Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • Архив октября 2009

    Владимир Познер: “С точки зрения антисемита, я – еврей”

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    За свою сравнительно недолгую жизнь на телевидении – с 1986 года – Владимир Познер завоевал немало наград – золотую медаль общества “За лучший мир” (США, 1997), главный приз российской журналистской ассоциации “Золотой гонг”, “Нику” – за выдающийся вклад в развитие телевидения. Но он не “забронзовевший”, наоборот – естественный, обаятельный, умный, по-мужски неотразимый. Его интервью – это не стандартный набор вопросов и ответов, а живой, захватывающий разговор.

    “Времена” на Ближнем Востоке

    - Ваша передача традиционно открывается одними и теми же словами: “В эфире программа “Времена” – программа о главных событиях недели. Они важны потому, что касаются каждого”. Скажите, а как именно вы определяете, что касается всех, а что – только избранных?

    - Рассматривая, что произошло за неделю, мы пытаемся определить: какое событие наиболее важное для россиян и почему? После этого разъясняем, почему это важно. Чаще всего, мы говорим делах российских. Однако иногда речь заходит о событиях, происходящих далеко от нашей страны. Но это вовсе не значит, что россиян это не касается.

    - А ближневосточные события, например, россиян как-то касаются?

    - Естественно. Мы даже сделали специальную программу о терроризме. В ней выступал Примаков, личность, как известно, не вызывающая позитивных реакций у израильтян. Примаков был один – это, к сожалению, было условием, которое он поставил. Так и сказал: “Я не хочу ни с кем спорить. Я готов прийти к вам в программу, но в качестве солиста”. Мы пошли ему навстречу, хотя это и было неправильно. Примакова многие считают проарабски настроенным политиком. Однако человек он умный и хитрый, а посему высказывал достаточно сбалансированную точку зрения. Мол, в конфликте виноваты обе стороны. И ни слова о том, что “отдельные руководители” поддерживают терроризм на “автономном” уровне.

    - Вы что-то возразили Примакову?

    - Задача ведущего, на мой взгляд, состоит в том, чтобы не спорить с собеседниками, а задавать им вопросы. А вы, зрители, слушайте, что они говорят, и судите сами: отвечают они на вопросы или уходят от них. Вот если уходят, то я возвращаю. Я говорю: нет, вы не ответили. Будьте уж добры!

    Кстати, у многих бывших граждан бывшего Советского Союза, живущих ныне в Израиле, эта программа вызвала отрицательные эмоции. Я получил около пятидесяти писем, и все “ругачие”. Я читал эти письма с сожалением. Мне было жалко, что люди так реагируют – почти автоматически, как собака Павлова: звонок раздается – и пошла слюна. Стоило лишь что-то критическое сказать в адрес Израиля – мгновенно наклеивают ярлык: ты – антисемит. Меня это не задело: уж я-то знаю, кем являюсь на самом деле. Обвинять меня в антисемитизме просто смешно. Обычно меня клюют за то, что я слишком прозападный человек, ну и вообще “жидовская морда”.

    - Вы и это слышали в свой адрес?

    - Приходилось. В 1953 году например, меня отказывались принять в Московский университет, так как моя фамилия была Познер. Я 38 лет был вообще невыездным.

    Наука побеждать – по Познеру

    - Многие в Израиле уверенны, что наша страна постоянно проигрывает информационную войну. Считается, что факт этот не нуждается в доказательствах, так как результаты налицо – Европа против нас. Почему, на ваш взгляд?

    - Я думаю, здесь очень сложный узел. Есть тут вещь пусть не решающая, но психологически работающая – традиционный европейский антисемитизм. Это, во-первых. А во-вторых, в течение многих лет Израиль допускал ошибки в отношениях с палестинцами в частности и с арабским миром вообще.

    Ведь как это начиналось? Есть маленький Давид – Израиль, и есть Голиаф – арабский мир. Но Давид с такой легкостью раз за разом расправлялся с Голиафом, что постепенно стало возникать ощущение, будто на самом-то деле все обстоит наоборот.

    И, наконец, самое главное – картинка по телевидению. Что мы видим? Палестинские лагеря беженцев, жуткую нищету, детей-оборванцев… Мы видим людей, живущих в нечеловеческих условиях. А рядом – цветущий Израиль, в котором жируют сионисты.

    - Но что заставляет практически все российские и западные телекомпании снимать арабо-израильский конфликт исключительно с “той” стороны?

    - Коллеги рассказывают, что в Израиле нужно преодолеть множество бюрократических преград, чтобы получить разрешение на съемку. А в Палестинской автономии за каких-то десять долларов вас проведут куда угодно и разрешат снимать что угодно. Однако при условии, что кадры будут “правильными”.

    В Израиле аккредитованным журналистам зарубежных телекомпаний говорят: снимайте все, что хотите. Мы готовы. Арафата – так Арафата, лагеря беженцев – так лагеря беженцев. Пожалуйста! Но напишите, объясните, что вы хотите снимать… Тележурналист думает: да не пошли бы вы!.. И снимает с другой стороны. На этом Израиль и проигрывает. Вот если бы была открытость…

    - В последнее время Россия на официальном уровне демонстрирует поддержку Израилю. В то же время некоторые государственные телеканалы по-прежнему остаются в оппозиции к нашей страны. В выпусках новостей мы постоянно слышим: израильская армия вошла… осадила… обстреляла… С другой стороны, о терактах, проведенных палестинскими убийцами, сообщается как бы вскользь. А один российский собкор мне даже сказал, что руководство просило его более не писать о терактах, надоело, мол…

    - Как правило, в сводках новостей сообщается: в Израиле – теракт, было убито столько-то и ранено столько-то. Следом – новое сообщение: Израиль вновь ввел танки. Любой человек, способный сложить два и два, понимает, что это – ответ на теракт.

    Другое дело, что многим кажется: ответ неадекватен. Человек обвязался поясом, начиненным взрывчаткой, и взорвался. Террориста в момент совершения теракта мы не видим! Мы видим только результат – тела, амбулансы, люди плачут, бегут… А потом показывают танк – этакую громадину. И танки производит впечатление даже на экране! За ним появляются вертолеты, вооруженные солдаты… Смотришь и думаешь: “Елки-палки, да что ж там такого происходит?” И очень трудно понять, как мне кажется, безапеляционность Израиля, утверждающего, что во всем виноват Арафат.

    Я вам скажу совершенно откровенно: даже если бы Арафат очень захотел с бороться с террором, сделать этого он не в силах. Да его пошлет куда подальше все тот же ХАМАС! При чем тут Арафат? Его могут даже убить. Я не сомневаюсь в этом. Потому что он ничего не контролирует на самом деле.

    - Но какой же он тогда лидер?

    - Он плохой лидер, но избранный народом. Был момент, когда популярность Арафата даже в арабском мире была крайне низка. Но ореол великомученика, который “раису” создали сами израильтяне, заперев его в рамалльской келье, все поставил с ног на голову. Из “заточения” Арафат вышел героем И ведь его сделали героем, черт возьми! И я все никак не могу понять: неужели израильтянам столь необходимо постоянно превращать этого человека в героя?

    - Хорошо, но разве нельзя показывать события в Израиле иначе? Почему бы, например, не соединить кадры, запечатлевшие ужасы теракта, с картинкой радостных карнавалов, которые арабы устраивают в своих городах после каждого убийства израильтян? Однажды, если помните, такая картинка все-таки попала на экраны – после трагедии 11 сентября.

    - Увидев эти кадры, я тут же обратился за комментариями к московскому корреспонденту телекомпании “Аль Джезира”. И он стал мне говорить, что все это неправда, монтаж. Мол, никто из арабов вовсе не радовался, что эти два здания свалились, и все такое прочее. Я ему не поверил. Думаю, были люди, которые искренне радовались американской трагедии. Я даже могу понять почему: уж слишком долго этим людям вдалбливали, что их главные враги – это Израиль и Америка.

    - Одной из причин проигрыша Израиля в информационной войне называют военную цензуру. Она действительно мешает одерживать победы на “невидимом фронте?”

