Опросы

Как вам интервью с Дмитрием Медведевым?

Посмотреть результат

Loading ... Loading ...

Поиск

Архив




  • Управление
  • Архив рубрики "Колонка В.Познера"

    Об ответственности

    Опубликовал 16 октября 1996 в рубрике Колонка В.Познера. Комментарии: Комментариев нет

    Лет одиннадцать тому назад, в городе Лос-Анджелесе, жюри присяжных вынесло оправдательный приговор в отношении О. Дж. Симпсона, обвинявшегося в убийстве своей бывшей жены Николь Симпсон Браун и ее друга Рона Голдмана. Симпсон, в прошлом звезда американского футбола и голливудского кино, был оправдан благодаря блестящей работе его адвоката Джонни Кокрана, который начисто обыграл представителей прокуратуры.

    Впрочем, слово «оправдан» вводит читателя в заблуждение, поскольку не отражает тонкости, содержащейся во всяком решении американского жюри присяжных. Происходит вот что: судья, зачитав пункты обвинения, обращается к председателю жюри присяжных с вопросом: «How do you find?» («Как вы находите?»), на что председатель жюри отвечает либо «We find the defendant guilty», либо «We find the defendant not guilty», то есть «Мы находим обвиняемого виновным» или «Мы находим обвиняемого не виновным». Но есть в английском языке еще и слово innocent, что значит «невинный». Применительно к обвиняемому, это слово означает, что он не совершал преступления. Если же произносится вердикт not guilty, это означает лишь то, что жюри не находит его вины. Быть может, не хватило доказательств, быть может, остались сомнения, а раз так, то вину подозреваемого признать невозможно. К тому же, чтобы вынести вердикт «виновен», требуется единогласное решение всех двенадцати членов жюри. То же самое для вердикта «не виновен». А если жюри не может прийти к согласию (это называется «подвешенное жюри»), то обвиняемого отпускают без вердикта, после чего его можно судить заново новым составом жюри присяжных, но если и оно не придет к единому мнению, дело прекращается.

    Вывод очевиден: закон сработан таким образом, чтобы присяжные судили максимально ответственно, чтобы признание вины человека было делом сложным, и возможным только в том случае, если все двенадцать присяжных считают его вину доказанной «вне разумных сомнений». Иначе его надо признать not guilty — что, вместе с тем, вовсе не означает, что он innocent, как и произошло с О. Дж. Симпсоном.

    Речь идет на самом деле об ответственности — в данном случае суда. Лучше оправдать виновного, чем осудить безвинного.

    Вспомнил я всю эту историю в связи с другой совсем свежей новостью, имеющей непосредственное отношение к О. Дж. Симпсону.

    Стало известно, что живущий на воле во Флориде неосужденный убийца О. Дж. Симпсон (подавляющее большинство американцев совершенно убеждено, что именно он зарезал свою жену и ее дружка) написал книгу с весьма интригующим названием: «Что если я сделал это?» Не только написал, но и нашел издателя. Не только нашел издателя, но и договорился с телевизионной компанией FOX, которая согласилась сделать вокруг выхода книги некое шоу с Симпсоном в главной роли.

    И тут началось. Средства массовой информации США подняли страшный шум, требуя не только отмены этой передачи, но и запрета на издание книги. К их голосам присоединились голоса буквально миллионов американцев, которых возмутили как цинизм самого Симпсона, желавшего подзаработать на крови убитых им людей, так и наглость издательства и телекомпании, тоже рассчитывавших на хороший куш.

    Да, Симпсон избежал наказания, силы обвинения оказались слабее сил защиты, его вина не была доказана beyond reasonable doubt («вне разумных сомнений»), но даже и это не совсем так: ведь вслед за уголовным процессом состоялся гражданский суд, который полностью признал вину подозреваемого и приговорил его к выплате трех с половиной миллионов долларов в пользу семей пострадавших.

    Словом, общественность возмутилась. И что бы вы подумали? Медиа-магнат Руперт Мэрдок, хозяин компании News Corp., частью которой являются упомянутые издательство и телекомпания, тот самый Мэрдок, который не раз и не два доказывал, что ему нет дела до общественного мнения, принял решение: ни книги, ни передачи о Симпсоне не будет.

    О чем идет речь? Да все о том же: об ответственности.

