственным типом телевидения в стране.

    Сегодня на телевидении в России есть цензура?

    Нет, это в советские времена был Гослит — официальная централизованная цензура. Полагалось «залитовать» свою статью или свою программу, чтобы стал возможен ее выход в свет. Надо было получить печать, подпись. Сегодня такого нет. Но существует самоцензура, когда кто-то говорит себе: «Лучше я не буду этого упоминать, не буду затрагивать эту тему». Однако так происходит во всем мире. Когда в Америке началась война с Ираком, желающих выступить по ТВ против нее не нашлось. А те два человека, которые выступили, потеряли работу…

    В чем суть несоблюдения закона о СМИ?

    СМИ не могут быть свободными, если ими управляет государство. Это аксиома. А у нас основные телевизионные каналы либо напрямую, либо опосредованно управляются государством. А сколько каналов в России управляются губернаторами, мэрами?.. Это изначально зависимое телевидение. В такой ситуации все остальные принципы, прописанные в законе о СМИ, утрачивают смысл.

    А какова ситуация с американскими СМИ?

    Американские СМИ в подавляющем большинстве являются частными. Определенные законы ограничивают количество СМИ, принадлежащих одному лицу в одном городе. У человека есть право владеть, допустим, одной телестанцией и одной газетой в данном городе, не больше. Это значит, что я как потребитель получаю возможность смотреть разные каналы, читать разные газеты — и я понимаю, что они действительно выражают разные мнения, точки зрения разных лиц.

    Тогда почему же, как вы упомянули, два человека, высказавшихся против начала войны с Ираком, потеряли работу на ТВ?

    11 сентября страна получила тяжелейший удар и после этого находилась в шоке. Власть, преследуя свои интересы, сумела убедить американское общество, что угроза Америке исходит из Ирака. Выступить против этого означало тогда выступить против общественного мнения, выступить против страны, против правительства. И крупные телесети в своей политике это учитывали. Те немногие люди, которые обладали достаточной смелостью, чтобы выступить с протестом, рассматривались как антипатриоты, наносящие вред. Только спустя некоторое время стало ясно, что война в Ираке не есть праведное возмездие, что там нет оружия массового поражения, и что Ирак не имел отношения к терактам в Нью-Йорке.

    Получается, что свобода СМИ вообще всегда и везде относительна?

    Всякая свобода имеет границы. В Америке я делал программу «Познер и Донахью» на кабельном канале СNBC. Пришло время возобновить наш контракт. А незадолго до этого сменилось руководство, президентом компании стал человек очень правых взглядов. Он сказал нам: «Вы слишком либеральны. Мы подпишем с вами контракт, но при двух условиях. Во-первых, вы должны будете оговаривать с нами тему, во вторых — гостей студии». Мы сказали — нет. И контракт не был продлен.

    Когда-то третий президент Америки Томас Джефферсон, автор «Декларации независимости США», сказал, что если бы ему пришлось выбирать между властью без прессы и прессой без власти, он, не задумываясь, выбрал бы второе. Он исходил из убеждения, что государство без свободных СМИ не может функционировать, потому что не может получать информацию. Эти слова были сказаны двести лет назад. Постепенно они становились мировоззрением Америки.

    В России подобные идеи не развивались ни в царское время, ни в советское.
    К примеру, нас с коллегой, известным журналистом, приглашает на обед некий олигарх. Я говорю — можно идти, только надо обязательно платить самому. Нельзя допускать, чтобы платил олигарх. Это будет означать, что мы у него в долгу. Если ты журналист, ты не можешь дружить с теми, о ком высказываешься в СМИ, не можешь ходить с ними в баню… Моей позиции часто искренне не понимают.

    Чем американская журналистика не похожа на российскую?

    Во-первых, там действует принцип показывать максимальное количество мнений по любому вопросу. Во-вторых, не путать репортаж с комментариями. На российском ТВ часто спорят, должен ли ведущий новостей высказывать свое мнение. Я считаю — категорически нет! Это не его работа.

    Вас обязывают оговаривать тему программы «Времена» и гостей студии?

    Первый канал покупает эту программу — и он имеет право знать, что он покупает. Константин Эрнст как человек понимающий в телевидении может сказать: «А вам не кажется, что эта тема скучна?» На моей памяти никаких тем не запрещали. Но Эрнст мог рекомендовать в канун выборов воздержаться от той или иной тематики. То же и в отношении гостей. В свое время Эрнст сказал, что есть несколько людей — три человека — которых он просит не приглашать в эфир. Хорошо, сказал я, если это действительно только три человека. Но если начнется четыре человека, потом шесть человек и так далее, такая игра для меня неприемлема.
    Надо понимать, что всегда есть определенный коридор. Чем шире ваша аудитория, тем коридор более узок. Если вы дома хотите выпускать стенгазету, вы можете писать в ней что угодно и как угодно. Как только вы выходите на большую аудиторию, а я выхожу на очень большую аудиторию, коридор резко сужается. Таковы правила игры в любой стране. И я должен принимать решение — данный коридор для меня допустим или нет.

    Одно время ньюсмейкером был Михаил Касьянов. Но я не мог его пригласить в программу. Почему? Потому что Константин Львович Эрнст прекрасно понимал, что если Касьянов появится на Первом канале, администрация президента будет дико недовольна. Не только я, но и Эрнст может потерять свою работу. Невозможно внутренне признать верными такие законы работы на телевидении. Тем более что бывают ситуации, когда какое-то событие горячо обсуждается в газетах, на некоторых радиостанциях — а телевидение об этом событии молчит.

    В эпоху перестройки положение было лучше?

    В перестройку власть пыталась контролировать ТВ, но все равно было ощущение глубокого вздоха. А наиболее независимое время — это время первого срока Ельцина. Он был убежден в необходимости свободы средств массовой информации. И поэтому никто из его команды не вмешивался. Сейчас со стороны администрации президента контроль осуществляется. Есть конкретные люди, которые смотрят программы, потом звонят… не мне, конечно, и не другим телеведущим, поскольку это бессмысленно. Они звонят руководству каналов. Не надо забывать, что программа «Свобода слова» Саввика Шустера была закрыта, ток-шоу Светланы Сорокиной «Основной инстинкт» тоже было закрыто…

    Для кого вы делаете программу «Времена»?

    Не для интеллектуальной элиты и даже не только для людей с высшим образованием. Я считаю, что все, о чем говорится в моей программе, должно быть понятно любому человеку, условно говоря, дяде Пете и тете Маше, где бы они ни жили. Надо всегда стараться думать, какой вопрос хотел бы задать дядя Вася. Вот я делал программу о проблемах вступления Украины и Грузии в НАТО. Что хочет знать рядовой человек? Он хочет знать: вступление в НАТО стран, граничащих с Россией — это опасно или нет?

    Что самое сложное и самое важное в работе телеведущего?

    Важно умение слушать — и услышать. Важно иметь остроту реакции, довольно обширные знания, умение говорить. Нужен определенный артистизм. Вообще существенно все, в том числе и то, как ты одеваешься и как выглядишь. Хотя при этом надо думать совсем не о том, как ты замечательно смотришься, какой ты крутой и остроумный.

    Сложности могут возникнуть, если какой-нибудь гость безучастен или неуправляем. А самое трудное и необходимое в работе телеведущего — пробить экран, чтобы каждому отдельно взятому зрителю казалось, что ты разговариваешь только с ним и сидишь с ним рядом. Именно в этом заключается телевизионный талант.

    статья из журнала Культпоход