    - Как только журналист сталкивается с цензурой, он сразу настраивается на определенный лад: ага, значит, они что-то скрывают. И, увы, подозрения эти не всегда надуманы. Был, например, случай, когда погибли пять палестинских подростков. Израиль пытался скрыть этот факт от мировой общественности, а результат получился обратный, потому что все западные телекомпании подали этот факт в трактовке палестинцев. И никто не сказал, что эти подростки не просто вышли погулять, а швыряли камни и бутылки с зажигательной смесью в солдат ЦАХАЛа. Никто не сказал, что это будущие, если не настоящие террористы.

    Иногда кажется, что нынешнему руководству Израиля все равно, что думает мир. Потому что у них на имеется стандартный ответ на все случаи жизни: если мир так думает – значит, им правят антисемиты. Но это же … это смешно! Хотя это даже не смешно, а просто не умно! Шарон, на мой взгляд, не политик совершенно. Он, простите, производит впечатление быка в посудной лавке…

    - Но многим израильтянам Шарон как раз и нравится своей силой и решительность. Только он, считают они, способен поставить палестинцев на их законное место.

    - А что это за законное место? Ответьте на этот вопрос! Вот, скажем, поселения, количество которых все время растет. Как с ними быть? Либо это палестинская земля, либо – нет. Представляете, вдруг во Франции или в Америке начнут строить поселения какие-то другие люди, потому что они сильнее! Они это будут объяснять религиозными, историческими причинами – неважно. С точки зрения европейца, объяснить и оправдать строительство поселений очень трудно. Я не знаю, какой есть выход из создавшегося положения. То есть у меня есть свои представления о том, как можно было бы попытаться решить эту проблему. Но я не уверен, что знаю ответ.

    - Так вы полаете, что евреи и палестинцы никогда не будут жить в мире?

    - Что-то неизбежно произойдет, иначе просто быть не может. Израиль не исчезнет, это однозначно. И палестинцы не исчезнут. Придется им мирно сосуществовать. Этот вопрос будет решен. Будет израильское государство – само собой, будет палестинское государство – само собой. Но разделение – это лишь первый шаг. Далее потребуется определенное международное вмешательство. Я не верю, что сами по себе эти две стороны хоть о чем-то договорятся.

    Жизнь и судьба

    - Как вы определяете свое амплуа?

    - Обычно о себе говорю так: я журналист, который занимается не только вопросами политики.

    - Знакомо ли с вашим творчеством израильское руководство?

    - Понятия не имею. Меня знает ваш посол в Москве и, по-моему, очень хорошо ко мне относится. Шимон Перес меня знает. Мы с ним познакомились много лет назад на борту одного шикарного круизного теплохода “Елизавета Вторая”. Как-то вечером Перес пригласил меня поужинать. И вот мы сидим, и я ему говорю: “Господин Перес, у меня к вам личный вопрос. Я родился от матери-католички, а отец у меня – еврей, атеист. Я крещенный католик, хотя и совершенно неверующий человек. По Галахе я – “гой”, потому что мать моя нееврейка. Но с точки зрения антисемита – безусловно, еврей. И еще: я родился во Франции, жил в Америке, Германии, а теперь – в России. Никак не могу разобраться, кто же я…”
    Перес посмотрел на меня и сказал: “Если вы, мистер Познер, не знаете, кто вы, то, наверное, вы – еврей!”
    Я прямо упал! Я так хохотал! Я его очень люблю, он просто чудесный человек. Вот он меня знает. Еще знает меня Нетаниягу. Он был в программе, которую мы вели с Филом Донахью.

    - А в Израиле вы были?

    - Ага. Сейчас расскажу. Есть такая организация – Всемирный женский форум. Моя жена – член этой организации. Года три тому назад форум устроил съезд в Иерусалиме. И я поехал туда в качестве супруга. И это было замечательно. Мне не надо было работать, не надо было ничего делать, я – супруг!

    - И вы бездельничали, слоняясь по Иерусалиму.

    - Но как! Я все исходил! Иерусалим – поразительный город. Даже не в том дело – красивый, некрасивый. Он – уникальный. Я хочу еще там побывать, хочу поездить по стране, хочу почувствовать израильтян.

    - А вы знаете происхождение фамилии Познер? Откуда она взялась?

    - Предки моего отца бежали из Испании в 1492 году. Они оказались в Польше, в городе Познани – отсюда, вероятно, и Познер. Но вы знаете, мне кажется, что отец не очень хотел быть евреем. Он говорил: я – русский интеллигент. И меня воспитывал соответственно.

    - И последний, если можно, интимный вопрос. Позволите?

    - Давайте!

    - Я неоднократно слышала о вашем необыкновенном успехе у женщин. Например, одна сотрудница “Останкино” призналась: “Женщины от него так и млеют…” А еще говорят, что фраза “У нас в СССР секса нет”, которая прозвучала в 1986 году в ходе знаменитого телемоста между женщинами Бостона и Ленинграда, была вовсе не случайной. Ее будто бы произнесла женщина, которая давно и безнадежно была в Познера влюблена…

    - Ох, милая, мне уже довольно много лет! Но однажды, действительно, был проведен какой-то дурацкий опрос: женщин просили назвать человеке, которого они бы выбрали своим любовником? Неожиданно я оказался в первой пятерке, и очень сильно удивился этому обстоятельству.

    - Но вам все-таки было приятно?

    - В общем-то да. В молодости я пользовался определенным успехом у женщин. Во всяком случае скажу так: меня это еще интересует.

    - Я думаю, и женщин – тоже!

    18.07 13:44 Полина Лимперт Спецкор MIGnews.com

    Новые подробности о передаче В.Познера

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Новая авторская программа Владимира Познера так и называется «Познер». Первый выпуск – 17 ноября в 23.30. В своем новом проекте известный тележурналист будет общаться в эфире с тем, кто ему интересен.
    В основой части программы вопросы будет задавать ведущий, а в заключительной – зрители. Во -первых, те, кто прислал свои вопросы на сайт Первого канала. Во-вторых, прохожие, им съемочная группа задала вопросы на улице, и еще счастливчики, которых пригласили в студию на съемки выпуска ток-шоу. Шоу тоже будет вести Познер – оно будет проходить раз в месяц и являться частью программы.

    «Моими гостями могут быть люди, известные в самых разных областях – от политики до спорта или кино индустрии. – говорит Владимир Познер. – В этой программе я не буду заниматься аналитикой, это – интервью. Поводом приглашения именно этого человека в студию может быть какое-то событие, произошедшее сейчас.

    Предположим, вышел фильм, который вызвал огромный интерес, и я решу пригласить в студию режиссера, который его снял. Поводом может быть и сам человек, который вызывает интерес у телезрителей. Могу сказать, что интервью всегда будет шире, чем событие, из-за которого затевался этот разговор.

    В каждый последний понедельник месяца программа будет выходить в формате ток-шоу. В студии будет около ста человек, они – не эксперты, не специалисты – рядовые люди, у которых есть вопросы к нашему гостю. И после того, как интервью у гостя возьму я, они будут иметь возможность продолжить разговор с ним».

    На свой новый проект Познер возлагает большие надежды, он сам выступил инициатором его создания. Уже после того, как в этом году принял решение покинуть пост президента академии Российского телевидения. Должности, которую он занимал с 1994 года.

    источник: Правда

    Отчаянные путешественники

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Отчаянные путешественники
    Владимир Познер и Иван Ургант небезосновательно потревожили тени классиков советской литературы Ильи Ильфа и Евгения Петрова.
    Не утверждаем, что Владимир Познер и Иван Ургант внесли больший вклад в укрепление российско-американских отношений, чем все саммиты Путина и Буша. Но то, что их телецикл «Одноэтажная Америка» на Первом канале серьезно снизил процент антиамериканских настроений в одноэтажной России, — это точно.

    GQ Вы соведущего по какому принципу подбирали?

    ВП Я беспринципный человек – я вообще думал о других людях. А Ваню до этого не знал, и фамилия Ургант была мне знакома только из-за его бабушки. Но те люди, которых я звал, на два месяца в Америку уехать не могли. И тогда продюсер мероприятия, Соловьева Надежда Юрьевна, сказала: «Ургант!»

    ИУ Сказала: «Этот дурак хоть на три года уедет!»

    ВП Я спросил: «Это кто? И сколько ему лет?» Она: «Двадцать восемь».