    Разумеется, если бы СМИ не подняли шум, Мэрдок с удовольствием заработал бы на интересе обывателя к этой теме. Но в том-то и дело, что этот протест поставил под угрозу репутацию не только канала FOX и издательства, но и самого Руперта Мэрдока. Так оказалось, что свобода слова также имеет некие ограничения, которые определяются ответственностью.

    А теперь предлагаю вам, уважаемым читателям, проиграть всю эту историю применительно к нашим реалиям.

    Вот, собственно, и всё.

    О календаре

    Опубликовал 16 октября 1996 в рубрике Колонка В.Познера. Комментарии: Комментариев нет

    Однажды все подданные английской короны — как те, которые жили в Великобритании, так и жители заморских колоний — проспали ровно двенадцать дней. Легли они спать в среду, 2 сентября 1752 года, и проснулись в четверг, 14 сентября. А дело было так: Указом Его Величества короля Георга II был принят Британский Календарный Акт 1751 года, в котором декретировалось, что день, следующий за средой, 2 сентября 1752 года, считать четвергом, 14 сентября. Так состоялся переход на так называемый григорианский календарь.

    История эта не только интересна, но и поучительна.

    Вся цивилизованная, с точки зрения римлян, Европа жила с 45 года до н.э. по юлианскому календарю, названному так в честь его изобретателя Юлия Цезаря. Его календарь состоял из одиннадцати месяцев, имевших 30 или 31 день, плюс один месяц — февраль — длиною в 28 дней, но к которому каждые четыре года добавлялся день двадцать девятый. Календарь отличался высокой степенью точности, отставая от солнечного всего на одиннадцать с половиной минут в год. Однако время шло, и к XVI веку это отставание составляло целых десять дней.

    В 1582 году Римский Папа Григорий XIII приказал календарь сдвинуть на десять дней и ввести механизм коррекции, суть которого была в том, чтобы исключить из всех веков, которые не делятся на 4 (например, 1700 или 1900) високосный год, оставляя его только для тех, которые делятся на эту цифру (как то 1600, 2000, 2100). Точность этого календаря чрезвычайно высока — он отстает от солнечного всего лишь на 26 секунд в год (отставание в 1 день, как легко посчитать, наступает через 3323 года).

    Вроде бы все логично. Но возникли возражения. Если бы этот календарь предложил какой-нибудь выдающийся астроном, все, может быть, обошлось бы. Однако предложил его Папа, глава Римско-католической церкви, и поэтому запротестовали страны другой веры, в частности, протестантские и, конечно же, православные. Это как же, возмутились они, католики будут нам диктовать, какому следовать календарю? Ну уж нет! Мы — верные последователи славного Гая Юлия (что странно, потому что Гай не был христианином).

    Правда, со временем некоторые одумались. Если страны католические, такие, как Франция, Италия, Испания, Польша и т.д., сразу приняли календарь григорианский, то Германия, Нидерланды, страны скандинавские и упомянутая Великобритания лишь постепенно тоже перешли, исходя, очевидно, из простого соображения: этот календарь точнее, а это важно как психологически, так и экономически. Идеология идеологией (а вряд ли кто станет говорить, что религиозное воззрение не является в своей основе идеологией), но практическая польза важнее.

    Тут должен сделать оговорку. Есть страны и народы, которые живут по лунному календарю — это преимущественно те, которые исповедуют Ислам. Есть такие, которые живут по солнечно-лунному — Китай, Израиль, индуисты, тамилы. Лунный календарь весьма отличается от солнечного, он часто «гуляет», чем и объясняется наличие в этих странах так называемых подвижных праздников. Но это совсем другая тема, да и цивилизации другие.

    Вернемся к своим баранам.

    Страны православные держались до последнего — в частности, Греция, которая только в ХХ веке приняла григорианский календарь. Россия оставалась юлианской до Октябрьской революции, но даже после принятия государством нового летоисчисления в 1918 году Русская православная церковь продолжала жить по-юлиански, да и народ тоже. Точнее сказать так: народу было на самом деле все равно, но тут появилась возможность праздновать целых два Новых года и легитимно напиваться до зеленых чертей. Кто же будет против такого?!

    Ныне в России в этом смысле (и не только в этом) полная вакханалия и смешение стилей. Более прозападная и считающая себя продвинутой публика празднует Рождество по григорианскому календарю — 25 декабря, хотя это не является государственным праздником, а затем все празднуют григорианский Новый год, который государственным праздником является. Потом уже совершенно официально страна празднует Рождество по-юлиански и, уже еле стоя на ногах от количества съеденного и выпитого за предыдущие две недели, отмечает юлианский же Новый год. Не слабо.