    Маловато…

    ВП Я говорю: «Что ж я с ним делать буду?» – «Он очень смешной!» – «Ну ладно, давайте встретимся». И мы встретились.

    И Иван взял и обаял Владимира Владимировича.

    ИУ Что вы! Я так готовился к этой встрече. Не могу ответно похвастаться, что я не знал фамилию Познер. Я ее знал. И благодарю судьбу за то, что первым мне позвонил не Владимир Владимирович, а продюсер – Надежда Юрьевна Соловьева. Она задала мне два вопроса. Первый: «Ваня, знаешь ли ты Владимира Владимировича Познера?» Я на всякий случай встал: в наших снах после правильных ответов на такие вопросы и до ТЭФИ недалеко. Сказал: «Конечно, знаю!» После чего мне был задан второй вопрос: «Читал ли ты книгу «Одноэтажная Америка»?» Я, находясь в некоторой ажитации, спросил: «Это Владимир Владимирович написал?» Я ее к тому моменту не только не читал, но, к своему стыду, и не знал, что Ильф и Пет­ров написали подобную книгу. И если б со мной разговаривал Владимир Владимирович – наверное, это был бы последний разговор у нас с ним в жизни.

    ВП Да, да. Если б я знал, что он этой книжки не читал, я бы сказал: «О чем мы говорим? Зачем вообще этот человек нужен? Он вообще, наверное, малограмотный».

    ИУ Это сейчас, когда у Владимира Владимировича на кухне столько было выпито и съедено, я могу хотя бы даже сказать, что читать не умею – уже не откреститься друг от друга! Но тогда продюсер Соловьева тихо и строго сказала: «Никому больше не говори! Иди немедленно читай». Благодаря чему в моем скромном книжном шкафу появилось собрание сочинений Ильфа и Петрова в пяти томах 1961-го, если я не ошибаюсь, года издания – потому что книга «Одноэтажная Америка», не хочу никого удивлять, появилась отдельно изданной…

    ВП …в 1937-м.

    ИУ Нет, я имею в виду, в современном переиздании… Так вот, она появилась буквально за пару месяцев до нашего отъезда. А до этого ни разу не переиздавалась! Поэтому мне пришлось отправиться в букинистический магазин. И книгу я читал уже в процессе подготовки к съемкам.

    Владимир Познер и Иван Ургант небезосновательно потревожили тени классиков советской литературы Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

    Как вы так шустро нашли в США всех этих анекдотических персонажей? Ну вроде ямайского водителя такси, который кажется откровенно нанятым актером: «You can be what you wanna be here!»

    ВП Да-да, он рэпом занимается… Колоритный такой, с этими самыми… с волосами. Я вам хочу сказать – мы вообще никого не искали, кроме известных фигур – ну Билл Гейтс там. Остальные встречи абсолютно случайны.

    ИУ У нас в планах было поговорить с типичным представителем широкой прослойки населения города Нью-Йорка – водителями такси. Там же сплошные приезжие. Вот и наши соотечественники, приезжая в Америку в 1970-е, шли в таксисты.

    ВП А в Нью-Йорке американцев-таксистов и вовсе почти нет.
    ИУ И этого мы случайно нашли, договорились о встрече. Он честно приехал – и на голубом глазу за чисто символические деньги – бесплатно там никто не будет с тобой шутки шутить! – все сделал.

    ВП На нас просто сваливалось некоторое везение иногда. Как, например, тогда, когда мы встретили настоящего ковбоя в образе Marlboro man… Такой со скулами…

    ИУ Консерватор, религиозный…

    ВП Не курит, обожает своих животных, свою землю.

    А с людьми поизвестнее тяжело договориться было?

    ВП С голливудскими – очень. Там вокруг каждой звезды слои защиты: напрямую с ними поговорить вообще невозможно. То есть, если встретишь кого-нибудь на вечеринке, они скажут: «Ради бога!» и не спросят: кто, что… Но потом на них ведь не выйдешь.

    ИУ А вот в нашей стране, понимаете, я порой просыпаюсь от звонка: «Иван, здравствуйте, это газета «Вечерний Ставрополь»! Вы не могли бы быстро на два вопроса нам ответить?» В этом смысле у нас все гораздо проще. Поэтому, когда Джордж Клуни с Робертом Де Ниро решат снять фильм «Одноэтажная Россия», с нами у них проблем, конечно, не возникнет. Мы поторгуемся с Владимиром Владимировичем…

    Неплохой намечается кастинг.

    ИУ Ну а что? Надеюсь, не надо оговаривать, что себя я ассоциирую с Робертом Де Ниро. Владимир Владимирович – вылитый Джордж Клуни.

    «Замечательно, когда два интеллигентных человека – один более, другой менее интеллигентный – едут по такой удивительной стране».

    Само собой, я так и поняла. Легко ли вам в руки дался Билл Гейтс?

    ВП Меня предупредили: если ему во время интервью будет скучно – он встанет и уйдет или сделает так (Познер опрокидывается в кресле, задирает голову вверх и прикрывает глаза). И все!

    Гений есть гений.

    ВП Ну да. Кроме того, поставили лимит: 15–20 минут – не больше. Проговорили – больше часа! Оказался человеком невероятно интересным – я-то думал, он технарь такой… Говорили о Древней Греции, о Риме! Причем он очень острый! Я, например, вспоминаю французского философа и писателя де Токвиля и говорю, что, когда власть принадлежала аристократии, у людей, подобных ему, было больше времени для самосовершенствования, и они большего достигли. Потом, когда все раздали широко, прослойка стала узенькой… Гейтс отвечает: «Ну да, а девяносто процентов неумеющих читать – это, видимо, очень хорошо?» Короче, за словом в карман не полезет. Интересно было с ним. Но пробиться к нему, конечно, было тяжело. Но знаете, как Ильф и Петров пробились к Форду? Они тоже не сами: были письма… А мы задумались: ну, вот кто Форд в сегодняшней Америке?

    ИУ У нас была даже мысль встретиться с наследником империи. Сегодня, правда, он уже просто наследник фамилии…

    ВП Он был председателем правления – и прямо при нас его уволили! Генри Форд Восемнадцатый… Гейтс оказался гораздо реальнее – и интереснее.

    ИУ Помните, он вам письма потом писал? И до метро за вами шел – все никак не мог отстать?

    ВП (смеется) На самом деле Гейтс написал мне письмо потом: ему было очень интересно, хотел бы продолжить знакомство. От Гейтса таких вещей дождаться тяжеловато.

    Будете продолжать знакомство?

    ВП А как вы думаете? Я хотел бы снять такую серию – «Влиятельные персоны»: люди, которые своей работой изменили жизнь других людей. Не всегда известные. Есть Билл Гейтс, а есть, например, французский доктор, который изобрел противозачаточную пилюлю! Никто не знает его имени – а он изменил жизнь миллионов людей.

    ИУ Я вот очень рад, что мои родители не знали его имени.

    ВП Ну почему – может, он избавил вас от нежелательного брата?!

    ИУ Я вам приведу пример еще один: я не знаю имени человека, который изобрел памперсы. Знаете, что это великое изобретение? И ведь этот человек – он не Нильс Бор!

    ВП Он изменил жизнь сотен миллионов женщин! Вот такую серию я бы хотел сделать.
    Возможно, он не вполне интересен как личность. Может, он как раз таки технарь.
    Все равно – что такое влиятельный человек? Как это получается? Можно ли это как-то раскрыть? Человек, например, который придумал микрочип – болгарин по фамилии Атанасов. Никто вообще его не знает! Но весь мир живет с этим делом.

    [Наверное, говорит: «Я придумал микрочип!» – а все думают, что шутит.
    (ВП и ИУ одновременно хлопают ладонями по столу.)
    Вы перед съемками договаривались о распределении ролей, обсуждали правила парного конферанса?

    ВП Мы сразу, на пирсе в Нью-Йорке, решили договориться – кто из нас Ильф, а кто Петров. Иван Андреевич не видел фотографий – потому спросил меня: кто из них красивей. Вопрос непростой – но, в общем, Ильф. На что он сказал: «Хорошо, вы будете Ильфом». Я сказал: «Ну тогда вы – Петров!» Я был очень тронут.