    На сегодняшний день Русская православная церковь отстает от солнечного календаря — и от всего следующего ему мира — почти на две недели. В этом, как мне кажется, есть нечто символическое. Почему-то при этом мне в голову приходят мысли о башнях и башенках Кремля, символа Российского государства, украшенные коммунистическими красными пятиконечными звездами и царскими двуглавыми орлами, о петровском триколоре и кумачовом флаге Вооруженных сил, о советской символике в виде горельефа земного шара с серпом и молотом на здании МИДа России (и не только), о царских лампасах на генеральских штанах. Одним словом, смесь нижегородского с французским.

    Хотелось бы, скажу я вам, какого-то осмысленного порядка, какой-то понятной системы координат, какой-то стройности в мозгах. Может, конечно, доживу до этого. Ведь признали все-таки, что Земля не плоская, что она не держится ни на слонах и ни на китах, что не солнце вращается вокруг нее, а она вокруг солнца. Правда, католической церкви потребовалось порядка пятисот лет, чтобы признать,что Галилей был прав, и чтобы извиниться перед сожженным ею Джордано Бруно.

    Так что могу и не дождаться. Как бы сказал Гай Юлий Цезарь, это случится ad calendas graecas — когда наступят греческие календы, то есть никогда, поскольку у греков не было календ.

    О Чаплине

    Опубликовал 16 октября 1996 в рубрике Колонка В.Познера. Комментарии: Комментариев нет

    Писать «в номер» — скучно. Почти никогда не делаю этого. А вот сейчас, еще в первой декаде февраля, пишу именно в апрельский номер, потому что 16 апреля родился горячо и нежно любимый мной Чарли Чаплин. Чаплин стоит у меня особняком, отдельно ото всех. Как это точнее объяснить? Ну, скажем, в футболе есть Пеле, а потом есть все остальные — блестящие, гениальные, выдающиеся. Но все они — потом. Или вот еще: есть Леонардо да Винчи, а потом все остальные — обожаемые, греющие сердце и душу, вызывающие смех и слезы, восторг и ужас. Но все они — потом.

    Конечно, это дело сугубо личное, но я-то как раз и пишу о сугубо личном.

    Чаплин сделал не так уж много полнометражных фильмов, к тому же сделал их давно, но смотрятся они сегодня, несмотря на техническое несовершенство, все равно как пьесы Эсхила.

    Помните последний кадр фильма «Огни большого города»? Прелестная и совсем недавно слепая продавщица цветов обрела зрение благодаря стараниям маленького, нелепого, со смешными усиками человека, без памяти ее любящего. Она никогда не знала, как выглядит ее благодетель, она лишь помнит прикосновение его руки. Она ждет его, и нет сомнения в том, что представляет его принцем. И вот он стоит перед ней, она его узнала, и, наконец — последний кадр: во весь экран, крупнее некуда, лицо Чаплина, зажавшего в зубах розу и смотрящего на нее глазами, полными невыразимого счастья, любви и безнадежности.

    Второго такого кадра не существует.

    Вообще-то Чаплина не любят. Я говорю не о зрителях, для большинства которых он просто «очень смешной». Я говорю о профессиональных режиссерах, актерах и критиках. Я их понимаю. Ну разве можно любить того, кто для тебя недосягаем? Как, например, критики накинулись на первый звуковой фильм Чаплина «Великий диктатор»! И то не так, и это, но особенно конец. Как же Чаплин не понимает, укоризненно писали они, что своей пацифистской речью в финале он испортил всю картину?!

    Помните сцену с надувным глобусом, в которой диктатор Хенкель сладострастно им играет — обнимает, подбрасывает, ловит, ловким взбрыком задницы подкидывает. А помните ли, какой музыкой сопровождается эта изумительная сцена? Музыкой Рихарда Вагнера из «Лоэнгрина». Почему Чаплин решил использовать здесь именно музыку Вагнера? А потому, принято отвечать, что Вагнер был шовинистом, антисемитом, и еще потому, что Хенкель, то бишь Гитлер, любил Вагнера.

    Правильно?

    Неужели вы думаете, что такой тонкий человек, как Чаплин стал бы использовать такую тривиальную метафору? Вспомните последнюю сцену, тот самый финал с пацифистской речью, обращенной к народам мира, и обратите внимание на то, какая там звучит музыка. Да, правильно: там звучит та же самая музыка из «Лоэнгрина», все того же Рихарда Вагнера.