    ИУ Наверное, возможно было бы какое-то актерство при невероятно тщательном, выверенном сценарии. Но поскольку он зачастую писался в процессе…

    Гражданам, пикетирующим американское посольство, стоит поостеречься: на стороне США сильные наши.

    Зачастую, наверное, вовсе не писался?

    ИУ Абсолютно верно! Поэтому получилось то, что получилось. Просто повезло, что кому-то еще наше путешествие показалось интересным. Мы просто хотели напомнить людям, как это замечательно, когда два интеллигентных человека – один более, другой менее интеллигентный – берут автомобиль и едут по такой удивительной, незнакомой стране.

    ВП Я эту страну очень хорошо знаю и очень люблю. И мне небезразлично, что сегодня в России так сильны антиамериканские настроения, которые объясняются целым рядом причин – не будем сейчас об этом… Мне хотелось показать ее настоящей, со всеми плюсами и минусами – но не такой, какой ее рисует наше общественное сознание: «Они тупы-ы-ые, такие и сякие…» Ильф и Петров – это просто повод. И мы обязательно покажем этот фильм в Америке! После нашей с вами встречи я как раз поеду доозвучивать на английский наши с Ваней диалоги. Американцы тоже увидят незнакомую Америку. Буквально вчера встречался с новым американским послом – Джоном Пайерли. Он был еще послом в Болгарии, когда «Одноэтажную Америку» показывали у нас по Первому каналу. Он все посмотрел! И первое, что сказал мне: «Поздравляю!» – «С чем?» – «Вы сделали такой потрясающий фильм – я, стопроцентный американец, не мог оторваться!»

    Америка – страна, к которой принято каким-то образом относиться, даже и не побывав там. Вы вот, Иван, что по отношению к ней испытывали до того, как вас Владимир Владимирович в командировку вывез?

    ИУ Мне инъекция была уже сделана – в 1993 году школьником-несмышленышем судьба забросила меня в американскую центральную часть, в город Денвер, штат Колорадо. В 1993 году, сами понимаете, чего только не было – практически ничего не было! И мы с одноклассниками были поражены. Сегодняшние дети – они такой новизны уже не ощутят. Не покупали они маргарин в магазине «Малыш» на Невском проспекте, понимаете? Не ходили они с баночкой за сметаной… В общем, ждал я встречи с этой страной – одной из моих любимых. Тем более вот сейчас – после съемок фильма – я стал желанным гостем во многих закрытых компаниях, куда меня приглашают – и я за ужин, за горячее рассказываю, как по Америке ездил.

    Ваш комический дуэт планирует другие совместные проекты?

    ВП Да. Будем делать Францию – другую мою родину. «Тур де Франс» – на велосипедах!

    НА ВЛАДИМИРЕ ПОЗНЕРЕ: СМОКИНГ, РУБАШКА, БАБОЧКА, ВСЕ ISAIA; ЛАКОВЫЕ БОТИНКИ, DOLCE & GABBANA.
    НА ИВАНЕ УРГАНТЕ: СМОКИНГ, РУБАШКА, БАБОЧКА, ВСЕ PAL ZILERI CERIMONIA; ЛАКОВЫЕ БОТИНКИ, BOSS BLACK.

    Владимир Познер: “Свободен, свободен, наконец-то свободен!”

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Владимир Познер: За эти годы было отвратительно, гнусно и противно всех уговаривать, все время слышать: «Дай, дай!» Взносы не платили, от работы увиливали, гадости говорили.
    В тот момент, когда я снял свою кандидатуру с голосования, мне в голову пришли знаменитые слова Мартина Лютера Кинга, с которым я, разумеется, себя не сравниваю. Он сказал: “Свободен! Свободен! Господи Боже мой, наконец свободен!” И я именно с таким чувством снимал свою кандидатуру. Я никогда это не воспринимал как нечто пожизненное.

    — Почему вы отказались бороться?

    — Одна из причин — давняя. Я считал, что 15 лет (здесь президент АРТ округляет, он был назначен на должность в 1994 году. — Н. Р.) — более чем достаточный срок. И неоднократно за последние пять лет я говорил, что надо бы меня поменять, что неправильно, когда все время я. А вторая причина новая — надо добиться возвращения в АРТ и НТВ, и ТНТ, и нормального присутствия в ней ВГТРК. Надо с этими людьми договариваться. Я полагал, что ВГТРК на последнем собрании будет представлено — и Добродеев (гендиректор ВГТРК Олег Добродеев), и Паухова (Татьяна Паухова, руководитель канала «Культура», входящей в ВГТРК) подтвердили мне свой приход. Но не пришли. Для меня это явилось окончательным подтверждением моего подозрения — мне с ними договариваться будет невозможно. Они этого не хотят. В этой ситуации и я не очень хотел бы. И когда возникла кандидатура Швыдкого, я решил, что она, наверное, правильная. Он более компромиссный человек, в том смысле, что более всех устраивающий. Он все-таки сможет добиться примирения и нормального функционирования АРТ, чего я и хотел. Вот те причины, по которым я взял самоотвод. Я не рассматривал эту должность как пожизненную. Более того, искренне рад, что от этого освободился: пора было. Тем более что в списке на голосование оставались мы вдвоем.

    — Вы не знали заранее, что Михаил Ефимович будет конкурентом?

    — Нет.

    — До заседания АРТ один из ее членов сказал мне, что Швыдкой будет выставлен и что якобы он поддержан Кремлем. Вы такое слышали?

    — Я в этом очень сомневаюсь. Мне кажется, Кремлю абсолютно безразлична академия. Кремль не озабочен тем, кто будет ее президентом. Думаю, другие люди хотели Швыдкого. Наверное, он возник не случайно, не с бухты-барахты. Но если он устраивает тех, кто не участвовал (в собрании), — хорошо.

    — Но сейчас-то вы можете сказать, какие у вас были противоречия с руководителями каналов?

    — В том-то и дело, что не знаю до сих пор. Если бы мне были адресованы упреки, в том числе и на собрании, мне было бы более понятно. А так… Не понимаю. Может, есть какая-то антипатия, но это из другой области. А вот какие конкретно ко мне претензии как к президенту, я не знаю. Может, и не узнаю.

    — А что все же в консерватории поменять надо?

    — Я не знаю, чего они хотят. А мы хотели добиться (и кое-что изменилось) расширения АРТ, изменения роли общего собрания академиков и того, как принимаются решения. Целый ряд предложений был выработан правлением (а оно состоит из тех, кто возглавляет профессиональные гильдии). Обо всем этом я и хотел на собрании доложить, но не пришлось — все свелось к переизбранию. Но отчасти правильна и такая точка зрения: зачем обсуждать какие-то изменения, когда главный вопрос в том, чтобы АРТ стала полноценной, чтобы в нее вернулись ушедшие.

    — А вы согласны с выступлением Эрнста на собрании, что АРТ нужен врач-реаниматолог?

    — Он всегда говорит образно. И этот образ довольно-таки точный. Насчет клинической смерти я не знаю, но то, что надо реанимировать… Думаю, он прав. Правда, если клиническая смерть длится больше 12 минут, то не помогает и реаниматолог. (Смеется.) Но я надеюсь, что это не тот случай.

    — Я видела очень печальный сюжет «Истории в деталях» с вашим участием. Там вы сказали, что в России вас ничего, кроме работы, не держит. Одна из работ вроде как позади.

    — Это не та работа. Работа в АРТ — общественная, это нечто другое. На самом деле я люблю телевизионную работу, и она важна. И вообще, это не печальная вещь, это просто нужно понимать как есть. Все-таки я здесь не вырос, Россия не мой дом в исконном смысле, это я откровенно и сказал. Если у меня здесь не будет работы, то что я здесь буду делать? А там (я имею в виду Францию, например) я по крайней мере буду чувствовать себя у себя.

    — А когда программа ваша выйдет на Первом канале?

    — По плану 10 ноября.

    — Пожалуйста, оставайтесь пока в России!

    — Договорились.