    А почему опять она? Не случайно же, правда?

    Я разговаривал об этом со своей дочерью-композитором, которая, как и я, обожает Чаплина, знает о нем все. И пришли мы вот к какой мысли: музыка Вагнера абсолютно гениальна, но, как и всякое искусство, и в особенности музыка, она не предметна, не конкретна. В данном случае один и тот же музыкальный пассаж с совершенно одинаковой силой используется для иллюстрации и зла, и добра — двух противоположных явлений.

    Словом, не бывает искусства хорошего или плохого, народного или антинародного. Есть лишь искусство, а вот как оно используется — это уже совершенно другой вопрос.

    О бедности

    Опубликовал 16 октября 1996 в рубрике Колонка В.Познера. Комментарии: 3 комментария

    Нас трое. Мы стоим около гримерной в Останкино. Только что закончилась программа, посвященная проблеме бедных и богатых в России. Один из нас — это женщина, в России вполне известная, фамилию которой не стану называть, — говорит:

    — Года два тому назад Познер в программе сказал, что Америку из кризиса тридцатых годов вытащила государственная программа строительства дорог. Было создано много рабочих мест, дороги потянули за собой остальную экономику. За десять лет Америка не только встала на ноги, но пошла далеко вперед. Почему мы не поступаем так же?

    Второй — это был мужчина, еще более известный стране, да и вне страны тоже, — ответил:

    — Понимаете, у нас это невозможно, потому что какие бы деньги ни выделили на строительство дорог, половину обязательно сп… украдут. А что это значит? Это значит, что половина этих денег, не совершив никакой работы, осядет в чьих-то карманах, а потом попадет на рынок — ведь их будут тратить те, кто их украл. Но поскольку эти деньги взялись как бы ниоткуда, они будут чисто инфляционными и нанесут вред экономике. И вы поймите, — добавил он, — так происходит со всеми бюджетными тратами.

    Третий человек — это был я — пришел в замешательство и спросил:

    — Если это так, то что же делать? Если все чиновники «заточены» на то, чтобы «отпиливать» государственные деньги, то как быть? Я боюсь даже подумать о том, сколько было «отпилено» денег за последние пятнадцать лет, но не сомневаюсь, что речь идет о сотнях миллиардов долларов. Если бы эти деньги пошли в дело, а не в чей-то карман, проблема бедности в России выглядела бы совсем иначе.

    — Она, возможно, не стояла бы вообще, — заметил мой собеседник, — а если и стояла бы, то совсем не так остро. Что до выхода, то придется ждать. Нужны другие люди, другое поколение, которое иначе смотрит на жизнь, иначе понимает свои интересы и свою ответственность.

    — Значит, вы считаете, что коренная причина бедности в России — это коррупция? — спросил я.

    — А вы так не считаете? — спросил он в ответ.

    А что же я считаю?

    Я считаю, что у бедности несколько причин.

    Во-первых, реформы. Как сказал один человек, реформа — это болезненная операция, но если она правильно сделана, приводит к излечению больного. У нас реформы были проведены не лучшим образом.

    Во-вторых, залоговые аукционы. Это были никакие не аукционы, а чистое безобразие и уголовщина.

    В-третьих, очень распространенное среди русских людей желание получить что-то на халяву (любопытно, что такого понятия не существует в других европейских языках), например, от государства; вообще, комплекс Обломова сыграл, как мне кажется, злую шутку с Россией, равно как и мечты о золотой рыбке и «щучьем велении».

    Но есть еще одна совершенно поразительная вещь: оказывается, значительное число граждан живет в бедности и готово так жить и дальше. Точнее, не готово предпринять что-либо, чтобы вырваться из нищеты. Например — и в этом я убеждался неоднократно — не готово идти на любую работу.

    А еще я считаю, что все разговоры о борьбе с бедностью в России на самом деле полны лукавства. Борьбу с бедностью нужно начать с того, что признать проведенные реформы некачественными, признать залоговые аукционы грабежом (который нельзя отыграть назад, потому что это приведет к еще более тяжелым последствиям), признаться самим себе в любви к халяве, признать всеобщую повальную коррупцию и честно сказать, что одолеть эти проблемы может только смена поколений и никаких быстрых решений ждать не приходится.

    Вы видите какого-либо представителя действующей власти, который в предвыборное время скажет нечто подобное публично?

    Я — нет.

    »crosslinked«