    Наталия Ростова
    обозреватель «Новой»

    »crosslinked«

    Владимир Познер: «Еда без пафоса, но с удовольствием»

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Известный журналист, президент Академии российского телевидения Владимир Познер проявил себя в совершенно новом качестве. В июне прошлого года на Остоженке открылся ресторан «У Жеральдин», который братья Познеры назвал в честь своей матери. О Париже, в котором родился, Нью-Йорке, в котором вырос, и Москве, в которой осуществилась его давняя мечта, Владимир Познер поведал обозревателю журнала «Франция» Ксении Фокиной за столиком этой настоящей французской брассери.

    — Владимир Владимирович, почему вы с вашими немалыми возможностями в области медиабизнеса не нашли другого способа разнообразить сферу своей деятельности? Почему не журнал или, например, телекомпания, а ресторан?

    — Ну прежде всего, никакого опыта в бизнесе у меня вообще нет. Я журналист, а не продюсер, не владелец каких-либо средств массовой информации. У меня нет к этому ни интереса, ни, как я думаю, способностей. Это своеобразная сфера, которая никогда меня не привлекала. Поэтому я бы исключил из нашего разговора соображения о бизнесе. Скорее всего, это что-то эмоциональное. Просто мы — мой брат и я — очень любим французскую кухню, благодаря нашей маме—француженке, которая нас этому научила. А идея создать такой ресторан, в котором люди могли бы вкусно поесть на французский манер, но без пафоса, а просто так, как во Франции в основном едят, куда бы ты ни зашел: в брассери, в бистро. Это чаще всего очень просто, очень вкусно, без характерного для Москвы и вообще для ресторанов пафоса. Мы давно об этом думали, но говорили больше в шутку, чем всерьез. А потом случилось так, что мой брат, ученый и специалист по средневековому Вьетнаму, оказался в непростом положении, поскольку ученые, а тем более специалисты по средневековому Вьетнаму, сейчас, мягко говоря, не очень востребованы. И он всерьез предложил мне попытаться реализовать идею французской брассери. Я подумал, что нашей маме это бы было очень приятно. Я сказал, что со своей стороны могу постараться помочь с местом, с условиями аренды, но не более того. Все остальное — бесконечные бумаги, подписи, поиски инвестора — я на себя взять был не готов. Поэтому я не потратил слишком много времени на организацию собственно ресторана как бизнеса. Я смог довольно быстро договориться о помещении. Дальше моя роль заключалась в том, чтобы пробовать блюда и давать советы, обсуждать какие-то оформительские моменты. Мой брат гораздо больше занимается собственно бизнесом. Он нанял управляющую компанию. К счастью, во главе ее стоит человек, с которым он знаком не одно десятилетие и который хорошо разбирается в ресторанном бизнесе.

    — Реализация мечты? Вы ведь вложили какую-то часть своей энергии, своей души, если угодно, в открытие этого места?

    — Конечно. Мне очень приятно, что задумка удалась. Дело идет с нарастающим успехом, людям нравится. Но основной сферой моей деятельности это не является и вряд ли когда-нибудь будет являться.

    — А что вы имели в виду, когда сказали, что мама научила вас французской кухне? Сам процесс, восприятие, вкус?

    — Она привила нам вкус. Но и готовила она сама, причем замечательно. И совершенно не дидактическим образом научила нас некоторым тонкостям. Она привила нам понимание того, что такое еда.

    — И что же такое еда в вашем понимании?

    — Во Франции — это важная часть жизни. Поесть означает не просто насытиться. Это процесс, часть культуры, причем, я бы сказал — серьезная часть. Недаром такое внимание французы уделяют тому, как они едят. Не только в домах интеллигенции, но и в крестьянских семьях. Это процесс с определенными правилами, с определенными винами. Это усваивалось нами постепенно. Во Франции люди восстают против фаст-фуда прежде всего потому, что это противоречит самому представлению о том, зачем мы садимся за стол. Быстро закинуть в желудок Биг Мак — это в корне противоречит стилю, которого придерживаются французы.

    — Есть сходство с кавказским застольем, когда люди садятся за стол не просто, чтобы поесть, а для общения…

    — В какой-то степени. Общение — конечно, но и сама еда должна доставлять наслаждение.

    — Насколько я знаю, вы выросли не во Франции, а в Америке…

    — Но во французском доме…

    — Это важно. Но ведь стиль жизни в Америке в корне отличается от французского, с его слоу-фудом. Там даже на Уолл-стрит, где работают состоятельные люди, невозможно найти рестораны. Повсюду одни фаст-фуды…

    — Как раз для Уолл-стрит это нормально. Там работают. Не только богатые люди, кстати. Но они там только и делают, что работают. Поэтому система питания такова, чтобы человек быстро что-то схватил и бежал снова на работу. Но есть и другие районы Нью-Йорка, как, например, Мэдиссон-авеню, верхняя часть Ист-сайда, где как раз немного фаст-фуда и очень много ресторанов. Америка — это вообще страна, которая, на мой взгляд, делится на две совершенно непохожие части. С одной стороны, толстые, жирные, нездоровые, спортом не занимающиеся, едящие гамбургеры и жареных куриц полковника Сандерса, постоянно жующие, как правило, малообразованные и малочитающие. А с другой — поджарые, с высшим образованием, следящие за собой и нечасто заходящие в фаст-фуд. Я бы сказал, это классовое различие. Но такого культа еды, как во Франции, да и вообще в Европе, там и близко нет. Хотя такого отношения к еде, как во Франции, я не встречал ни в одной другой стране Европы.

    — А в Москве сложно было адаптировать идею французской кухни? Кстати, хочу сделать вам комплимент, такого ажиотажа в первой половине дня я не видела ни в одном французском ресторане в Москве.

    — В Париже в обеденное время дня в бистро и брассери полно народу. Потому что там есть ощущение, что обед — это очень важная часть дня. В Москве такого ощущения нет… пока. Но вот люди узнают, что есть такое место, где можно днем вкусно поесть, Узнают, что здесь есть французские завтраки, с которыми, кстати, в московских ресторанах дела обстоят неважно. Я знаю только один настоящий французский ресторан — «Белый квадрат». Он хорош, но это настоящий ресторан — со всеми вытекающими последствиями. Все остальное — это, как я говорю, «вроде Володи». Вроде, но не совсем. Удачных итальянских ресторанов в Москве гораздо больше, чем французских. Я люблю итальянскую кухню: паста так, паста эдак. Ее можно есть каждый день. Но она довольно однообразна. А вот простая французская еда…

    — Я бы не сказала, что фуа-гра или устрицы — это простая еда…

    — Безусловно… Но вот, например, улитки — это недорогая, но очень деликатная еда. Это тонкий вкус. И люди это ценят. «Жеральдин» — это место, где можно вкусно поесть, где именно это главное, а не то, в какой ты приехал машине или как ты одет. Постепенно, я думаю, это станет главным критерием для людей.

    — А почему вы выбрали Остоженку, Коробейников переулок? В общем, не караванный путь.

    — И слава богу, что не караванный путь! А потом, я очень люблю этот район, потому что здесь еще много настоящей Москвы, несмотря на то, что много и новых домов. У меня столько связано с этим местом, я живу в двух шагах отсюда. С точки зрения престижности это тоже немаловажно. Мне повезло, видимо, моя фамилия сыграла роль, и нам сдали это помещение на 25 лет на очень хороших условиях. Обошлось без взяток…

    — В подходе к интерьеру, к обустройству «Жеральдин» вы калькировали французские образцы или делали какие-то поправки на местные нравы?

    — Я видел такие французские брассери, которые повторить просто очень дорого. У нас все не так шикарно. Маленький ресторанчик, камерное помещение на 50 мест. Летняя веранда на 20 мест. Если сравнить с Парижем, там брассери и бистро часто бывают гораздо просторнее, двухэтажные. Что до оформления, то мы все еще нащупываем свой стиль. Так что года через полтора—два, я думаю, будет сформирован окончательный облик.

    — Вы традиционалист в своем отношении к французской кухне? Или считаете, что можно допустить какие-то инновации с учетом местных предпочтений и вкусов?

    — Нет, я хотел, чтобы это было как можно более по-французски. Кстати, много комплиментов я получил именно от французов, которые говорят, что чувствуют себя здесь почти как дома. Я очень привязан ко всему французскому. К самой атмосфере, которая включает, прежде всего, язык и которая наиболее близка мне.

    — Я понимаю, что любовь сложно препарировать. Любишь, потому что любишь. Но все-таки, что именно так притягательно для вас? Стиль жизни, способ восприятия, взгляд?

    — Стиль жизни, наверное, ближе всего подходит. Отношение к жизни. Скажем, я очень люблю Нью-Йорк, но это не Америка, это совершенно отдельная страна. Показательно, что свыше 80% ньюйоркцев проголосовали за Керри, а не за Буша. Этим многое сказано. Западное побережье и Восточное побережье — это одно, а середина Америки — совершенно другое.

    — Москва от Оренбурга тоже сильно отличается…

    — Не знаю, так ли уж сильно. Нью-Йорк ни на что не похож, он сам по себе. Его можно сравнить с Америкой, как когда-то Одессу можно было сравнить с Россией. Я думаю, Москва гораздо больше похожа на остальную Россию, на Челябинск, на Иркутск и так далее, чем Нью-Йорк похож на Америку. Не в смысле количества денег, а в смысле психологии. Я не сказал бы, что москвичи совсем другие. В Нью-Йорке я себя чувствую хорошо, но не в Америке вообще. А вот во Франции, куда бы я ни поехал, в любом местечке я себя чувствую хорошо, легко.

    — Вы больше ездите по России или за ее пределами?

    — Как журналист я много езжу и ездил в советские годы по России. На днях вернулся из Перми. Запад в основном — в отпуск. Бывают и командировки, но совсем короткие. Недавно ездил в Париж на полтора дня, в Лондон — на 36 часов, в Америку — на трое суток. Моя программа не выходит летом, вот тогда я еду в Западную Европу или в Америку. А работа связана с поездками по России. Это телевизионные конкурсы, мастер-классы, что очень важно для меня. Потому что ощущение от страны, живя только в Москве, получить невозможно.

    — Ну вам, наверное, и с губернаторами приходится общаться в рамках ваших поездок.

    — Я предпочитаю этого не делать. Я предпочитаю неформальное общение с коллегами, ходить по городу, разговаривать с людьми.

    — А как вы относитесь к кулинарным шоу? Можно ли привить людям вкус через телевидение?

    — На мой взгляд, если делать программу о еде, нужно исходить из реального положения, из того, что люди едят каждый день. А в России кулинарное искусство было убито советской властью. Достаточно почитать книгу о вкусной и здоровой пище под редакцией Микояна и сравнить ее с книгой Елены Молоховец, чтобы понять, что произошло что-то несусветное. Да и какая кухня в коммунальной квартире? Вернуться это может только постепенно, очень постепенно.

    — Ваш интерес к гастрономии культурологического характера или сугубо практического?

    — Я бы сказал гастрономического. Но когда я приезжаю в незнакомую страны, обязательно пробую местную пищу. Бывает, разочаровываюсь. Так было в Испании. Но всегда надо иметь поводыря-гида. Например, когда я был в Японии, а я не очень люблю японскую еду, оказался на токийском рыбном рынке Цукидзи, который размером с три футбольных стадиона. Количество незнакомых морских животных впечатляло. И там же множество ресторанчиков, в которых можно попробовать все самое свежее. У меня была знакомая японка, которая водила меня по разным местам. Там супы, здесь рыба или лапша. Я не могу сказать, что мне все понравилось, но наиболее полное впечатление я получил. Было и очень много вкусного. Например, кобе-биф, сделанный из мяса телят, которых кормят отборным зерном, делают им массаж, чтобы жир равномерно распределялся, поят пивом.

    — А вам дома удается что-нибудь готовить?

    — Конечно. Не каждый день. Но я очень люблю готовить. Например, креветки.

    — Рецепт скажете?

    — Ну, скажем, креветки в форме бабочек. Очень просто. Нужны крупные креветки, из которых вынимается хорда, разрезать их, разложить бабочкой и быстро обжарить с двух сторон на разогретом оливковом масле. Добавить чуть-чуть лимона, петрушки. Пальчики оближешь.

    — А во Франции, куда вы предпочитаете ходить? К Труагро и Ганьеру или в какие-то маленькие таверны за городом?

    — Есть рестораны, знаменитые на всю Францию и за ее пределами. И это нужно испытать. Это рестораны с тремя звездами «Мишлен». Ну, это как заказать бутылку Шато Марго 65-го года за 2,5 тысячи долларов. Это та роскошь, которую нужно испытать один раз в жизни. Но я люблю самое простое.

    — Вы часто ездите во Францию?

    — Не так часто, как хотелось бы. Раза 2 в году.

    — В каких местах, городах вам нравится бывать больше всего?

    — Я очень люблю Париж. Я прикипел к этому городу. Не могу сказать, что я люблю какие-то места больше других. Меньше мне нравится бывать в летнее время на Лазурном берегу. Потому что это превращается в бесконечный карнавал с толпами народа. Обожаю Нормандию, Бретань. Вообще Франция — страна необыкновенной красоты. Эльзас, Лотарингия — районы, где очень сильно чувствуется немецкое влияние, в том числе и в еде — мне меньше нравится. Хотя Реймс, конечно, замечательный город. Есть такой анекдот. Мне рассказал его, кстати, швейцарец. Когда Бог создал Землю и отдыхал на седьмой день, то решил посмотреть, что же он создал. И тут он увидел страну, где были и океан, и теплое море, и снежные горы, и плодороднейшие долины, и он сказал: «Это надо как-то уравновесить», — и создал французов. Конечно, Европа завидует Франции…

    — А самое яркое впечатление от Франции можете вспомнить?

    — Однажды я был во Франции зимой, когда было минус 18. Мы поехали по замкам Луары, которые оказались совершенно пустыми. Нам открывали двери огромных пустых залов, гулко раздавались наши шаги, в гигантских каминах зажигали огонь. И вот эта пустота и красота были незабываемы. В одном из замков долины Луары, где умер да Винчи, мы зашли в кофейню. И там семья хозяина этого заведения отмечала Новый год — было начало января. Узнав, что мы из России, они встретили нас с таким радушием, что это запомнилось на всю жизнь.

    — Как вы отмечаете Новый год?

    — Уже традиционно в Америке с нашей компанией. Это мой друг Фил Донахью, известный американский телеведущий, с которым мы когда-то делали телемосты и программу в Америке «Познер и Донахью». Мы очень подружились. И вот компанией человек 10 – 12 мы почти каждый год собираемся, как сумасшедшие до утра играем в шарады. Такой компании во Франции у меня нет. Там у меня только тетя, которой уже 94 года, знакомые и один очень близкий друг.

    Источник – журнал-Франция

    О выводах и колокольнях

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Встречаются два американца. Один другого спрашивает:
    — How are you?

    Другой, обнажив все тридцать два безупречных зуба в ослепительной улыбке, отвечает:
    — Fine!

    Возможно, вчера у него сгорел дом или умерла любимая собака, но это значения не имеет, и он всегда отвечает: «Fine!» Мало того, он еще и улыбается!

    Русский человек, наблюдающий за этой сценой, возмутится и подумает: «Все-таки эти американцы жуткие лицемеры, бездушные и бездуховные, не то что мы».

    Встречаются двое русских. Один другого спрашивает:
    — Как дела?

    Другой может ответить по-разному:

    Вариант 1 (произносится голосом безразличным с оттенком фатальности):
    — Ничего.

    Вариант 2 (произносится голосом более бодрым с оттенком самодовольства):
    — Нормально.

    Но каким бы ни был выбранный вариант, не может быть и речи о радостной улыбке, даже если человек только что выиграл в лотерею миллион.

    Американец, став свидетелем описанного выше, подумал бы: «До чего эти русские мрачные, скучные, видно, им плохо живется, да и вообще похоже, что они настоящие loosers («лузеры» — см. ниже).

    А ведь и русский, и американец, сделав свои выводы, пришли к совершенно ошибочным умозаключениям, которыми и будут руководствоваться, волей-неволей, общаясь друг с другом. Беда в том, что каждый посмотрел на другого со своей колокольни.

    Попробуем разобраться.

    Америка изначально возникла как страна предельно конкурентная, в которой превыше всего ценился успех. Так было, так есть. А как выглядит, как ведет себя человек успешный? Понятно как. Он излучает оптимизм, уверенность в себе, ему море по колено. Он — победитель, несмотря ни на какие трудности.

    Недаром в Америке говорят: «Don’t let them see you sweat», что буквально означает «Не позволяй им видеть, что ты вспотел», то есть «не показывайте никому, что вы — не в порядке». Станете показывать — решат, что вы — «лузер», неудачник (как переводит это слово одна моя добрая знакомая, «лузер — это тот, у которого вечно вся жопа в слезах»). Значит, надо быть бодрым, надо, чтобы все было «fine», и нет в этом никакого лицемерия, нет в этом ни малейшей бездуховности, а есть выработанная за несколько столетий манера поведения.

    Ну, а что в России?

    Россия никогда не была страной конкуренции, а в отсутствии демократии и демократических институтов вместо открытой конкуренции происходит скрытая подковерная борьба. Победителем становился не тот, кто выиграл в открытой борьбе, а тот, кто пользовался совершенно иными ресурсами. Побеждал не самый достойный, а самый ловкий, самый близкий к власти, часто — самый подлый. Отсюда и характерная подозрительность, которую вызывает в России успешный человек.

    Итак, как дела?

    Отвечаешь с широкой и радостной улыбкой «Отлично!»? Значит, рискуешь, что о тебе подумают, что ты — успешная сволочь, и постараются сделать так, чтобы тебе было не так уж хорошо. Лучше скрыть свои успехи и радости.

    Это, заметьте, совершенно не говорит о мрачном характере и тяжелой жизни русского человека. Это есть лишь проявление неких правил игры, которые выработались за долгие века.

    К чему это я? К тому, что мы постоянно делаем выводы, не отдавая себе отчета в том, что наш опыт неприменим к опы-ту абсолютно другому. А сделав выводы, мы руководствуемся ими в своих отношениях с другим человеком, а потом удивляемся, что отношения наши становятся все более и более холодными, а то и враждебными.

    Отсюда мой настоятельный совет: старайтесь, хоть ненадолго, слезть со своей колокольни и залезть на колокольню чужую. Это очень трудно, спору нет. Но, поверьте, игра стоит свеч.

    ТЭФИ будет жить!

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    В этом уверен президент Российской академии телевидения Владимир Познер. Более того, по его словам, в этом году к премии привлечено “не меньшее, а большее внимание”.
    “В этом году с предложениями участвовать в конкурсе обратилось свыше 450 разных программ и телевизионных лиц, что значительно больше, чем в прошлом, – отметил В.Познер. – В этом году были очень сильные финалисты”.
    Правила выбора лауреатов, по мнению президента Академии, в этом году были “наиболее близки к идеальной системе”, то, что финалисты конкурса определяются в гильдиях, “уменьшает влияние корпоративного голосования”.

    Вместе с тем президент телеакадемии признал, что “проблемы у ТЭФИ есть”, и необходимо “кое-что менять”. “Это мы и будем делать, – сказал В.Познер. – И я надеюсь, что, в конце концов, мы выйдем из этих передряг, более сильными, а не слабыми”.
    Комментируя увеличение числа номинаций премии в этом году, телеведущий заявил, что “50 номинаций, – это очень мало для телевидения, где такое количество разных профессий”. Он сравнил ТЭФИ с американской телевизионной премией ЭММИ, которая вручается более чем в 400 номинациях и выразил надежду на то, что “мы тоже дойдем до того, что каждый, кто занят в этой индустрии, будет понимать, что его работа ценится”.
    В.Познер не оставил без внимания отказ некоторых телеканалов от участия в ТЭФИ. “Я не хочу скрывать, что были сложности – в прошлом году НТВ вышли из состава учредителей вместе с ТНТ, в этом году ВГТРК не участвует программами, – признал глава телеакадемии. – Но претензии телеканалов, в общем, понятны, они будут учтены, и в следующем году все будет нормально”. Вместе с тем, В.Познер подверг критике тех, кто отказывается от участия в ТЭФИ, заявляя, что это неинтересно. По его словам, те, кому не нравится премия, “должны сдать свои ранее полученные награды, но что-то никто не сдает”.
    Президент Российской академии телевидения категорически опроверг слухи о том, что ТЭФИ в этом году проводится последний раз. “Есть люди, которые хотели бы похоронить ТЭФИ, но ничего у них не получится”, – заявил он. Правда, он не исключил, что в следующем году изменятся правила проведения телевизионного конкурса: “Надеюсь, что, по крайней мере, я не буду президентом. Я 15 лет этим занимаюсь и думаю, что в будущем году будет новый президент”.
    Церемония ТЭФИ состоялась 25 сентября. Первый канал завоевал 24 награды из 50

    источник: “Журналисты.Ру“

    Номинанты ТЭФИ-2008

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    В начале сентября прошли заседания восьми профессиональных гильдий Академии российского телевидения (“Игровое кино”, “Продюсеры”, “Создатели развлекательных программ и ток-шоу”, “Дизайнеры, промоутеры и художники-постановщики”, “Документалисты”, “Создатели программ для детей, просветительских и образовательных программ”, “Операторы, режиссеры и звукорежиссеры”, “Создатели информационных программ, репортеры и комментаторы”). На них определились тройки финалистов конкурса “ТЭФИ-2008″, а также состоялось тайное голосование по выбору победителей. Имена лауреатов будут названы 25 сентября во время торжественной церемонии, которая состоится в Малом зале Государственного Кремлевского дворца.

    Четырнадцатая по счету ТЭФИ войдет в историю не только неучастием в ней крупнейшего холдинга ВГТРК, но и изменением формата церемонии награждения. В этот раз она пройдет в один день, в который будут вручены “Орфеи” по всем 50 номинациям сразу – и в категории “Профессии”, и в категории “Лица”. Увы, впервые церемония ТЭФИ не будет транслироваться в эфире – пожелание это самой Академии или нежелание телеканалов (а возможно, дело в финансовых причинах), точно выяснить не удалось. Не состоится и традиционной пресс-конференции – церемония награждения будет освещаться лишь по сообщениям пресс-службы Фонда “АРТ”, а также в информационных выпусках и специальных репортажах. Избранные на праздник все же приглашены – это съемочные группы каналов-учредителей Фонда “АРТ” и программ, вышедших в финал конкурса. Позовут и журналистов печатных СМИ, оказывающих информационную поддержку ТЭФИ-2008, в том числе представителей “Независимой газеты”, являющейся информационным спонсором мероприятия.

    А пока мы решили ознакомить наших читателей если не со всеми финалистами, то хотя бы с тройками победителей в категории “Лица”. Итак, финалистами стали:

    В номинации “Информационная программа”: “Новостной выпуск, посвященный волнениям в Грузии” (телеканал Russia Today), “Новости “24″ с Михаилом Куренным (телекомпания РЕН ТВ), “Новости. Итоги дня” (телекомпания “Четвертый канал”, г. Екатеринбург).

    В номинации “Ведущий информационной программы”: Кевин Оуэн (новостные выпуски, канал Russia Today), Юлия Панкратова (“Новости”, Первый канал), Илья Доронов (“Новости “24″, телекомпания РЕН ТВ).

    В номинации “Ведущий информационно-аналитической программы”: Марианна Максимовская (“Неделя с Марианной Максимовской”, РЕН ТВ), Вячеслав Крискевич (“Главное”, “Петербург – 5 канал”), Евгений Енин (“Итоги недели”, телекомпания “Четвертый канал”, г. Екатеринбург).

    В номинации “Интервьюер”: Владимир Познер (“Одноэтажная Америка”, представлен компанией-производителем ООО “АС”), Борис Берман и Эльдар Жандарев (“На ночь глядя”, Первый канал), Юлия Мучник (“Интервью с шахматистом А.Карповым”, ТРК “ТВ-2″, г. Томск).

    В номинации “Ток-шоу”: “Закрытый показ”. “Груз 200″ (Первый канал), “Пусть говорят”, выпуск “Вечный огонь” (представлен производителем ООО “Новая Компания ТВ”), “Вечер с Тиграном Кеосаяном” (РЕН ТВ).

    В номинации “Ведущий ток-шоу”: Михаил Швыдкой и Елена Перова (“Жизнь прекрасна”, канал СТС), Александр Гордон (“Закрытый показ”, Первый канал), Андрей Малахов (“Пусть говорят”, представлен ООО “Новая компания ТВ”).

    В номинации “Развлекательная программа: образ жизни”: “Король ринга” (представлен ООО “Белая студия”), “Городское путешествие с Павлом Любимцевым” (телеканал “Домашний”), “Модный приговор”, выпуск “Дело о раздвоении личности, подруга против подруги” (Первый канал).

    В номинации “Развлекательная программа: юмор”: “Большая разница” (Первый канал), “Слава богу, ты пришел!” (СТС), концерт Михаила Задорнова “Уникальный народ” (РЕН ТВ).

    В номинации “Развлекательная программа: игра”: “Ледниковый период” (Первый канал), “Минута славы-2″ (представлена ООО “Красный квадрат”), “Кто умнее пятиклассника?” (СТС).

    В номинации “Ведущий развлекательной программы”: Николай Фоменко (“50 блондинок. Интеллектуальное шоу”, представлен ООО “Юнайтед Продакшн Групп”, показ: канал “Россия”). Иван Ургант, Гарик Мартиросян, Александр Цекало, Сергей Светлаков (“Прожекторперисхилтон”, представлены ООО “Синяя Студия”). Алла Пугачева и Максим Галкин (“Две звезды”, Первый канал).

    В номинации “Телевизионный художественный фильм, мини-сериал”: “Снежный ангел” (представлен кинокомпанией Russian World Studios), “Бой местного значения” (представлен производителем ООО “Феникс-фильм”, показ: канал “Россия”), “В июне 41-го” (Первый канал).

    В номинации “Телевизионный художественный сериал”: “Ликвидация” (представлен ЗАО “Централ партнершип”, показ: канал “Россия”), “Громовы. Дом надежды” (Первый канал), “Диверсант. Конец войны” (представлен ЗАО “Дирекция кино”).

    В номинации “Ситком”: “Агентство “Алиби” (представлен производителем ООО “Студия 2В”, показ: канал ДТВ), “Папины дочки” (СТС), “Счастливы вместе” (представлен производителем – продюсерским центром “Леан-М”, показ: канал ТНТ).

    В номинации “Исполнитель мужской роли в телевизионном фильме/сериале”: Владимир Машков (“Ликвидация”, представлен ООО “ДМ Студио”, показ: канал “Россия”), Андрей Леонов (“Папины дочки”, СТС), Евгений Миронов (“Апостол”, Первый канал).

    В номинации “Исполнительница женской роли в телевизионном фильме/сериале”: Дарья Мороз (“Апостол”, представлен ЗАО “Централ партнершип”), Мария Порошина (“На пути к сердцу”, представлен ООО “Про-синема продакшн”), Вера Алентова (“И все-таки я люблю…”, Первый канал).

    Лидерами по выходу в финал в обеих категориях (“Лица” и “Профессии”) стали: телесериал “Ликвидация” – в семи номинациях (кроме уже названных были отмечены режиссер, сценарист, оператор, продюсер и художник-постановщик сериала), программа “Король ринга” – в шести номинациях (эфирный промоушн, дизайн, спортивный комментатор, режиссер, оператор телепрограммы), шоу “Две звезды-2″ – в пяти номинациях (музыкальная программа, продюсер, режиссер, звукорежиссер). По три номинации у телесериала “Апостол”, программ “Сто вопросов к взрослому”, “Ледниковый период” и “Истории в деталях”. ТРК “Петербург – 5 канал” и англоязычный телеканал Russia Today стали финалистами также в трех номинациях каждый.

    Из 473 поданных на конкурс заявок 394 оказались из Москвы. Обращает на себя внимание и тот факт, что большое количество продукции представлено на конкурс производителями, причем продукции, вышедшей не только на ТНТ, НТВ и ВГТРК, но и в эфире Первого канала. Возможно, это было сделано для того, чтобы не возникало ощущения, что во многих номинациях Первый сражается с самим собой. Можно, конечно, заявить производителя представляющей организацией – но все равно всем известно, что “Пусть говорят”, “Король ринга” или “Минута славы” шли сами -знаете -где; в сложившейся ситуации практически отсутствия соперников (и наличия собственной качественной продукции) Первый, похоже, просто обречен стать фаворитом ТЭФИ-2008. Так ли это, узнаем уже через неделю.

    источник: Лениздат

    Встряска парламента пойдёт Украине только на пользу,считает Владимир Познер

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    Украина выйдет из политического кризиса и станет сильнее, ” в большем порядке”. Так считает известный российский журналист-международник Владимир Познер. В интервью радиостанции “Эхо Москвы” он сказал: “Все-таки там есть демократия определенная. То, что там происходит, это не простая вещь, но это нормальная парламентская борьба. И так оно и должно быть. Это меня, не могу сказать, что радует, но я на это смотрю позитивно.

    На контраргумент корреспондента ” А как же стабильность?”, журналист ответил: “Стабильность должна быть естественной. Когда она возникает, потому что все куски ложатся там, где они должны лечь, а не потому, что кто-то сверху взял большую палку и дал всем по башке, например. Нет, не тот случай. И мне очень интересно, что там происходит и я бы очень не удивился, если там, в течение весьма обозримого будущего будет другой президент”.

    Владимир Познер считает также, что Украина придет к парламентской республике.

    Отвечая на вопрос о возможной аналогии между Украиной и Грузией, журналист сказал:

    “Есть какая-то существенная разница между Украиной и Грузией и даже между этими нациями. Я не вижу, чтобы на Украине такое произошло. Там могут быть очень неприятные моменты, но почему-то у меня ощущение, что Украина из этого дела выйдет и выйдет сильнее и в большем порядке”.

    источник: “Журналисты.Ру“

    “Время” не будет на ТЭФИ

    Опубликовал 28 октября 2009 в рубрике Новости. Комментарии: Comments Off

    В информационной номинации не будут представлены программы еще нескольких федеральных каналов.
    Программа «Время» не будет представлена в номинации информационная программа вслед за отказом от участия передач «Сегодня» НТВ и «Вести» канала Россия. Именно потому, что в номинации не будет основных конкурентов «Первого», канал считает неправильным бороться за статуэтку. Это официальное объяснение руководства. В своем заявлении заместитель генерального директора Первого канала Кирилл Клейменов подчеркивает, что он и его коллеги с большим уважением относятся к информационным программам региональных телекомпаний. Именно он озвучил решение руководства снять программу «Время» с конкурса на заседании гильдии информационных программ, рассказал “Эху Москвы” президент Российской академии телевидения Владимир Познер.

    Сам он относится к этой информации лояльно и согласен с решением канала. При этом Познер не исключил, что Первый просто не хотел бы проиграть информационным программам региональных телекомпаний.
    Владимир Познер подчеркнул, что новостные программы Первого канала, России и НТВ не будут претендовать на ТЭФИ лишь в номинации «Информационная программа». В целом, они участвуют в конкурсе, поскольку выдвинуты и телеканалом и производителями, и поборются, например, в номинации «Лучший информационный ведущий». Напомню, в прошлом году от сотрудничества с ТЭФИ отказались телекомпании НТВ и ТНТ. Скорее всего, причинами этого стал целый комплекс проблем, о которых давно неофициально говорят академики: в частности, несовершенство системы голосования и отбора работ. ТНТ же вообще ни разу не попадал в число номинантов за все время существования конкурса. В этом году о своем отказе претендовать на ТЭФИ заявил холдинг ВГТРК, куда входит, в том числе, канал Россия. После этого Владимир Познер неоднократно заявлял, что готов покинуть свой пост президента Академии телевидения, поскольку премия ТЭФИ потеряла свою ценность. И вероятно, у нее нет будущего.
    В сложившейся ситуации в номинации «Информационная программа» финалистами стали: «Новостной выпуск, посвященный волнениям в Грузии» (телеканал Russia Today), «Новости «24» с Михаилом Куренным (телекомпания «РЕН ТВ»), «Новости. Итоги дня» (телекомпания «Четвертый канал», г. Екатеринбург). Отмечу, что впервые в этом году церемония вручения не будет транслироваться в эфире.

    источник: “Журналисты.Ру“